20 декабря 2014, 11:51, Любовь ЛЕБЕДИНА

Будущее художественного лицея в руках Минкульта

На днях московскому академическому художественному лицею при Российской академии художеств исполнилось 75 лет. На большое торжество собрались выпускники разных поколений, от седобородых старцев до молодых мастеров. В трех просторных залах были выставлены картины учебного периода разных годов, и не совсем верилось, что их писали дети. Здесь и по сей день учатся вундеркинды, иногда наследники художественных династий, иногда самородки из дальних провинций.

Будущее художественного лицея в руках Минкульта

И, конечно же, царит особая, деловая атмосфера, потому что, как известно, художники не любят болтать языком, так как в основном работают руками, телепатируют зрачками глаз, вырабатывая особое чутье на цвет, форму, бесконечную линию. «Тут сосредоточен уникальный кладезь человеческого материала, которому может позавидовать любой научно-исследовательский институт», – сказал директор лицея Николай Николаевич Кузнецов. Нам удалось выловить в плотном кольце гостей двух педагогов этого лицея и расспросить о житье-бытье, а также, что их ждет в будущем.

Петросян Константин Лазаревич, руководитель скульптурного отделения.

– Как давно существует ваше отделение?

– Почти с моего прихода сюда, то есть 1971 года. Раньше на это отделение брали ребят старшего возраста, с 7–8-го классов, поскольку способности в этой области проявляются позже, чем в живописи. На днях нам сменили учредителя, и мы перешли под юрисдикцию Министерства культуры.

– Наверное, с экономической точки зрения он вам более выгоден?

– Не думаю. Дело в том, что в настоящее время Академия художеств не может быть учредителем государственного учреждения, как это было в 1992 году, когда наш лицей вывели из подчинения Минкульта и передали Академии художеств, подчиненной правительству.

– Неужели можно определить способность ребенка к такому сложному виду искусства, как скульптура?

– Можно, по глазам. Если глаза горят, то все сбудется. Конечно, они приносят свои рисунки, а способности развиваются уже в процессе учебы. Но при этом не надо путать одаренность к творчеству и одаренность к учебе. Ребенок может хорошо учиться, все схватывать на лету, но это не всегда означает, что у него есть дар. Вот такая – закавыка и здесь нельзя ошибаться, ведь речь идет о судьбе.

– Скажите, сегодня скульптура востребована в России, или она осталась в ХVIII – XIХ веках?

– Это искусство стало менее востребовано до 1991 года в силу идеологических причин. Так как государство было основным заказчиком. Сейчас ситуация изменилась. Появилась городская скульптура, взять хотя бы памятник Никулину у Цирка на Цветном бульваре. Появились частные заказы от новых русских, от субъектов Федерации.

– Ваша профессия принадлежит к разряду свободных художников, и в смысле материального существования не предсказуема. Ребята готовы к такой суровой жизни?

– Не забывайте, после окончания нашего лицея дети должны получить высшее образование, чтобы считаться настоящими профессионалами. Почти 90 процентов наших выпускников поступают в Суриковский институт, где скульптуру преподают большие мастера: Рукавишников и Переяславец. А мы в первую очередь развиваем чувства, помогаем их накоплению.

– Обучение у вас бесплатное?

– Да. В давние годы у нас был статус всесоюзного лицея, поэтому к нам приезжали дети со всего Союза и жили в интернате. Сейчас там обитают в основном ребятки из Московской области, и интернат заполнен наполовину, потому что родители из дальних регионов не могут себе этого позволить в материальном плане. К сожалению, у нас отсутствуют олимпиады, опять же из-за денег, которые должны способствовать выявлению талантливых детей.

– Неужели у вас нет спонсоров?

– Это вопрос не ко мне… В основном меценатами выступают родители, кто-то помогает отремонтировать электропроводку, кто-то косметический ремонт в классе сделать… Ведь ни для кого не секрет, что меценаты опасаются связываться с государственными учреждениями, даже если в них учатся дети. Когда я был директором лицея, то минимум художественных материалов: краски, полотна приобретались за счет школы. Сейчас это легло на плечи родителей. У нас даже стипендии были, но потом они куда-то уплыли…

– Но оклады у педагогов по художественным дисциплинам приличные?

– В среднем, 20 тысяч в месяц и почти целый день в лицее. Из-за этого многие уходят, держатся только истинные подвижники, которым не безразлично искусство будущей России.

– Наверное, именно такие люди помогли сохранить вашу школу во время Великой Отечественной войны?

– В начале войны она была эвакуирована в село Воскресенское в Башкирию, где сейчас функционирует музей и сохранились рисунки учеников той поры. С 50-го года наша школа находилась в Лаврушенском переулке, напротив старой Третьяковки. Выделили это здание потому, что к нам пришла учиться внучка Сталина. А нынешнее здание нам построили благодаря внуку Гришина.

– Ходили слухи, что это здание у вас собираются отобрать?

– Слухи возникли в связи с ликвидацией Дома художника, который находится рядом с нами, и строительством архитектурного ансамбля «Апельсин» по инициативе мадам Батуриной. Ну а поскольку ее мужа – мэра Юрия Лужкова – сняли, то идея заглохла. Только не знаю – надолго ли? Однажды мне сказали: если ваше здание находится в центре Москвы, вы никогда не сможете спасть спокойно.

Елизаров Виктор Сергеевич, руководитель художественного отделения.

– Я в этом лицее преподаю 25 лет. Меня друг сюда притащил Николай Коротков. Раньше я состоял в свободных художниках и продавал свои картины на раз, даже не успевал писать. Первые годы даже за зарплатой не приходил, не то что сейчас, когда спрос на русскую живопись у иностранцев упал.

– Выходит, с открытием «железного занавеса» – открылся и интерес к художникам России?

– Именно так. Ведь в нашей художественной школе слились воедино три европейские школы: итальянская, французская, немецкая, и все это обросло русскими традициями, хранителями которых мы сейчас являемся. Недавно я разговаривал со своей ученицей, которая после нашего лицея поступила в Римскую художественную академию. Так не поверите: все ходят вокруг нее и удивляются, где она так хорошо научилась рисовать...

Мы давно мечтали, чтобы нашим учредителем наконец-то стало Министерство культуры РФ, потому что Художественная академия не справлялась со своими обязанностями. Сейчас самое главное, чтобы новый учредитель взял нас такими, какими есть, а не такими, какими должны быть. Прежний министр тоже приезжал к нам, наобещал с три короба и уехал. Управленцы должны поговорить с нами, понять наши проблемы. Ведь только представьте, в школе 10 лет не было ремонта. И потом, как нас теперь будут аттестовать? Они могут прийти со своим директором, который станет все подчищать, и произойдут необратимые болезненные процессы, от которых можно будет умереть.

Мы храним наш лицей, и сейчас он держится только благодаря учителям поколения 80-х годов. Молодежь сюда не затащить, как только узнают, какая зарплата, ту же «ноги делают». Да что там говорить: вон сейчас мастерские художников облагают непомерным налогом, считают их чуть ли не предпринимателями. А настоящие предприниматели, вместо того чтобы картину купить, – приобретут три компьютера или в ресторане пропьют. Сейчас для художников наступило трудное время, время необразованных хамов в дорогих пиджаках. Хотя и это пройдет. Вот дед Третьякова воровал баржи с зерном на Волге, а его внук получил хорошее образование и понял, что лучше всего деньги вкладывать в изобразительное искусство, и после себя оставил память на века.

Наша школа академическая, и мы учим детей рисовать с натуры. И что бы там ни говорили на Западе, будто мы отстали, но на лотах «первую скрипку» играют русские передвижники. Ведь зарубежье не заинтересовано в нашем развитии, хотят кое-что почикать и превратить в колонию. И мы, художники, тоже на этом операционном столе. Они хотели, чтобы мы сдохли, а мы выживаем, и будем жить.


Политика Пушков прокомментировал готовность Трампа воевать с Турцией Пушков прокомментировал готовность Трампа воевать с Турцией

Российский сенатор Алексей Пушков прокомментировал готовность американского лидера Дональда Трампа к войне с Турцией, отметив, что еще не было такого, чтобы США угрожали ударами союзнику по НАТО.

Экономика Россия увеличила вложения в гособлигации США на 800 миллионов долларов Россия увеличила вложения в гособлигации США на 800 миллионов долларов

Россия в августе увеличила вложения в государственные ценные бумаги США на 800 миллионов долларов - до 9,3 миллиарда долларов, свидетельствуют данные американского минфина.


Общество Минтруд прокомментировал сообщения о массовых сокращениях в России Минтруд прокомментировал сообщения о массовых сокращениях в России

В Минтруде ответили на публикации в СМИ о грядущих сокращениях в российских компаниях и заявили, что показатели безработицы в следующем году сохранятся на нынешнем уровне.

Культура Судьба. – Игрок. - Маскарад. Судьба. – Игрок. - Маскарад.

Собрать программу 2-го Всероссийского театрального фестиваля "Лермонтовская осень Ставрополья" оказалось делом непростым. Директору Ставропольского академического театра вместе с его командой буквально пришлось выискивать на театральной карте России идущие в репертуаре пьесы Лермонтова.