11 ноября 2014, 17:31, Любовь Лебедина

Послание из прошлого шахматиста и наблюдателя

В тот день, когда я должна была идти на презентацию книги Евгения Зноско-Боровского «Русский театр начала ХХ века», подготовленной к печати в издательстве «NAVONA» Александрой Заславской и Валерием Семеновским, мне на глаза попалась беседа с главным редактором газеты «Культура» Еленой Ямпольской в «Литературной газете». Бывшая выпускница театроведческого отделения ГИТИСа, рассказывая о множестве трудностей, с которыми ей пришлось столкнуться в продвижение обновленного издания, утверждает, что театральная критика умирает, что профильные издан

Послание из прошлого шахматиста и наблюдателя

Не скажу, что это заявление слишком удивило меня. В том, что бывший театральный обозреватель «Известий» охладела к анализу режиссерских трактовок, было видно по тем номерам нынешней «Культуры», где рецензии встречаются крайне редко. Ну, что ж, тут ничего не поделаешь, поскольку это выбор нового главного редактора, отмечающего со своими единомышленниками 85-летие возрожденного издания.

Зайдя в большой ярко освещенный зал музея – квартиры Марии Ермолой я увидела много знакомых лиц, среди которых были мои коллеги по критическому цеху, писатели, режиссеры, литературоведы. Неужели здесь собрались те, которых госпожа Янковская выбросила с «корабля современности»? - Подумала я, находясь под горьким впечатлением от статьи. Да ведь и Евгений Зноско-Боровский тоже не наш современник, а если и знаком постперестроечной России, то больше как автор книг по шахматам, в прошлом чемпионат Санкт-Петербурга и Берлина. И вдруг такой неожиданный альянс беллетриста- исследователя с аналитиком театрального процесса начала ХХ века в России. Неужели участник русско-японской войны, автор журнала «Аполлон», близкий друг Блока и Ахматовой, секундант Гумилева и Волошина, представитель древнего дворянского рода, родившийся в Павловске, был настолько наивен, что верил, будто его книга о режиссерских опытах Станиславского и Немировича-Данченко, Мейерхольда, Евреинова, Комиссаржевского и Таирова, изданная в Париже в 1924 году, заинтересует иностранцев? Или это был горький опыт умного наблюдателя, пытающего зафиксировать на бумаге и в памяти своих земляков период взлета русского театра, с которого начинается эра режиссера-автора? В каких - то случаях отвергающего примат драматурга над собой, а в каких-то следующих его замыслу, что фактически продолжается и по сей день.

Тут есть еще одна тонкость, или те грабли, на которые мы постоянно наступаем, обращаясь к истории русского театра, родившего под воздействием европейской школы лицедеев и потому не имеющего своего лица. И здесь надо отдать должное Московскому художественному театру, с которого началась история национального искусства перевоплощения от натурализма к реализму, а потом к условному символизму, к биомеханике Мейерхольда, к расцвету искусства представления русского Дель - Арте. И когда сегодня, некоторые критики укоряют режиссеров, что они отстали от европейского театра и жизнь человеческого духа на сцене уже никому не интересна, то хочется вспомнить слова Юрия Айхенвальда: «Горе искусству, когда центр его тяжести переходит в нем от внутреннего к внешнему».

Ведущий вечера Валерий Семеновский сказал, что Евгений Зноско- Боровский был лишен родовой советской травмы. Да, этот аристократ по происхождению и по духу, будучи в эмиграции, пытался понять, почему русская интеллигенция потерпела поражение в революции, и одновременно защищая ее, поскольку она продолжала творить под гнетом партийной цензуры. И он тоже, оказавшись далеко от Родины тоже творил, фактически существуя один, подобно героям Владимира Набокова, описывая историю театральной Атлантиды. Что тут не говорите, но бывают странные сближения, о чем напомнил Валерий Семеновский, перейдя к последней главе книги «Об Але», своему верному соратнику и жене, недавно ушедшей из жизни. Не случись ее встречи с первым изданием парижской книжицы Зноско-Боровского в букинистическом магазине, когда они вместе с Валерием работали в журнале «Театр», «не заболев» она этим уникальным исследованием, может быть, и не было бы нынешнего издания, верстку которого вычитывала уже в больнице. А значит и мы никогда бы так остро не ощутили связь прошлого с настоящим, по своей сути нерасторжимых, ибо мы есть то, во что верим, что дает надежду на будущее. В связи с этим хочется напомнить всем «не верующим» слова автора книги «Русский театр начала ХХ века»: «Во имя любви к прошлому, мы не должны добровольно отлучать себя от будущего… памятуя, что в искусстве всякая остановка или повторение есть всегда упадок».   


В мире Спецслужбы США причастны к переброске боевиков в Афганистан, заявили в ФСБ Спецслужбы США причастны к переброске боевиков в Афганистан, заявили в ФСБ

Американские спецслужбы причастны к переброске боевиков запрещенной в России террористической группировки "Исламское государство"* в северные районы Афганистана, сообщил руководитель 5-й службы ФСБ Сергей Беседа.


Общество Россиянам могут ограничить доступ к иностранным акциям, пишут СМИ Россиянам могут ограничить доступ к иностранным акциям, пишут СМИ

Банк России предложил разделить участников фондового рынка на категории и фактически закрыть новичкам на бирже доступ к ряду иностранных акций и "рискованных бумаг", пишет РБК со ссылкой на последние поправки к законопроекту о категоризации инвесторов.

Культура Фильм из Мексики признали лучшим посланием к человеку Фильм из Мексики признали лучшим посланием к человеку

В Санкт-Петербурге подвели итоги XXIX международного кинофестиваля документальных, короткометражных игровых и анимационных фильмов "Послание к человеку". Торжественная церемония награждения победителей состоялась в Государственной академической капелле Северной столицы.