21 августа 2014, 10:48, Владимир МЫТАРЕВ

Русские снова в космосе

Два года назад Роскосмос объявил конкурс на подготовку эскизного проекта ракеты-носителя тяжелого класса на базе ракеты «Ангара». Российские ракетостроители предложили создавать новую ракету совместно с Украиной и Казахстаном, с исп

Русские снова в космосе

Любопытно, что зарубежные СМИ неоднозначно среагировали на сообщение. Вместо того чтобы порадоваться возможности воплощать в жизнь такие грандиозные проекты, некоторые обозреватели увидели в предложении делать совместную ракету… закат российской космической мысли. Стали говорить, что после ряда неудачных запусков Роскосмос окончательно перестал быть центром космической индустрии. Кстати, тогда же и украинские чиновники заважничали, считая, что центр космонавтики переместился в Киев.

Коллективный проект – вещь для космонавтики обычная. Так, с 1975 года существует Европейское космическое агентство, учрежденное 10 государствами (сейчас в ЕКА 19 членов). Причем наряду с Францией и Германией, на долю которых приходится более трети всех вложений, равноправными членами стали маленькие Швейцария, Люксембург или далеко не богатые Греция и Португалия. Совместные разработки агентства позволяют всем странам пользоваться достижениями космической техники – от долгосрочных метеорологических прогнозов до систем навигации. И никто при этом не упрекает ту же Францию или Германию в неспособности в одиночку реализовать такие проекты. Предполагаемые полеты на Луну, тем более на Марс – сверхдорогие проекты, и нет ничего удивительного, что в нынешней разработке «Содружества» в определенной мере возродится советская космическая промышленность, безусловный мировой лидер в свое время.

Для чего же потребовались заявления о «крахе российского космоса»? Да очень просто – Запад предпочитает культивировать образ России как страны отсталой (Верхней Вольты с ракетами), а россиянина как дремучего мужика в телогрейке и ушанке, согревающегося на вечной мерзлоте всем известной русской водкой и таинственным самоваром.

Исходя из таких представлений, в частности, развертывал свою акцию с санкциями против России Обама, до сих пор утверждающий, что «Россия ничего не производит», а потому любые ограничения высокоразвитого Запада нанесут ее экономике непоправимый ущерб. Его политический противник сенатор Маккейн признает все же, что российские углеводороды необходимы для Запада, потому обозвал нашу страну бензоколонкой.

Трудно сказать, что больше в таких заявлениях – невежества или хамства, но введенные и планируемые санкции на самом деле не столь безобидны, как пытаются их оценивать бодрые политологи и экономисты. Коль скоро фрукты и овощи из ЕС, изгнанные из России, сулят ущерба на миллиарды, а по ряду подсчетов – и десятки миллиардов евро, то технологические эмбарго и ограничения в работе банков против нас будут весить не меньше.

Наиболее уязвимой оказалась наша банковская система, плотно привязанная к мировой, которая, по сути, давно стала американской. В начале года нам продемонстрировали, как легким нажатием на
клавишу десятки тысяч клиентов отлучаются от управления своими деньгами при помощи пластиковой карты. Дальше – больше: сначала у зарубежных банков
выросли проценты кредитных ставок, а затем и вовсе отказали в кредитах. И не только российским заемщикам, но и иностранным, сотрудничающим с Россией. Наши банкиры оценивают ситуацию как не
смертельную, но весьма чувствительную. Банкирам придется подтянуть пояса, больше внимания уделять внутренним
займам. А главное – поучаствовать в формировании новых инвестиционных институтов, например, банков ШОС и БРИКС, способных на новых условиях обслуживать экономику развивающихся стран. И еще
существенное сопротивление диктату доллара может оказать выход из долларовой
зоны, взаиморасчеты в национальных денежных единицах или создание региональных валют.

Санкции в военной сфере, напротив, практически не затронули российские интересы, хотя именно они выглядят, если так можно выразиться, наиболее обидными. У военных и других силовиков есть немало общих интересов, в том числе и в борьбе с мировым терроризмом, и в сфере предупреждения военных конфликтов, и в проведении миротворческих операций. Закрытые на сегодня совместные проекты – потери не столь материальные, сколь моральные. И скоро ли российские силовики к ним вернутся, станут ли они вообще сотрудничать с иностранцами, большая проблема.

Наконец, американцы и в меньшей степени ЕС посягнули на «святое святых», на то, что подобно водяному перемирию в большинстве даже вооруженных конфликтов, – углеводороды. Американцы уже пытались вывести на мировой рынок свою нефть из госзапасов, чтобы обронить цену и разорить Россию. Но разожженная ими же война в Ираке и наложенное ими же эмбарго на Иран не позволяют сделать этого. Столь же авантюрной выглядит и попытка вытеснить из Европы российский природный газ американским сланцевым. Но вот блокирование «Южного потока», в который Россия уже вложила немалые инвестиции, и попытки задержать освоение арктического шельфа – это существенные помехи, требующие больших вложений и – главное – времени.

России, как и ее предшественнику СССР, уже приходилось переживать и частичные эмбарго (на высокотехнологичные изделия, на товары двойного применения) и полные. Кроме потери времени и ресурсов ничего это не дало. Конструкторская мысль россиян в таких условиях работала еще быстрее, а ограниченная в ресурсах промышленность искала нетривиальные решения. Если сопоставлять сегодняшнее положение российской науки с зарубежными странами, то нетрудно убедиться, что по многим параметрам она входит в топ-10 мировой табели о рангах. Кстати, о военном эмбарго – российская оборонная промышленность регулярно «перекрывает» иностранцев, включая США, по продажам оружия. Не здесь ли причина эмбарго, которое специалисты уже называют недобросовестной конкуренцией?

Вернемся к космосу, который Россия, несмотря на похоронные заявления Запада, продолжает осваивать, да еще и возит зарубежных специалистов на МКС, снабжает двигателями иностранные (в том числе и американские) ракеты, обеспечивает научными спутниками полмира. Новую тяжелую ракету (теперь уж и не знаю, будет ли она называться «Содружество») Россия построит сама. На днях Роскосмос предложил начать создание ракеты-носителя сверхтяжелого класса для полетов к Луне уже в 2016 году, чтобы сам ракетный комплекс был готов примерно к 2030 году, когда и планируется экспедиция к Луне. На первый этап работ необходимо 214,6 миллиарда рублей, а общая сумма затрат на создание ракетного комплекса сверхтяжелого класса близка к 500 миллиардам.

Дороговато, конечно. Но ведь не
хлебом единым жив человек. К тому же
развитие науки и новейших технологий, которые порождает космическая отрасль, воздадут сторицей, приведет к появлению новых материалов, источников энергии, неизвестных доселе гаджетов. Словом, проявит экономический эффект. Конечно, не заиграйся Европа в санкции, и ее
промышленности нашлось бы место в новом проекте. Но, как и полвека назад, Россия
справится в одиночку. Неплохо для
бензоколонки, которая ничего не производит?


Темы: космос

Экономика S&P подтвердило инвестиционный рейтинг России S&P подтвердило инвестиционный рейтинг России

Международное рейтинговое агентство S&P Global Ratings (S&P) подтвердило рейтинг России на инвестиционном уровне "BBB-", прогноз стабильный, говорится в кратком обосновании агентства.


Общество Дело прокурора Павлова все ближе к разоблачению провокации Дело прокурора Павлова все ближе к разоблачению провокации

Дело бывшего прокурора Безенчукского района Самарской области Андрея Павлова, которое в апелляционной инстанции рассматривает коллегия судей Самарского областного суда, приближается к своему логичному завершению.

Культура Lux aeterna   Lux aeterna

В сотворенном под ДА БУДЕТ СВЕТ – тот, кто его добудет. Ему мало и отраженного лунного, и мерцающего звездного, и немигающего света глаз, обращенных к нему. В саду, что вокруг, цветут и нега, и надежда, и страх, и мольба. Он поет небу о земной, а на земле бессонницей пытаются отсрочить свой вечный сон. Хор поет обреченно, герой вдохновенно. О том, что с утренней зарей победит, рассеяв мрак и растопив немоту сердца.