26 июня 2014, 16:25, Юрий Попов, д.э.н., профессор Академии труда и социальных отношений, заслуженный деятель науки РФ

Кризис менеджмента угрожает России

Общепризнанно, что образование сегодня стало одной из глобальных проблем человечества. И особое место в ней занимает система п

Кризис менеджмента угрожает России

Социальное управление, т.е. управление людьми – дело крайне непростое. Конечно, и с ослом особенно своенравным справиться нелегко. Чтобы управлять автомобилем необходимо пройти соответствующую подготовку и получить водительские права. Но намного сложнее подготовить профессионального управленца, способного грамотно воздействовать на работников.

Эффективность любого специалиста зависит от его общеобразовательного уровня и от того, как его учили. Формально, у нас все обстоит благополучно: россиян с высшим образованием среди экономически активного населения больше половины. Но практика свидетельствует, что массовое образование несет в себе угрозу качеству знаний.

Критических замечаний в адрес наших управленцев более чем достаточно. Это касается начальников всех уровней: федерального, регионального, муниципального и уровня хозяйствующего субъекта. Для экономии места и времени поговорить преимущественно о менеджменте, т.е. системе управления в масштабах отдельного предприятия или организации. В этой сфере накопилось много проблем, что впору говорить о кризисе менеджмента.

Уровень наших познаний в этой сфере проявляется в повседневной жизни. Сегодня «менеджмент» стал модным словом – его используют, где надо и не надо. Обычного продавца у нас уже именуют «менеджером по продажам», а водителя уборочной машины – «менеджером-оператором». Импортированное понятие «сити-менеджер» до сих пор никак не может вписаться ни в теорию, ни в практику муниципального управления. Мне также режет слух, когда даже некоторые солидные журналисты и известные публицисты называют менеджерами губернаторов, министров и президента страны. Конечно, государственные деятели являются управленцами, но на другом – макроэкономическом уровне, имеющим свои принципиальные особенности и критерии.

Безусловно, многочисленные недостатки менеджмента нельзя взваливать исключительно на систему высшего образования. Международная практика убедительно доказывает, что морально-нравственные качества менеджерского корпуса являются одним из важнейших факторов эффективного управления. Но эти качества закладываются задолго до высшей школы: они формируются в семье, под влиянием СМИ, электронной информации и, наконец, являются результатом школьного образования. Могу лично свидетельствовать, что когда вчерашний школьник садится на студенческую скамью, то профессор имеет перед собой уже почти «готовый продукт» с точки зрения идей, убеждений и этических норм молодого студента. Надо учитывать, что детство сегодняшних студентов проходило в условиях бездуховности 90-х годов, когда многие из них воспитывались не на русских сказках, а на американских «мультиках-страшилках». Несколько позже их настольной книгой стали мистические приключения Гарри Поттера, а не произведения русских классиков. Основную часть времени эти подростки провели за компьютером, так и не познав радости и горести дворовых команд и принципов дворовой дружбы, взаимной поддержки, справедливости в борьбе и т.п.

Я далек от того, чтобы охаивать нашу молодежь. И среди моих студентов есть «умники» и «умницы», но их не более трети или даже четверти всего курса. Они вызывают у меня большое уважение, ведь их внутренний стержень выстоял под напором бездуховной идеологии, проповедующей культ «золотого тельца» и материального благополучия. Чего, например, стоит телевизионная реклама, где мальчик заявляет: «Когда я буду взрослым, у меня будет такая же крутая машина как у моего папы».

Надо учитывать, что свои первые познания о системе управления молодежь получает из школьных учебников, которые убеждают их, что американская, европейская и японская модели менеджмента являются образцовыми и должны стать предметом подражания для нас. После этого мы почему - то удивляемся, что по результатам социологических опросов, треть молодых москвичей «не исключает возможности своего переезда за рубеж на постоянное место жительства». Разве результаты подобных опросов не подтверждают, что мы понесли серьезное поражение в духовной битве, что наша постсоветская школа практически отказалась от своей традиционной воспитательной функции? И в этой связи как не вспомнить известное высказывание Отто фон Бисмарка, сделанное в конце XIX века, но не утратившее актуальности и в наши дни: «Войны выигрывают не генералы, войны выигрывают школьные учителя и приходские священники».

Деформация знаний о менеджменте продолжается и в системе высшего образования. Возьмем, к примеру, наши отечественные учебники по этому предмету. Строго говоря, их нельзя назвать «отечественными» - большинство из них являются компиляцией западных трудов и попыткой механического перенесения американской модели менеджмента на российскую почву.

Мне могут возразить: этого нельзя было избежать, ведь при советской системе государственного централизованного планирования, директора предприятий были управленцами, уполномоченными государством, но не предпринимателями и не менеджерами в условиях рыночной экономики. Кроме того, нельзя отказываться от зарубежного опыта.

Естественно мы признаем процесс глобализации теории и практики менеджмента, также как и роль зарубежного опыта. Однако, в глобальных (универсальных) теориях надо различать уходящие в прошлое исторические школы и новые подходы к проблемам социального управления.

Наш сегодняшний российский менеджмент во многом напоминает тейлора-фордовскую модель управления, которая недавно отметила свой столетний юбилей. Известно, что эта система управления построена на страхе наемных работников потерять в зарплате или еще хуже – быть уволенными. Эта же система предполагает жесткое нормирование труда за счет повышения его эффективности, т.е. из наемного работника пытаются максимально выжать все соки. На многих отечественных предприятиях все еще распространен прямой контроль, причем часто в грубой форме, когда, например, менеджер, через плечо работников проверяет, что тот делает. Естественно, подобная бесцеремонность оскорбляет человеческое достоинство квалифицированного работника.

Много в России и активных сторонников административной школы менеджмента. Конечно, и у нее есть свои неоспоримые достоинства, особенно, когда речь идет о поиске наиболее оптимальной организационной структуры предприятий. Но, вероятно, уже устарело стремление этой школы внедрить в систему управления армейский принцип: «приказ начальника-закон для подчинённых». Может быть, он и срабатывал в 30-х годах прошлого века, но не сейчас, когда квалифицированный работник отказывается быть «послушным солдатиком». Этот принцип тем более противопоказан российским предприятиям, где и без него чрезвычайно живучим остается традиционно авторитарный стиль управления. Административные разграничения функций и обязанностей между работниками также могут не способствовать формированию корпоративной солидарности. В практике российского управления можно наблюдать, когда один из работников обращается к своему коллеге за помощью, то последний заявляет: «Это не моя проблема».

Многие наши учебники по менеджменту заимствовали у своих зарубежных аналогов методологическую основу. Эти учебники изобилуют математическими формулами и графиками и пытаются представить менеджмент преимущественно как набор ряда технологических инструментов, позволяющих реализовать главную цель предприятий – получение экономической выгоды. Однако «чистой экономики» не может быть и особенно сегодня, когда существенно изменилась внешняя конкурентная среда, когда возросло значение государственного регулирования, трудового законодательства, международных социальных стандартов и многих других факторов, связанные с тем, что не финансовые, а человеческие ресурсы начинают играть решающую роль в корпоративном управлении.

В современной системе управления очень важно оптимально сочетать процесс глобализации управленческих компетенций с формированием национальной модели менеджмента. Действительно, с одной стороны универсальными чертами системы управления во всем мире становятся возрастающая роль человеческих ресурсов, человеческого капитала, социальных инвестиций. Универсальным следует считать и переход от силовых методов в отношениях между наемным трудом и капиталом к социальному консенсусу на основе системы социального партнерства.

Но с другой, - происходит одновременное формирование национальных или региональных моделей менеджмента: англо-саксонской, западно-европейской, японской, китайской. Каждая их них обусловлена уровнем зрелости рыночной экономики, особенностями исторического развития, конфессиональными традициями и местным менталитетом.

Одним из существенных минусов наших учебников по менеджменту, по моему мнению, является недостаточное внимание и место, которые уделяются в них историческим особенностям российской цивилизации. А ведь генетический код, формировавшийся веками, во многом определяет характерные черты и особенности сегодняшней российской модели менеджмента.

Практика уже доказала, что искусственное насаждение некоторых зарубежных приемов и методов менеджмента в российских условиях дает отрицательные результаты. Ограничимся только несколькими примерами.

Начнем хотя бы с того, что индивидуальный эгоизм, лежащий в основе американской модели менеджмента явно противоречит российской исторической традиции, в которой общее благо всегда было приоритетным по отношению к личным интересам. Надо учитывать, что американцы воспитаны на протестантской этике и ее принципах: «каждый отвечает только за себя», «человек сам делает себя» и т.п. Поощрение индивидуализма в системе управления стимулирует развитие нездорового карьеризма, перерастающего в «социальный дарвинизм», когда карьерист прибегает к любым средствам, только что бы продвинуться вверх по иерархической лестнице. В некоторых российских организациях, к сожалению, становится обычным явлением, когда ошибки кого-либо из работников вызывают скрытую радость у коллег.

Абсолютизация материальной мотивации труда также противоречит конфессиональным традициям, которые характерны для большинства россиян. Думаю, что не без влияния чуждых нам правил социально-трудовых отношений, мы отказались от практики наставничества и значительно сократили набор инструментов морально мотивации труда работников.

Во многих российских организациях заимствована зарубежная практика конфиденциальности размера вознаграждения работников и особенно топ - менеджеров. В российских условиях это порождает многочисленные слухи и домыслы, не способствующие формированию нормального социального климата. Может быть, следует сделать в этой сфере информацию более открытой, но в тоже время и объяснить причины различий в уровнях заработной платы раскрыть, конкретный вклад каждого работника в общую корпоративную деятельность. Что же касается вознаграждения руководителя, то было бы более эффективно оценивать их управленческие решения не размером прибыли, а достижением конкурентной способности. Во всяком случае, подобный подход, как мне представляется, в большей мере соответствовал бы традиционному принципу социальной справедливости.

Вероятно, уже пришло время, когда на основе переработанных программ должны появиться новые учебники отечественных авторов по менеджменту, в которых убедительно доказывались бы следующие вещи. Во-первых, современная система управления в глобальном масштабе обусловлена новыми вызовами социально-рыночной экономики, в которой человеческие ресурсы признаются решающим фактором устойчивого и долгосрочного развития. Во-вторых, главной задачей менеджмента становится не сиюминутная прибыль, а достижение конкурентных преимуществ. В-третьих, эффективными инструментами социального менеджмента все более выступают социальные инвестиции, система социального партнёрства, корпоративная социальная ответственность, социальный аудит и др. В-четвертых, российская модель менеджмента имеет свои характерные черты и особенности, обусловленные спецификой российской цивилизации, ее нравственными ценностями и менталитетом. В-пятых, накопленный за последние десятилетия опыт управления на отечественных предприятиях заслуживает специального изучения в нашей системе образования и большего места в отечественных учебниках по менеджменту.


Экономика Фондовый рынок перегрет: защитный актив – биткоин Фондовый рынок перегрет: защитный актив – биткоин

В наших предыдущих постах, мы уже рассказывали о том, что сейчас весь рынок от американского до европейского находится на пике. И инвесторы ищут новые пути получения прибыли.