8 января 2015, 15:00, Евгения Тирдатова

Кинематограф попал в зону турбулентности

Каждый год мы прощаемся с кинематографом, предрекая его неминуемый конец. Но каждый год он упорно материализуется, превращаясь в нечто реальное в виде фильма для большого экрана. Соотношение «проходной продукции» и хороших фильмов остается всегда примерно одинаковым 1:10. Среди этих десяти один-два могут оказаться шедеврами. 

Кинематограф попал в зону турбулентности

 Искусство большого экрана живо, несмотря на мощное вторжение в его жизнь аттракциона под названием «блокбастер»,  алчного телевидения, неразборчивого Интернета, «пляшущих человечков» на экранах смартфонов.

 Кино по-прежнему обращается к главным проблемам бытия:  жизни, смерти, любви. Это «Любовь» Михаэля Ханеке, «Зимняя спячка» Нури Билге Джейлана, вгрызается в самую суть сегодняшней жизни - «Левиафан» Андрея Звягинцева, «Два дня, одна ночь» братьев Дарденн.

 Большое кино возвращается к своим черно-белым и немым истокам, к классическим формам  - польская «Ида», французский «Артист», испанская «Белоснежка», российское «Испытание», доказывая свои права, присущие именно этому виду искусства.  

Легких времен у нашего кинематографа никогда не было. Поэтому факт катастрофического падения рубля, с которым мы вместе с нашим кино впадаем в новый, 2015 год,  в кинематографических кругах был воспринят стоически. Особенно в кругах независимых продюсеров, которые давно уже не надеются(???) на помощь от государства,  привыкнув надеяться(???) только на самих себя.

Каковы же итоги уходящего 2014 года? Для мирового кинематографа в целом они были неплохими. Критики разных стран, и российские в том числе, накануне Нового года традиционно составляют списки лучших из лучших фильмов.  Так, фильм «Ида», признанный на недавно прошедшей в Риге церемонии вручения призов Европейской киноакадемии лучшим европейским фильмом года,(???) в списки российских критиков. В числе лучших чаще других называется американское «Отрочество» («Серебряный медведь» Берлинского МКФ) – на этом сходятся и российские, и зарубежные критики, к которым присоединяется и автор этих строк. Это уникальная, новаторская и в то же время классически простая картина. Ричард Линклейтер снимал ее в течение двенадцати лет, время от времени вызывая на съемки одних и тех же исполнителей, наблюдая за взрослением(???) детей и старением взрослых(???), и сказал о «средней Америке», может быть, больше, чем кто-либо  говорил.

Для российского кинематографа весь год был напряженным. К его концу он оказался в сильной «зоне турбулентности». Мощный, яростный «Левиафан» Андрея Звягинцева, безусловный лидер отечественного кинематографа, вступает в последний этап борьбы со своими основными конкурентами этого года. «Золотую пальму» Канн он уступил турецкой «Зимней спячке», увезя с Круазетт лишь приз за лучший сценарий (Андрей Звягинцев и Олег Негин). Приз Европейской киноакадемии ушел к польской «Иде», она и является сейчас основным конкурентом «Левиафана» в борьбе за «Золотой глобус» - приз иностранной прессы, аккредитованной в Голливуде.

«Золотой глобус» - первая ступенька к «Оскару», на который от России и выдвинут фильм Звягинцева. В атмосфере западной антирусской истерии сложно рассчитывать на признание российского кинематографа в США, и все же хочется надеяться, что здравый смысл и художественное чутье возобладают и что там будет услышан голос художника, снявшего острокритическую картину о бесправии человека в коррумпированном обществе.

Запрет на ненормативную лексику (закон вступил в силу 1 июля 2014 года)  и на выдачу прокатных удостоверений фильмам, которые используют ее, - одно из главных событий киногода. Это вызвало противоречивую реакцию в среде кинематографистов. Доказать и признать, что данный персонаж не может выразить свои мысли и эмоции никаким иным способом, кроме матерного языка, и это называется реализмом, а не хулиганством, невозможно. Под действие закона попали такие яркие картины года, как «Комбинат «Надежда» Натальи Мещаниновой, «Да и да» Валерии Гай-Германики. Кстати, сегодняшняя мода на кино без диалогов (то же «Испытание» Александра Котта) подоспела весьма кстати.

Противостояние министра культуры Владимира Мединского и рядовых кинематографистов в этом году – по поводу единоличного выбора «кого казнить, кого миловать», чей проект финансировать, кто «дискредитирует» образ России (режиссер Виталий Манский, например), а также дальнейших судеб Музея кино и НИИ киноискусства,  нарастало со скоростью, похожей на скорость падения рубля. К концу года оно даже вызвало агрессивную реакцию министра, выразившуюся в употреблении вульгаризмов по отношению к фильмам, которые он не намерен поддерживать. 

А теперь обратимся к статистике. В 2014 году государством на кинопроизводство было выделено 6 миллиардов рублей. Эти средства были разделены приблизительно поровну между Министерством культуры (которое поддерживает дебютное, авторское, экспериментальное, документальное и анимационное кино)  и Фондом кино (которое поддерживает коммерческие проекты). Из 3 миллиардов, доставшихся Фонду кино, 40% он выдал проектам на условиях возврата. Эта новая схема финансирования, по которой выделенные Фондом деньги должны быть возвращены после проката, среди российских продюсеров вызвала негативную реакцию. Продюсер Сергей Сельянов считает, что принцип возвратности субсидий Фонда кино губителен для российского кинематографа. Об этом он заявил на итоговой пресс-конференции секции кино Международного культурного форума, который проходил в декабре в Петербурге. По мнению Сельянова, возврат 40% выделенных государством средств по силам только лидерам, и эта практика приведет к разорению мелких кинокомпаний. Он отметил, что уже обанкротилось «20 хороших продюсерских компаний». Сельянов также отметил, что попытка ввести квоты на показ российского кино применительно к частным кинотеатрам и кинопрокатным сетям — это покушение на частную собственность. В числе получивших господдержку от Фонда кино в этом году - «Горько-2», продолжение комедии «Горько», ставшей самым прибыльным российским фильмом за всю историю отечественного кинопроката. Однако невольно задаешься вопросом, зачем же нужно «поддерживать» столь успешно начатый проект?  А вот цифры, наглядно показывающие фильмы каких стран приносят  в российском прокате наибольшую прибыль. Лидируют США (50,78%), далее - Великобритания (12,98), Россия (9,92), Германия (4,45), Франция (3,73) и Китай (3,36). Доля «других» составляет 14,78 процента. «С лета у всех дела пошли плохо», - констатируют этот грустный факт российские прокатчики. Посещаемость российских кинотеатров начала падать во втором квартале, а осенью снизилась и выручка. В итоге киносети оказались перед непростым выбором: либо повышать цены на билеты, либо уходить из торговых центров, собственники которых не хотят снижать ставки аренды. Дело в том, что арендная плата берется в долларах и евро, так что из-за скачков курса рубля она для киносетей резко возросла.

И все же показатели зрительской посещаемости(???) не выглядят столь уж мрачными. Эксперты прогнозируют даже возможный рост посещаемости(???) в будущем году на фоне тяжелых экономических проблем. Ведь кино - это наиболее доступный вид досуга, в пользу которого, в больших городах, жители, возможно, откажутся от ресторанов и других более дорогих способов отдыха. Общеизвестно, что в годы Великой депрессии в Соединенных Штатах Америки резко возросла зрительская посещаемость.

Итак, 2014-й киногод заканчивается. Заканчивается в яростных спорах, конфликтах, сомнениях и тревогах по поводу будущего. И все же он запомнится «Левиафаном», фильмами прославленных мастеров Андрея Кончаловского («Белые ночи почтальона Алексея Тряпицына») и Никиты Михалкова («Солнечный удар»), Александра Котта («Испытание»), Ивана Твердовского («Класс коррекции»), Оксаны Бычковой («Еще один год»), Натальи Мещаниновой («Комбинат «Надежда»), Анны Меликян («Звезда»).  

      1 марта в «Ночь и туман», в «Мариенбад», в «Хиросиму» тихо ушел Ален Рене, завещавший нам «Любить, пить и петь».  5 декабря в свою чудесную «Республику ШКИД» отправился Геннадий Полока, вернувший нам «Броненосца».  Мы перевернули еще одну страницу истории французской «новой волны» и советского «кино оттепели»…Так пусть же не иссякнет источник света, который пришел с этими  фильмами.


Экономика Фондовый рынок перегрет: защитный актив – биткоин Фондовый рынок перегрет: защитный актив – биткоин

В наших предыдущих постах, мы уже рассказывали о том, что сейчас весь рынок от американского до европейского находится на пике. И инвесторы ищут новые пути получения прибыли.