12 декабря 2014, 13:58, Антонина КРЮКОВА

Эмигранты приезжают в Россию за своей мечтой

Лариса Садилова не нуждается в особом представлении – ее имя у всех на слуху с 1997 года, когда она стартовала как режиссер черно-белой картиной «С днем рождения!», не только ставшей событием отечественного «Кинотавра», но также получившей несколько престижных международных наград, в том числе премию Жоржа Садуля, призы МКФ в Мангейме, Котбусе, Братиславе, Кретее.

Эмигранты приезжают в Россию за своей мечтой

С тех пор успех сопутствует каждому ее фильму: «С любовью. Лиля» был отмечен призами в Роттердаме, Варшаве, на «Киношоке» в Анапе, ленте «Требуется няня» отдали свои голоса кинокритики и киножурналисты, присудив национальную премию «Белый слон». Драма «Ничего личного» стала лауреатом МКФ «Восток – Запад» в Баку, получила приз ФИПРЕССИ на Московском МКФ, не остался без наград и фильм «Сынок», и новая остросоциальная картина «Она», которая получила приз на кинофестивале «Лучезарный ангел», была куплена Первым каналом для «Закрытого показа». Но по непонятным причинам фильм был изъят из программы, о чем и рассказала нашему корреспонденту режиссер.

– Лариса Игоревна, герои ваших картин, как правило, обычные люди. Почему, на ваш взгляд, образ обычного человека исчез с экранов?

– Потому что сейчас не целесо-образно обращать на это внимание. Рынок требует патриотического кино, мыльных опер и немного артхауса, чтобы было чем обслуживать кинофестивали. Авторы нередко обращаются к образу обычного человека, но зритель не хочет ассоциировать себя с этими зачастую убогими героями.

В ситуации, когда государство дает на проект миллион, сценаристу ничего не остается, как писать сценарий для артхаусного, то есть бедненького кино – два объекта, три с половиной героя и чтобы было ничего не понятно. Само государство выстроило систему такой поддержки и наплодило артхаусных режиссеров с их непонятными фильмами.

– С чем связан ваш интерес к жизни простого человека?

– Я сама простой человек, родом из Брянска, у меня там много друзей и родственников и отчасти брянская жизнь положена в основу моих сценариев. Кроме того, я много езжу по стране, показывая свои фильмы, общаюсь с обычными людьми и знаю их проблемы. Когда я показывала картину «С любовью. Лиля» в Доме кино, то после просмотра меня какая-то тележурналистка спросила: «А почему вы снимаете кино про «них»?» Эта девушка даже не обратила внимания на то, что противопоставила себя практически целой стране. То есть для нее те, кто в провинции и деревне, уже не «мы», а – «они». А ведь основная страна как раз и состоит из простых людей, у которых своя жизнь, своя судьба, свои устремления, свои истории. И мне это интересно.



– А зрителям, как вы считаете, это тоже интересно?

– Вы знаете, с фестивалем «Сталкер» уже на протяжении пятнадцати лет я езжу по стране. И каждый раз после просмотра фильма обязательно встречаюсь со зрителем, потому что для меня очень важно знать, понимают ли то, что я снимаю, нужно ли, интересно ли это кому-то. Наверное, благодаря этому контакту со зрителем я продолжаю оставаться режиссером.

– Почему вы предпочитаете снимать свои фильмы в провинции – скажем, в Брянске, Кашире, в Орловской области, а не в Москве?

– Во-первых, там больше воздуха. Как можно сделать фильм в Москве с ее пробками, я даже не представляю себе это чисто технически. Тем более что недавно вышла какая-то директива, что надо оформлять заявку на съемки в Москве месяца за три до начала. Это и вовсе делает столицу неснимаемым городом. В провинции есть все необходимое для работы.

– Как правило, вы сами пишете сценарии для своих фильмов, есть ли желание снять фильм по чужому сценарию?

– Конечно, и я все время хочу найти готовый сценарий, влюбиться в него и снимать по нему фильм. К сожалению, так не происходит. Хороших сценариев мало, и хороший сценарий никто не отдаст. А еще мне интересно придумывать, а потом снимать это. Для меня процесс съемок фильма непрерывный. Начинается он с идеи, которой я хочу поделиться со зрителем.

– В фильме «Она» подчеркивается, что он основан на реальной истории – как вы ее нашли?

– Я была свидетелем этой истории, хотя лично не знакома с девушкой, оказавшейся в нашем дачном поселке и послужившей прототипом главной героини Майи, приехавшей из Таджикистана к парню, которого любила. Он ее позвал. Потом бросил и уехал к себе на родину, чтобы жениться на другой. Вот этот случай и послужил импульсом к написанию сценария, который создан вместе с Павлом Финном и продюсером Рустамом Ахадовым. В работе над текстом история постепенно обрастала подробностями, сюжетными линиями, новыми героями, связанными с ними обстоятельствами, ситуациями и т.д. То есть действие уже стало развиваться по своим законам. В любом сценарии обязательно присутствует реальная история или истории, а если их нет, то это плохой сценарий.



– В фильме вы избежали конфликтов на межнациональной почве. «Понаехавшие» герои-таджики не подвергаются такому явному насилию и унижению со стороны представителей правоохранительных органов или чиновников. Напротив, коренное население вполне толерантно относится к ним. Хотя, когда смотришь фильм, все время ждешь, что вот-вот что-то произойдет.

– Когда я начинала писать сценарий, главная героиня – таджикская девушка Майя была у меня плакальщицей на похоронах. Вот такая у нее была профессия здесь, в России – ее водили с одних похорон на другие. Но я убрала эту линию, потому что это не про то, что я хочу сказать. Средства массовой информации с обеих сторон «подогревают» ситуацию. Но я вижу, как живут, например, в том же Брянске гастарбайтеры и русские, – дружно, нормально живут. Мне стало ясно, что если буду снимать первый вариант сценария, то получится история, удобная больше для журналистов, чем для зрителей. И тогда я переписала сценарий, и даже во время съемок был перерыв, потому что перестала понимать, про что и для кого я снимаю фильм. А снимаю я для обычных зрителей и об отношениях между людьми разных национальностей. Героиня Надя живет уже семь лет с женатым парнем из Таджикистана, у которого на родине осталась жена и дети. Вот так и живут. Русская жена даже разговаривает с таджикской женой по телефону. Картина об этом, а не о политике. Конечно, можно было привнести сюда что угодно – в сценарии сначала было даже убийство одного из гастарбайтеров на той помойке, где они живут. Но это все лишнее, больше похожее на публицистику, и не имеет отношения к тому, что я хотела рассказать.

– Когда вы представляли фильм «Она» на фестивале «Лучезарный ангел», где ему присудили второе место в конкурсе игрового кино, то говорили о нужности для большинства зрителей.

– Картину купил Первый канал, и ее должны были показать с последующим обсуждением в программе «Закрытый показ». Но эта программа исчезла из эфира, так что никакого показа не будет. Мы попробуем предложить фильм на другие каналы – может, получится его продать. Сейчас по ТВ в основном идут ток-шоу, где без конца разговаривают о ситуации на Украине, как будто в самой России нет никаких проблем и нет никакой жизни. Или обсуждают «желтые» темы. Я же считаю, что именно эту картину надо показывать и обсуждать. Да, мы разные, однако все мы люди и должны относиться друг к другу по-человечески. Если вспомнить финал фильма, о котором некоторые говорят, что он слащавый, для меня заключается в том, что мигранты – особенно молодые – стараются оставаться здесь, потому что они приехали сюда, как в Америку, за своей мечтой. Вот это тоже надо учитывать.

– Главную роль таджички в картине сыграла Нулифар Файзиева – она непрофессиональная актриса?

– Нулифар снималась у нас, будучи школьницей, мы из Душанбе привезли ее на съемки. Сейчас она поступила в институт и вышла замуж. Практически все роли в картине сыграли непрофессиональные актеры, кроме нескольких исполнителей из брянских театров – это Наталья Исаева (Надя), Юрий Киселев (Борис) и др.

– Фильм идет с русским переводом, многие персонажи разговаривают на таджикском языке – для вас это было принципиально?

– Да, принципиально, потому что героиня не разговаривает и не понимает по-русски, на этом тоже строится сюжет. Глазами таджикской девушки мы видим закрытый для нас мир мигрантов.

– Во ВГИКе вы учились у Сергея Герасимова и Тамары Макаровой, об отношениях которых со студентами ходят легенды. Что для вас было главным в общении с ними?

– Любить человека – вот чему они нас учили, это был их жизненный девиз, который и стал нашим ориентиром во всех смыслах. Сергей Аполлинариевич часто говорил, что даже зайца можно научить играть на барабане, а вот воспитать хорошего человека не так-то просто. Наши мастера в первую очередь занимались именно этим – воспитанием хороших людей. Что важно для художника? – Очень четко разграничивать добро и зло и понимать разницу между ними. Если у тебя есть эта жизненная платформа, то ты уже не запутаешься, и никто не собьет тебя с толку. Они очень поддерживали нас и часто хвалили. Когда у кого-то не получался отрывок, то звучала фраза: «Это вне обсуждения». Они дали мне важные и ясные критерии понимания жизни. Мы постоянно разговаривали с ними на самые разные темы – и об отношениях мужчины и женщины, и о ситуации в государстве, и о творчестве в многообразных его проявлениях. Все это мы, конечно, впитывали в себя, влияло на характер и жизненные принципы каждого из нас. Это была человеческая и профессиональная база, которую уже никогда и никому не отнять.

– Как вам работается вместе с мужем-продюсером?

– У нас настоящий творческий союз, и работать вместе нам легко. Во-первых, мы вместе придумываем идею, потом обсуждаем, чем будем заниматься дальше, и останавливаемся на каком-то определенном проекте – не важно какого фильма: игрового, документального или сериала. Мне не приходится ему доказывать, почему целесообразно снимать ту или иную сцену здесь, а не в другом месте. То есть он в курсе, потому что стоял у истоков создания сценария. Я пыталась работать с другими продюсерами, но поняла, что для меня это ад, потому что сталкиваешься с людьми чаще всего некомпетентными, которым все время приходится доказывать, что ты не верблюд.

– Ваш сын уже окончил ВГИК?

– Нет, он ушел из ВГИКа. Видимо, потому, что поступил сразу после школы, не имея никакого жизненного опыта. Что, на мой взгляд, очень важно для профессии режиссера. Я же не хотела за него снимать, писать, как это сейчас принято во ВГИКе, когда родители за своих детей-студентов выполняют все задания. Может быть, я не права и надо было бы его подталкивать… Но я считаю, что режиссерской профессией должен заниматься только тот, кто хоть что-то испытал в жизни. Когда шестнадцатилетние мальчики и девочки поступают во ВГИК и начинают снимать кино – это неправильно, потому что им нечего сказать. Из-за этого имеем сегодня беспомощное, непрофессиональное кино. Сейчас добиваются, чтобы второе высшее образование сделали бесплатным. Бог в помощь!

– Что у вас в планах на будущее?

– Наша студия подала проект «Осенние каникулы» в Министерство культуры, и мы попали в резерв. Деньги обещают в декабре. Ждем. Это история о любви и муках творчества. История в чем-то автобиографическая. Сценарий всем очень нравится. В планах написать сценарий для сериала. Идея уже есть. А еще у нас почти готова документальная картина «Сельский показ», которую мы снимали летом в Курской области, где существует проект «Открытый экран», суть которого в том, что «кинотеатр на колесах» ездит по селам и показывает кино на открытом воздухе, а артисты филармонии выступают перед кинопоказом. Вместе с артистами мы в течение десяти дней ездили по разным селам и снимали происходящее. В итоге получился фильм про артистов, про деревню, а главное – про прекрасных сельских зрителей, которые, несмотря ни на что, не хотят, чтобы культура уходила из села. Очень надеюсь, что эту ленту покажут по телевидению.


В мире В Индии самолет выкатился за пределы полосы и развалился на части В Индии самолет выкатился за пределы полосы и развалился на части

В Индии самолет авиакомпании Air India Express при посадке в городе Кожикоде, штате Керала, выкатился за пределы взлетно-посадочной полосы, пилот погиб, множество пассажиров получили травмы, написал в Twitter экс-министр культуры и туризма страны Альфонс Каннантанам.


Культура Юные танцоры выступят в новом телесезоне Юные танцоры выступят в новом телесезоне

Проект телеканала "Россия – Культура", посвященный детскому и юношескому танцу, стартовал в январе 2020 года в новогодние каникулы и настолько понравился зрителям и самим участникам, что количество желающих увидеть продолжение и продемонстрировать свои таланты и умения превысило все ожидания. Поэтому было принято решение снимать второй сезон, где юные артисты вновь готовы танцевать.