27 ноября 2014, 13:50, Анастасия ФЕДОРОВА

Валентина Матвиенко раскритиковала министров за бездействие

На прошедшей неделе в высших эшелонах власти разгорелась дискуссия о ситуации в российской экономике.

Валентина Матвиенко раскритиковала министров за бездействие

Президент страны признал, что обесценение рубля отчасти вредно для российской экономики – «ограничители для тех отраслей производства, которые связаны с тем, чтобы закупать на доллары и евро, – у них ситуация ухудшается».  Но Владимир Путин считает, что ничего экстраординарного не произошло. Да, цены на нефть падают. Однако снижение курса рубля компенсирует для бюджета нефтяные потери. «Мы бюджет-то рассчитываем не в долларах – в рублях. Упала стоимость рубля, он немного обесценился на 30%. Мы раньше продавали товар, который стоил 1 доллар, а получали за него 32 рубля. А теперь товар продали на рубль, а получили 45. Доходы бюджета увеличились, а не уменьшились», – наглядно объяснил президент. «Но для бюджета ситуация не ухудшается – мы социальные проблемы решаем и будем решать уверенно. Наносят ли нам ущерб? Наносят, но не фатальный», – сказал Владимир Путин. И добавил, что те, кто ему не верит, могут поговорить с серьезными экономистами, «не такими, как он сам». Наивно думать, что Владимир Путин не понимает ситуации, в которой оказалась российская экономика. Скорее это выступление политическое: все нормально, все под контролем, в фирменном президентском стиле – «прекратить панику». Вообще всем своим видом в последние месяцы Владимир Путин излучает уверенность, показывает поведение лидера в сложной обстановке, настраивает свое окружение и всю страну на деловой конструктивный лад.

Однако, судя по всему, министры российского правительства его не слышат. Министр финансов Антон Силуанов предупредил россиян, что им придется «затянуть пояса».

«У нас уже не будет столько доходов, сколько полгода назад, не будет таких зарплат». По словам Силуанова, из-за санкций бюджет России недополучит порядка 40 млрд долларов, и еще около 100 миллиардов составят потери страны из-за ослабленного
рубля. «При 108 долларах за баррель мы были слишком богаты, а рубль был более крепок, чем реально мог себе позволить. Сейчас все приходит на свои места», – заявил Силуанов. Сейчас в правительстве решают, от каких не первоочередных трат страна сможет отказаться в ближайшем будущем. Очевидно, что сокращение бюджета на будущий год неизбежно, подчеркнул он. Полная противоположность выступлению президента. Также не понятно, почему надо менять бюджет, если его только что приняли. Не проще ли было требовать его пересмотра на стадии подготовки и рассмотрения?

Как известно, бюджет формируется в том числе на основе прогнозов, которые предоставляет Минэкономразвития. Только что утвержденный бюджет на будущий год исходит из цены на нефть в 100 долларов. Текущие цены опустились ниже 80…

А министр экономического развития, как ему и положено, прогнозирует рост российской экономики, хотя это и противоречит прогнозам Силуанова: «Мы надеемся, что в этом году уже темпы нашего роста будут не меньше, чем прогнозируются, – 0,5%. Скорее всего, будет немного больше. На сегодня мы имеем уже 0,8% роста ВВП... В следующем году мы планируем рост в 1,2%, потом – 2,3% и на следующий год – 3% роста. В целом это не те показатели, которые бы нам хотелось видеть, но это все-таки рост, и мы уверены, что добьемся этих показателей». Однако об источниках этого роста он особо не распространяется. Разве что говорит о поддержке экономики за счет раздачи денег из ФНБ и Резервного фонда. По мысли Минэкономразвития, госбанки и госкорпорации запустят крупные инфраструктурные проекты, которые в свою очередь станут локомотивами экономики. Ни слова о том, что, как это уже не раз бывало, эти деньги окажутся в офшорах. Но, похоже, главный расчет на то, что все вернется на круги своя: высокие доходы от продажи энергоносителей, отмена санкций…

А что же предлагает министр финансов? «Нам необходимо создать длинные ресурсы. В первую очередь это такие отрасли, как сбережение накопительных частей пенсий, страхование жизни и банки. Это те длинные ресурсы, за счет которых поддерживается бюджет большинства развитых стран», – считает Силуанов. И эти предложения вызывают лишь удивление. Какая накопительная часть? Какое страхование жизни?

Такой пассивный подход к управлению экономикой резко раскритиковала спикер СФ Валентина Матвиенко. «Все надеются на старорусскую сентенцию: «Эх, дубинушка, ухнем – потом сама пойдет». Конечно, можно принимать новые законы. Но они пишутся, как говорили древние римляне, для «бодрствующих». У нас же, по словам спикера СФ, многие еще «не отошли от рыночных грез».

В ее словах слышится серьезное беспокойство по поводу надвигающихся проблем и неспособности правительства их упреждать и решать: «Органам исполнительной власти не хватает воли и умения оперативно реагировать на ситуацию, – сказала Матвиенко. – В мою бытность вице-премьером сразу после дефолта 1998 года мы в правительстве ежедневно в форс-мажорных условиях принимали необходимые решения. И сегодня такая же ситуация, когда надо действовать оперативно, а не затягивать принятие решений в разных обсуждениях».

Матвиенко привела примеры недальновидности правительства. Первый из них – аномальный рост цен на дизтопливо. «Одной рукой государство дает субсидии сельскому хозяйству, дотации, другой нефтяники вынимают это из сельского хозяйства», – недоумевает спикер СФ. «Кто-то этим процессом управляет? Кто-то за это отвечает? Вообще пора перейти к персональной ответственности руководителей разного уровня за результаты своей работы», – говорит Матвиенко. Другой пример – импортозамещение в отечественной фармакологической отрасли. Как рассказала Матвиенко, в правительстве все «пошумели, помахали программами», но единственное, чего добилась исполнительная власть, это создание так называемых фармкластеров для привлечения инвесторов, которые строят заводы и занимаются потом только расфасовкой и упаковкой. «Где наши отечественные фармсубстанции? Вот сегодня запретят или под санкции введут лекарства, что мы будем делать?»

Не просто оперативное реагирование на возникающие проблемы, а радикальную смену экономического курса предлагает советник президента России Сергей Глазьев, который также критикует правительство за бездействие. В частности, по его словам, ни в одном документе кабинета министров или Центробанка не видно решения ключевых проблем российской экономики, связанных, например, с одной из острейших проблем – оттоком капитала. «По итогам 2014 года прогнозируется отток капитала из РФ на уровне 100-120 млрд долл., или около 5 трлн руб. Возврат иностранных кредитов до конца будущего года – примерно 130 млрд долл. – это еще 5 трлн руб. Внутренняя долларизация экономики, которая идет в связи с бегством от рубля, – еще не менее 1 трлн руб. Таким образом мы теряем около 11 трлн руб. – это практически половина денежной базы, которая сформирована в основном под иностранные источники. Уход этих иностранных источников лишает нашу экономику главного – нормального денежного оборота», – предупреждает Глазьев. И добавляет, что около 500 млрд долл. у России находится в офшорах, а значит, всегда есть опасность, что страна из-за геополитических разногласий однажды не сможет воспользоваться этими средствами. Важнейшая задача правительства – не просто заменить внешние источники внутренними, но и прекратить отток капитала, считает Глазьев. Выходом из этой ситуации, по его словам, могут стать введение налога на трансграничное движение капитала, деофшоризация экономики, а также капитализация институтов развития.

Свои методы борьбы с оттоком капитала предлагает глава Следственного комитета Александр Бастрыкин. Его ведомство подготовило законодательные новеллы, которые призваны затормозить вывод капитала из страны. Что это за предложения, Бастрыкин не рассказывает, призывая лишь к возврату полной конфискации имущества преступников.

Однако не Бастрыкин и не Глазьев управляют российской экономикой. А те, кто это делает, на прошлой неделе подверглись жесточайшей критике бывшего главы ЦБ Виктора Геращенко. «Мозги у правительства есть вообще? Надо было смотреть за экономикой. Почему все поля в Подмосковье в траве? А где овес, который был до 1991 года? Куда колхозы делись? Да все потому, что руководят экономикой «гайдары», которые никогда в ней не работали, писали какие-то диссертации на не пойми какие темы. Рыба гниет с головы. Во главе правительства сидят некомпетентные люди, которые всегда занимались административными департаментами с легким уклоном в существующее законодательство. Поэтому чего от них ждать-то? И цены у нас растут неспроста на основные товары жизнедеятельности,  по причине отсутствия конкуренции в производстве, а также жесткого контроля со стороны государства», – заявил Геращенко.

Президент страны признал, что обесценение рубля отчасти вредно для российской экономики – «ограничители для тех отраслей производства, которые связаны с тем, чтобы закупать на доллары и евро, – у них ситуация ухудшается».  Но Владимир Путин считает, что ничего экстраординарного не произошло. Да, цены на нефть падают. Однако снижение курса рубля компенсирует для бюджета нефтяные потери. «Мы бюджет-то рассчитываем не в долларах – в рублях. Упала стоимость рубля, он немного обесценился на 30%. Мы раньше продавали товар, который стоил 1 доллар, а получали за него 32 рубля. А теперь товар продали на рубль, а получили 45. Доходы бюджета увеличились, а не уменьшились», – наглядно объяснил президент. «Но для бюджета ситуация не ухудшается – мы социальные проблемы решаем и будем решать уверенно. Наносят ли нам ущерб? Наносят, но не фатальный», – сказал Владимир Путин. И добавил, что те, кто ему не верит, могут поговорить с серьезными экономистами, «не такими, как он сам». Наивно думать, что Владимир Путин не понимает ситуации, в которой оказалась российская экономика. Скорее это выступление политическое: все нормально, все под контролем, в фирменном президентском стиле – «прекратить панику». Вообще всем своим видом в последние месяцы Владимир Путин излучает уверенность, показывает поведение лидера в сложной обстановке, настраивает свое окружение и всю страну на деловой конструктивный лад.

Однако, судя по всему, министры российского правительства его не слышат. Министр финансов Антон Силуанов предупредил россиян, что им придется «затянуть пояса».

«У нас уже не будет столько доходов, сколько полгода назад, не будет таких зарплат». По словам Силуанова, из-за санкций бюджет России недополучит порядка 40 млрд долларов, и еще около 100 миллиардов составят потери страны из-за ослабленного
рубля. «При 108 долларах за баррель мы были слишком богаты, а рубль был более крепок, чем реально мог себе позволить. Сейчас все приходит на свои места», – заявил Силуанов. Сейчас в правительстве решают, от каких не первоочередных трат страна сможет отказаться в ближайшем будущем. Очевидно, что сокращение бюджета на будущий год неизбежно, подчеркнул он. Полная противоположность выступлению президента. Также не понятно, почему надо менять бюджет, если его только что приняли. Не проще ли было требовать его пересмотра на стадии подготовки и рассмотрения?

Как известно, бюджет формируется в том числе на основе прогнозов, которые предоставляет Минэкономразвития. Только что утвержденный бюджет на будущий год исходит из цены на нефть в 100 долларов. Текущие цены опустились ниже 80…

А министр экономического развития, как ему и положено, прогнозирует рост российской экономики, хотя это и противоречит прогнозам Силуанова: «Мы надеемся, что в этом году уже темпы нашего роста будут не меньше, чем прогнозируются, – 0,5%. Скорее всего, будет немного больше. На сегодня мы имеем уже 0,8% роста ВВП... В следующем году мы планируем рост в 1,2%, потом – 2,3% и на следующий год – 3% роста. В целом это не те показатели, которые бы нам хотелось видеть, но это все-таки рост, и мы уверены, что добьемся этих показателей». Однако об источниках этого роста он особо не распространяется. Разве что говорит о поддержке экономики за счет раздачи денег из ФНБ и Резервного фонда. По мысли Минэкономразвития, госбанки и госкорпорации запустят крупные инфраструктурные проекты, которые в свою очередь станут локомотивами экономики. Ни слова о том, что, как это уже не раз бывало, эти деньги окажутся в офшорах. Но, похоже, главный расчет на то, что все вернется на круги своя: высокие доходы от продажи энергоносителей, отмена санкций…

А что же предлагает министр финансов? «Нам необходимо создать длинные ресурсы. В первую очередь это такие отрасли, как сбережение накопительных частей пенсий, страхование жизни и банки. Это те длинные ресурсы, за счет которых поддерживается бюджет большинства развитых стран», – считает Силуанов. И эти предложения вызывают лишь удивление. Какая накопительная часть? Какое страхование жизни?

Такой пассивный подход к управлению экономикой резко раскритиковала спикер СФ Валентина Матвиенко. «Все надеются на старорусскую сентенцию: «Эх, дубинушка, ухнем – потом сама пойдет». Конечно, можно принимать новые законы. Но они пишутся, как говорили древние римляне, для «бодрствующих». У нас же, по словам спикера СФ, многие еще «не отошли от рыночных грез».

В ее словах слышится серьезное беспокойство по поводу надвигающихся проблем и неспособности правительства их упреждать и решать: «Органам исполнительной власти не хватает воли и умения оперативно реагировать на ситуацию, – сказала Матвиенко. – В мою бытность вице-премьером сразу после дефолта 1998 года мы в правительстве ежедневно в форс-мажорных условиях принимали необходимые решения. И сегодня такая же ситуация, когда надо действовать оперативно, а не затягивать принятие решений в разных обсуждениях».

Матвиенко привела примеры недальновидности правительства. Первый из них – аномальный рост цен на дизтопливо. «Одной рукой государство дает субсидии сельскому хозяйству, дотации, другой нефтяники вынимают это из сельского хозяйства», – недоумевает спикер СФ. «Кто-то этим процессом управляет? Кто-то за это отвечает? Вообще пора перейти к персональной ответственности руководителей разного уровня за результаты своей работы», – говорит Матвиенко. Другой пример – импортозамещение в отечественной фармакологической отрасли. Как рассказала Матвиенко, в правительстве все «пошумели, помахали программами», но единственное, чего добилась исполнительная власть, это создание так называемых фармкластеров для привлечения инвесторов, которые строят заводы и занимаются потом только расфасовкой и упаковкой. «Где наши отечественные фармсубстанции? Вот сегодня запретят или под санкции введут лекарства, что мы будем делать?»

Не просто оперативное реагирование на возникающие проблемы, а радикальную смену экономического курса предлагает советник президента России Сергей Глазьев, который также критикует правительство за бездействие. В частности, по его словам, ни в одном документе кабинета министров или Центробанка не видно решения ключевых проблем российской экономики, связанных, например, с одной из острейших проблем – оттоком капитала. «По итогам 2014 года прогнозируется отток капитала из РФ на уровне 100-120 млрд долл., или около 5 трлн руб. Возврат иностранных кредитов до конца будущего года – примерно 130 млрд долл. – это еще 5 трлн руб. Внутренняя долларизация экономики, которая идет в связи с бегством от рубля, – еще не менее 1 трлн руб. Таким образом мы теряем около 11 трлн руб. – это практически половина денежной базы, которая сформирована в основном под иностранные источники. Уход этих иностранных источников лишает нашу экономику главного – нормального денежного оборота», – предупреждает Глазьев. И добавляет, что около 500 млрд долл. у России находится в офшорах, а значит, всегда есть опасность, что страна из-за геополитических разногласий однажды не сможет воспользоваться этими средствами. Важнейшая задача правительства – не просто заменить внешние источники внутренними, но и прекратить отток капитала, считает Глазьев. Выходом из этой ситуации, по его словам, могут стать введение налога на трансграничное движение капитала, деофшоризация экономики, а также капитализация институтов развития.

Свои методы борьбы с оттоком капитала предлагает глава Следственного комитета Александр Бастрыкин. Его ведомство подготовило законодательные новеллы, которые призваны затормозить вывод капитала из страны. Что это за предложения, Бастрыкин не рассказывает, призывая лишь к возврату полной конфискации имущества преступников.

Однако не Бастрыкин и не Глазьев управляют российской экономикой. А те, кто это делает, на прошлой неделе подверглись жесточайшей критике бывшего главы ЦБ Виктора Геращенко. «Мозги у правительства есть вообще? Надо было смотреть за экономикой. Почему все поля в Подмосковье в траве? А где овес, который был до 1991 года? Куда колхозы делись? Да все потому, что руководят экономикой «гайдары», которые никогда в ней не работали, писали какие-то диссертации на не пойми какие темы. Рыба гниет с головы. Во главе правительства сидят некомпетентные люди, которые всегда занимались административными департаментами с легким уклоном в существующее законодательство. Поэтому чего от них ждать-то? И цены у нас растут неспроста на основные товары жизнедеятельности,  по причине отсутствия конкуренции в производстве, а также жесткого контроля со стороны государства», – заявил Геращенко.


Политика Дегтярев объявил о назначении нового зампреда хабаровского правительства Дегтярев объявил о назначении нового зампреда хабаровского правительства

Врио губернатора Хабаровского края Михаил Дегтярев сообщил, что Евгений Никонов из департамента здравоохранения Москвы займет в правительстве Хабаровского края должность зампреда по социальным вопросам.

Экономика В Совфеде ответили на предложение Минфина сократить расходы В Совфеде ответили на предложение Минфина сократить расходы

У Совета Федерации нет лишних средств, которые могли бы попасть под сокращение, заявил глава комитета верхней палаты парламента по регламенту Вячеслав Тимченко.


Культура В МХАТе имени Горького поют гимн России и строят грандиозные  планы В МХАТе имени Горького поют гимн России и строят грандиозные планы

Если отдельные театры, такие, например, как Вахтанговский примиряется к новой ситуации и не спешит встречаться со зрителем, запланировав открытие сезона на 1 октября замечательным спектаклем Римаса Туминаса "Царь Эдип", то и название премьеры пока держится в секрете.