26 декабря 2014, 13:37, Владимир Саришвили

Открыли памятник Славе Метревели

Много лет назад незабвенный Котэ Иванович Махарадзе, гостем которого автор этих строк неоднократно бывал, выдал такую вот сентенцию: «Если бы мне, как тренеру, нужно было показать, как красиво играют в футбол грузины, я бы поставил на левый фланг Мишу Месхи, а на правый – Славу Метревели. Но если бы мне позарез нужно было бы ещё и обеспечить результат, я бы поставил и на правый фланг Славу Метревели, и на левый фланг Славу Метревели».  

Открыли памятник Славе Метревели

А ещё ходил в советские времена анекдот: «Приезжает крестьянин в город из глуши горных селений, стоит перед плакатом «Слава КПСС!» - и чешет репу. «Кто такой Слава Метревели – знаю. А кто такой «Слава КПСС»?!».

Популярность Славы Метревели в многомиллионном СССР зашкаливала. И заработана была не регалиями едиными, не тем вовсе, что Слава Метревели (1936-1998) стал, пожалуй, самым титулованным грузинским футболистом века минувшего. Шутка ли – чемпион СССР 1960 и 1964 годов, обладатель Кубка СССР 1960 года, обладатель Кубка Европы (чемпион Европы) 1960 года, автор первого гола в финале),  а его имя целых девять раз вносилось в списки 33 лучших футболистов чемпионатов СССР № 1 — 1958—1962, 1964, 1965, 1968; № 2 — 1957. И не все ещё титулы перечислены. За что – великий почёт и уважение. Но на гребень волны народной любви вознесла Славу Метревели его феноменальная игра. 

Беккенбауэр и Метревели

«Украшением нашего футбола» назвал Славу Метревели старейший тбилисский музыковед, летописец шахматной и футбольной жизни Грузии  Гулбат Торадзе, в своей недавно вышедшей монографии «Грузинский футбол каким я его помню». Но разве украшением только нашего – советского, грузинского футбола был он? Разве не Славе Метревели рукоплескали трибуны стадионов множества стран земного шара? Не весь ли футбольный мир покорил Слава Метревели неповторимыми свойствами своего мастерства? 

Казалось бы, ещё вчера корреспондировал я в «Трибуну» об открытии в Тбилиси памятника Михаилу Месхи, прославленному соратнику Славы Метревели по футбольным сражениям.

Метревели в

И вот, буквально «по горячим следам» этого памятника, в Сочи во время празднования Дня города, у центрального стадиона, усилиями Союза грузин в России был открыт мемориал легендарному Славе Метревели, а информация об этом событии была размещена на сайте московской грузинской диаспоры. 

"Памятники вдохновляют нас, внушают уважение к истории.  Они призваны воспитывать в гражданах чувство гордости за предков. Сегодня у города появится новый очаг памяти, прославляющий профессиональный подвиг человека, прожившего свою славную жизнь в спорте, – заявил на открытии мемориала президент Союза грузин в России Михаил Хубутия. - Слава Метревели - один из лучших нападающих советского футбола 50–60-х годов, заслуженный мастер спорта, выступал за московское "Торпедо", тбилисское "Динамо". 

 Значительный вклад в создание мемориала внес сочинский филиал Союза грузин в России во главе с Гурамом Марусидзе.

 Право открыть памятник было предоставлено воспитанникам местного детско-юношеского футбольного центра – ведь Слава Метревали - уроженец Сочи, бывшего тогда центром Азово-Черноморского края. 

 Слава советского футбола. Сам Пеле пригласил Метревели сыграть в своем прощальном матче. А на родине ему назначили пенсию в... 6 долларов.

«Он летел стрелой, выделяясь неподражаемой пластикой и ловкостью, изяществом, он был настоящим каскадёром и в то же время атлетом, - продолжает свои воспоминания

Гулбат Торадзе. – Он был одним из самых элегантных и в то же время стабильных футболистов; он играл хорошо или ещё лучше, плохих игр его я не помню. Таким запечатлелся в моей памяти Слава Метревели, напрочь лишённый спортивного эгоизма и тщеславия, а иначе показатель его результативности голеадора был бы значительно выше. 

Красиво сказал выдающийся французский тренер аргентинского происхождения Эленио Эрера: «Месхи и Метревели - два крыла сборной СССР – чемпиона 1960».

Тем более удивительно, что на лондонский чемпионат мира – 1966 Месхи не взяли вообще, а Метревели выпустили только в последнем матче», - посетовал летописец грузинского спорта.

Работая в те годы на одно из центральных российских изданий, я напросился на интервью к Славе Метревели через… дядю Сёму Баркая, знаменитого центрфорварда. Соратник Славы по его годам выступлений за тбилисское «Динамо», давний и добрый мой знакомый, никогда не отказывал мне в посредничестве. Но тут я услышал… «Ты же знаешь, он болен, тяжело переживает своё состояние». «Знаю, знаю, дядя Сёма. Но вам же известно – в Москве узнали о его недуге, просили разобраться. А меня попросили написать. Может, мы его поддержим». «Ладно, попробуем», - услышал я вздох в мембране.

Слава Метревели жил на набережной Куры, в самом длинном тбилисском доме, весь первый этаж торца которого некогда занимал исторический Дворец бракосочетаний. «Главное, дядя Сёма, Славе будет приятно, что его не забыли в России», говорил я, семеня за своим именитым, согласно кивавшим головой, спутником.

Какое там забыли! Забегая вперёд, скажу, что сидя в своей «командировочной» комнате в Москве, я вскрывал письмо за письмом поддержки, а в некоторых лежали деньги, правда, небольшие. И это в Москве середины 1990-х! «Извини, родной, это всё, что могу», - запомнилась одна из приписок.

И кто бы теперь пошёл на такой наивно-романтический шаг, когда землю опутали системы денежных переводов! Ведь что бы стоило «получателю» просто переправить банкноты к себе в карман! Но тогда был болельщик другой психологии. Футболисты и зрители состояли как бы в родственных отношениях. А что делают, когда родственник заболел? Шлют материальную помощь.

 Минуя известный памятник «зятю Грузии» Александру Грибоедову, ныряем в арку, и – вверх по лестнице. 

- Знаешь, по окончании футбольной карьеры, а играл он до 35 – по тем временам феноменально долго – ему позволили стать владельцем хинкальной «Ниави» («Ветерок»). Тоже в СССР явление редкое, но с учётом его популярности…, - мы останавливаемся на лестничном пролёте. – На угощение к Славе ходили как на праздник, он и сам не забывал поддержать компанию. Кафе процветало, разумеется, принося убытки конкурентам. И однажды утром от него обнаружили только пепел…

- И у кого поднялась рука…

- Да. И для Славы настали очень тяжёлые времена.

Стучим в дверь с табличкой «Метревели». 1995 – света в Тбилиси нет.

 Открывает нам Татьяна Анатольевна, супруга и верная подруга Славы, сама бывшая спортсменка – баскетболистка, блондинка, полная энергии. 

Присоединяемся к скромному семейному обеду. Слава Метревели сидит во главе стола, он очень похудел, приветлив, но молчалив. 

- Я рассказываю ему о звонке из Москвы, где узнали о бедственном положении футбольного кумира… из Новгорода, от родного брата Славы – Карло Метревели.

Лицо Славы проясняется улыбкой. 

- Первый раз за столько времени он улыбнулся… - Татьяна Анатольевна словно глазам своим не верит. 

- А что же Вы, дядя Слава, так постничаете? Аппетита нет?

- Не волчий, - без улыбки отшучивается хозяин. 

- Помню, Майя Плисецкая спрашивала – что он ест, откуда такой высокий прыжок? А славина мама отвечала: «Всегда клевал как птичка». Зато мускулы на икрах стальные, после любой тяжести матчей как огурчик был, когда команда прямо в раздевалке на пол валилась, а потом все по 2-3 дня в себя приходили. Он не чувствовал усталости. 

- А правду говорят, что нужда вас до того довела, что пошли на барахолку продавать копию футбольного кубка «Нике», привезённого Славой из Лондона.

- Носила. 10 долларов просила. Тётушка одна говорит: «Что за странный подсвечник?».

- Какой, говорю, подсвечник. Это кубок, футбольный кубок. Потом присмотрелась – а ведь вправду – подсвечник. Даже двойной. В общем, продавать передумала.

Татьяна Анатольевна плеснула в выемку Кубка добрый глоток и и протянула «Нике» мне.

- Скажите тост.

- За великого Славу Метревели. Да здравствует солнце, да скроется тьма. За то, чтобы Вы, дядя Слава, присутствовали 29 марта на матче Грузия-Германия и порадовались нашей победе. 

Посредством коллеги из «Труда» Юрия Джафарова мы рассказали о невзгодах Славы Метревели его прославленному одноклубнику, в то время возглавлявшему родное «Торпедо» Валентину Иванову.

- Сделаем всё возможное, - сказал Иванов. – Хотя нас, к сожалению, разделили границы, о которых мы и не думали, когда выходили на зелёные поля… А Славу, как только он сможет без посторонней помощи перемещаться на большие расстояния, перевезём в нашу заводскую клинику. Там всё на высоком уровне. И для начала «Торпедо» выделит на лечение Славы 5 миллионов рублей. 

Однако врачи не разделяли оптимизма друга и коллеги Славы Метревели. Медики констатировали резкое сужение сосудов головного мозга. Кардинального улучшения так и не последовало…

На похоронах великого Славы я обратил внимание на одну деталь. Ни один из пришедших выразить соболезнование не воспользовался услугами лифта, хотя в тот день он работал. Стар и млад поднимались пешком…

 

Герд Мюллер – человек-гол
Ривера покорил Европу
Флориану Альберту аплодировал сам Пеле
Лев Яшин: Тернистый путь к "золотому мячу"


Общество Благовещенск хотят развивать за счет намывов Благовещенск хотят развивать за счет намывов

Возвести "новый город" возле моста через Амур, увеличить количество пешеходных улиц и намыть территории у слияния рек предложили участники Амурского экономического форума для развития Благовещенска.

Культура Они прожили длинную и счастливую жизнь Они прожили длинную и счастливую жизнь

На канале "ТВ Центр" 6 декабря в 8.20 в эфир выйдет документальный проект "Александр Лазарев и Светлана Немоляева. Испытание верностью", посвящённый одной из самых известных семейных актёрских пар, встречающихся в творческой среде крайне редко.

Спорт В Кремле прокомментировали ситуацию вокруг РУСАДА В Кремле прокомментировали ситуацию вокруг РУСАДА

В Кремле сожалеют о том, что комитет Всемирного антидопингового агентства (WADA) предложил отстранить Россию от международных соревнований, заявил пресс-секретарь президента Дмитрий Песков.