16 июля 2014, 12:57, Эльга ЛЫНДИНА

КРАСАВИЦА сталинских лагерей

К столетию со дня рождения актрисы Татьяны Окуневской Ее главное амплуа было – красавица… Cлышу возражения: такого амплуа в актерском деле нет и никогда не было. Согласна. И все же настаиваю, предлагая принять мое суждение о Татьяне Окуневской как

КРАСАВИЦА сталинских лагерей

Но что было делать в советском кино актрисе, наделенной столь яркой, неординарной, отчасти и враждебной для господствующей системы индивидуальностью? Со столь аристократичной внешностью? И столь неукротимой гордостью, с которой никто так и не смог справиться на протяжении всей жизни актрисы? Как жилось ей в 30-е годы прошлого века, когда с отечественного экрана практически изгонялись персонажи из «бывших», тех, кто так или иначе имел отношение к дворянским или знатным купеческим фамилиям, да любого персонажа, в ком светилась порода. Татьяна Окуневская избегла подобной участи. Притом что активно снималась именно в 30-е. Она пришла в кино в 1933 году – случайно. Никогда не мечтала, подобно большинству ровесниц стать актрисой. Возможно, в этом равнодушии, изначальном стремлении к профессии более надежной сыграла ее любовь к отцу, бывшему царскому офицеру.

Тайная тревога никогда не покидала их дом. В застенках Лубянки исчезали друзья, родственники, знакомые Окуневских только за то, что были из тех самых «бывших». Забегая вперед, скажу, что спустя несколько лет такая участь все-таки постигла отца Татьяны Кирилловны и ее любимого двоюродного брата Льва… А пока будущая актриса после окончания школы училась на курсах чертежников. Что обещало ей вполне востребованную профессию и работу. В будущем думала об архитектуре, однако отдавая себе отчет, что ей «лишенке» (так назывались дети «бывших», которым запрещалось иметь высшее образование)(???). Страна жила дыханием огромных строек, вырастали заводы, фабрики, новые города, каналы. Нередко на костях заключенных. Идея была превыше всего, в том числе и отдельной человеческой жизни, с чем никогда не могла смириться бунтарка Окуневская. В то время, о котором идет речь, она была уже замужем, родила дочь. Муж работал на киностудии, но даже это не обращало иронический взгляд его красавицы жены на кинематограф. Пока не произошла, казалось бы, вполне банальная история, о которой рассказывают в десятках биографий известных актеров и актрис. Словом, некто, ассистент режиссера, встретил Татьяну Окуневскую на улице, сразу же оценил ее внешние данные и порекомендовал режиссеру Садковичу попробовать девушку на одну из ролей. С картиной у Садковича не сложилось, но эстафету принял его коллега, режиссер-дебютант по имени Михаил Ромм, начинавший работу над экранизацией рассказа Мопассана «Пышка».

Разумеется, ей досталась роль буржуйки Карре-Луадон, молодой жены весьма немолодого фабриканта. Очаровательной, капризной, недоброй мадам, которую в этом мире волнует исключительно она сама и ее благополучие. Окуневской, конечно, повезло: уже в дебютной ленте Ромм проявил блистательное умение в работе с исполнителями, с актерским ансамблем, в котором были Фаина Раневская, Галина Сергеева, Анатолий Горюнов, Андрей Файт. Снимал фильм оператор Борис Волчек, (отец Галины Волчек), подчеркнувший холодноватую правильность черт дебютантки.

Роль Карре-Луадон была второго плана. Но Татьяну Окуневскую заметили. Сильный характер избавил начинающую актрису от зажимов, свойственных начинающим актерам. Помоглио волевое начало. Пройдут годы, и это снова поможет Татьяне Кирилловне уже не на съемочной площадке, а в тюрьме…

«Пышка» вышла на экран в 1934 году. Трудно было поверить, что Карре-Луадон – ее первая роль. К тому же у Окуневской не было актерского образования. Но это не помешало новым предложениям сниматься. Она выбрала молодых и перспективных ленинградских режиссеров Александра Зархи и Иосифа Хейфица. Может быть, еще потому, что они предложили ей роль, совершенно противоположную тому, что она играла в «Пышке». В «Горячих денечках» – так назывался фильм Зархи и Хейфица – она была современной девушкой, покорявшей сердца командного состава танковой части. Но вскоре Татьяна Кирилловна проявила свой непокорный характер. Что-то не устроило ее в интонации одного из режиссеров. После чего был мгновенно собран чемодан: она решила уехать домой. Говорила мне, что в те минуты мысленно прощалась с кино, причем без особой скорби. Верила, что жизнь ее станет теперь гораздо спокойнее, что уйдет суета, связанная со съемками, но… В комнату вошел Николай Константинович Черкасов. Великий русский актер, снимавшийся вместе с Окуневской. Увидел собранный в дорогу чемодан, сомкнутое лицо актрисы, и все понял. Он не стал утешать, поучать, наставлять. И вместе с тем умно, бережно остерег от скоропалительных решений, которые могут обернуться потерями. И Татьяна Кирилловна осталась. У меня сохранилась запись нашей с Окуневской беседы, приведу фрагмент ее воспоминаний о Черкасове.

«Я общалась с Николаем Константиновичем Черкасовым долгие годы, вплоть до его последних дней. Этот человек, весь в регалиях, наградах, всеми почитаемый – неизменно оставался чутким, добрым, тонко чувствующим боль другого. Однажды он признался мне, что не может смотреть на экране два своих эпизода из «Горячих денечков» – настолько себе не нравится! Кажется, что ему, сыгравшему профессора Полежаева, Александра Невского, Ивана Грозного, – на фоне этих огромных побед – две сценки из старой картины? А вот ведь – мучился!»

Окуневская была также объективна, а порой иронична по отношению к собственным работам, и она с улыбкой говорила, что помнится ей из тех же «Денечков» только сцена на качелях. Когда я вспоминаю Татьяну Кирилловну, с которой мне довелось общаться много лет, мне кажется, что эти полеты вверх-вниз сродни судьбе самой актрисы. Возможность нормального существования для нее постоянно оставалась зыбкой. Хотя после роли Антонины Окуневскую причислили к сонму молодых отечественных звезд: актриса взлетает! В 1936 году Окуневская сыграла свою лучшую роль – гимназистку Лену в картине Юлия Райзмана по сценарию Евгения Габриловича «Последняя ночь». Райзман выбрал Окуневскую, как бы утверждая ее актерский имидж, который в разных вариантах прозвучит в будущем. Ее женщины существуют в сложных отношениях с окружающим миром, что обусловлено пережитыми социальными катаклизмами, потаенным нежеланием врасти в новую систему. Одни из них будут сопротивляться – как жена «военспеца» Вера Быкова в картине Леонида Лукова «Александр Пархоменко». Другие попытаются жить адекватно ненавистному социуму. Третьи, как Наташа Логинова из фильма «Это было в Донбассе», примут новый мир с восторженным пиететом и вечным идеализмом русских романтиков. Но у всех этих женщин надломлена душа.

Татьяна Кирилловна начала выходить на сцену. После ареста отца и бабушки вместе с маленькой дочкой и матерью она уехала в Нижний Новгород, где вступила в труппу местного драматического театра, которым руководил известный режиссер Собольщиков-Самарин. В Москве работала в Реалистическом театре Николая Охлопкова. В июне 1941 года Окуневская снималась в Киеве – наконец состоялась ее встреча с режиссером Садковичем, который первым приметил актерский потенциал Татьяны Кирилловны. Садкович снимал «Майскую ночь» по Гоголю, печальную Панночку играла Окуневская. 22 июня Киев стал одним из тех городов, которые первыми приняли удар германской авиации. Актриса вместе с коллегами эвакуируется в Ташкент, где вскоре получает предложение знаменитого режиссера Ивана Берсенева вступить в труппу Театра имени Ленинского комсомола и сыгратьна этой сцене Роксану в «Сирано де Бержераке» в постановке Серафимы Бирман.

Окуневская вспоминала:

Жизнь порой щедра на удивительные сюрпризы. От моей Роксаны в «Сирано де Бержераке» тянется прямая нить к фильму «Давид Гурамишвили». Притом очень смешная нить. Москва, лето, жара. Играем «Сирано де Бержерака». Плавлюсь в камзоле, в сапогах, с распущенными волосами. Иван Николаевич Берсенев, мой Сирано и мой главный режиссер,говорит: «Не хочется огорчать, но сегодня вы плохо играете». Иду расстроенная к друзьям в грим-уборную. Там машинально беру с чьего-то столика мушкетерские усики и прикладываю к лицу. И вдруг почти кричит актер Барский: «Знаете, на кого вы сейчас похожи? Господи, да на Петра I! Есть миниатюра, на которой он изображен с такими же усиками и в таком же кружевном жабо». И вдруг… получаю приглашение на роль цесаревны Елизаветы Петровны, дочери Петра, в картину «Давид Гурамишвили». Возможно, кто-то рассказал режиссеру о моем странном сходстве с отцом цесаревны?!

Часть эпизодов в «Давиде Гурамишвили» мы снимали в Зимнем дворце. Директор Эрмитажа, академик Орбели, закричал: «Кто у вас будет играть Елизавету Петровну? Комсомолка?» В ответ мы решили устроить для него блистательный спектакль – в качестве ответа. Поставили актеров в форме офицеров Преображенского полка, на каждой ступени белой парадной лестницы зажгли свет, и я стала спускаться сверху в роскошном платье и седом парике, сопровождаемая фрейлинами. Академик потерял дар речи. Он поверил в мою цесаревну. После чего разрешил съемки.

В то время Окуневская была женой писателя Бориса Горбатова. Собственно, для нее он написал две роли в сценарии «Это было в Донбассе». Горбатов одним из первых узнал о подвиге молодогвардейцев, отсветы легли на его повествование в той части, где возникает подпольщица Лена Логинова.Окуневская становилась все популярнее. Все как будто складывалось в актерской судьбе Татьяны Кирилловны до тринадцатого декабря 1948 года. Она отчетливо и навсегда запомнила его во всех подробностях.

«Меня арестовали тринадцатого декабря 1948 года в понедельник в шестнадцать часов. Обвинили в антисоветской агитации. Настоящей вины на мне не былоак на миллионах советских граждан, распятых властью».

Существует версия, что причиной ареста актрисы был ее роман с Иосифом Броз Тито. Пока югославский лидер был мил Сталину, власть спокойно закрывала глаза на увлечение маршала Тито с одной из самых красивых актрис. Когда же конфликт между Иосифом Виссарионовичем и Броз Тито вырос до международного масштаба, жертвой оказалась женщина. Вернувшись из лагеря, Окуневская как-то умело ускользала от прямого ответа на этот счет. Зато рассказывала о платье цвета огня, в котором танцевала с маршалом

«За шесть лет заключения я побывала в пяти лагерях. Год провела под следствием на Лубянке. Потом этапная Бутырская тюрьма. В камере человек восемьдесят, двойные нары, заключенные спят на полу. Но какие люди были рядом со мной! Почти у каждого потрясающая, удивительная судьба. Там я встретила новый 1950 год. В дверях камеры показался надзиратель. Я попросила: «Дайте нам как-нибудь знать, когда пробьет двенадцать часов». Через некоторое время что-то стукнуло – знак, что пришел Новый год. Мы заранее разлили воду в железные кружки, подняли их, шепотом произнесли тост и шепотом поздравили друг друга. После отбоя в камере должна была быть тишина. Но меня попросили спеть романсы Вертинского, пела я тоже шепотом. В эту ночь я впервые прочитала стихи Анны Ахматовой, они пришли ко мне от Ольги Бергольц. Потом первый лагерь в Джезказгане – закрытый спецлаг с номерами на шапке, на спине, на левом колене. Через все обыски и пересылки я умудрилась сохранить тряпку со своим номером СШ 768. Он и сейчас со мной. Права переписки мы не имели. За найденный листок бумаги – карцер. Я со своей подругой, парижанкой Жанной, терпеливо, долго собирала обрывки, клочки бумаги, чтобы написать письмо домой. Собрала. Написала. Вынести письмо из зоны должна была вольнонаемная заведующая аптекой. Она была моей поклонницей, рассказывала, что на воле идут фильмы с моим участием. Но моя фамилия, как и фамилии других, кого постигла такая же, как меня кара, из титров вырезаны. Заведующая аптекой ехала в отпуск в Москву, она обещала передать мое письмо из рук в руки маме. К счастью, так и произошло.

А через несколько дней меня отправили в Москву. Я обрадовалась: освобождают! Нет, снова Лубянка! Три месяца меня вообще никуда не вызывали. Август, сентябрь, октябрь… Только 12 ноября меня вызвал заместитель Берии Абакумов. После ужасной встречи с ним я провела еще тринадцать месяцев в одиночке. За это время Абакумов был арестован, но это не изменило моей судьбы. Снова лагерь, Каргопольлаг, между Вологдой и Архангельском. Поначалу участвовала в «лагерной самодеятельности, пока не отказалась поставить оперетту, за что была отправлена на лесоповал… Потом снова лагеря…. Пока не умер Сталин».

После реабилитации Татьяна Окуневская вернулась в Театр имени Ленинского комсомола. Сыграла одну из главных ролей в новом спектакле. Но через год ее сократили вопреки закону о реабилитированных. Актриса не стала бороться: слишком это казалось ей унизительным. Она прожила долгую жизнь, ушла, когда ей было восемьдесят восемь лет. Снималась в кино, спорила с режиссерами… Писала воспоминания. Ничего не вычеркивая из пережитого. Все называла своими именами. Меня в общении с ней всегда восхищала беспощадная трезвость и точность оценок. При всей ее женственности Татьяна Кирилловна была наделена мужским складом ума, исключавшим всякую сентиментальность. Нежность звучала в ее голосе только тогда, когда она говорила о внуке, Александре Липницком. «Несмиренная вы», – сказала я ей однажды. «И прекрасно. Кто-то же должен быть искренним…», – парировала она, синие глаза вспыхнули, качели взлетели, я ощутила, что полет так и остался до конца способом жизни этой удивительной женщины.

Источник: Эльга ЛЫНДИНА Темы: Татьяна Окуневская

Политика Экс-посол Франции рассказал об ожиданиях от встречи Путина и Макрона Экс-посол Франции рассказал об ожиданиях от встречи Путина и Макрона

Президенты России и Франции Владимир Путин и Эммануэль Макрон в ходе предстоящей встречи обсудят широкий спектр тем - от Ирана и Сирии до ситуации на Украине и муниципальных выборов в Москве, предположил бывший посол Франции в России Клод Бланшмэзон.

Экономика Фондовый рынок перегрет: защитный актив – биткоин Фондовый рынок перегрет: защитный актив – биткоин

В наших предыдущих постах, мы уже рассказывали о том, что сейчас весь рынок от американского до европейского находится на пике. И инвесторы ищут новые пути получения прибыли.