19 января 2015, 10:32, Михаил Садчиков

Иван Ожогин днем сыграл Джекилла-Хайда, а вечером – Воланда

Иван Ожогин, лауреат премии «Золотая маска», самая большая знаменитость российских мюзиклов, пополнил свою коллекцию громких ролей еще одной. Точней, двумя! Ведь в новом спектакле Санкт-Петербургского Театра музыкальной комедии – знаменитом мюзикле «Джекилл и Хайд» – 36-летний артист исполнил сразу две роли – блестящего лондонского врача, сэра Генри Джекилла и маниакального злодея-убийцы Эдварда Хайда.

Иван Ожогин днем сыграл Джекилла-Хайда, а вечером – Воланда Автор фото: Михаил Садчиков, Татьяна Мироненко

«Джекилл и Хайд» принадлежит перу американского композитора Фрэнка Уайлдхорна, кстати, выходца из семьи с русскими корнями. Мюзикл написан в 1990 году по мотивам повести Роберта Льюиса Стивенсона «Странная история доктора Джекилла и мистера Хайда». Композитору из Гарлема было в ту пору всего 30, и в свой первый опус, подобно Эндрю Ллойд Уэбберу, фактически дебютировавшему с шедевральной рок-оперой «Иисус Христос – суперзвезда», Уайлдхорн вложил каскад мелодий и страсти.

Московским любителям мюзиклов «Джекилл и Хайд» знаком по постановке на сцене Театра имени Моссовета 2005 года, где в режиссерской интерпретации Павла Хомского играл не кто иной, как народный артист России Александр Домогаров. Петербургский театр предложил свою версию, заручившись поддержкой авторитетной во всей Европе команды венгерского режиссера-постановщика Керо (Миклоша Габора Кереньи). Причем, на берегах Невы «Джекилл и Хайд» впервые в России обрел именно те очертания, в которых его задумали Фрэнк Уайлдхорн и автор либретто-поэт Лесли Брикасс.

Генеральным продюсером петербургского спектакля выступил Юрий Шварцкопф. Именно его усилиями несколько лет назад появился в Северной столице ставший культовым мюзикл «Бал вампиров». Три года беспрестанных аншлагов, лауреатство всевозможных премий, превращение москвича Ивана Ожогина, сыгравшего зловещего вампира Графа фон Кролока, из скромного артиста-вокалиста в звезду сначала российского, а потом и европейского калибра (Ожогина пригласили петь Графа фон Кролока в Берлин, и там тоже был триумф). Одним росчерком пера Шварцкопф, как генеральный директор Театра музкомедии, мог бы продлить ангажемент «Вампиров» и на год, и на два (публика рвалась на спектакль!), однако, опытный менеджер почувствовал опасность превращения своей труппы в театр одного спектакля. Пусть очень хорошего, но – одного. Для творческого организма такие «победы» смерти подобны…

К тому же ни привезенный звездным режиссером Уорреном Карлайлом с бродвейских просторов мюзикл «Чаплин», ни поставленный в прошлом году европейский хит «Голливудская дива», при всех своих плюсах и минусах, не дотягивали до высочайшей планки, поднятой «Балом вампиров». Да и в обоих вышеназванных спектаклях превалировало драматическое начало, музыка не отличалась богатством и оригинальностью мелодий, а Шварцкопф понимает, что он возглавляет не драматический, а музыкальный театр.

 

И вот в поле зрения петербургского продюсера попало произведение мистера Уайлдхорна. Юрий Шварцкопф сразу оценил, насколько здесь интересна музыка, уже не говоря о замечательной литературной основе. «Джекилл и Хайд» явно требовали от артистов высот не только драматического, но и вокального искусства, ставили интереснейшие задачи и перед оркестром, и в целом, по сложности музыкально-драматических задач, превосходили «Бал вампиров». Питерскую труппу явно увлекла мысль «переплюнуть» «Бал вампиров», тем самым поднявшись еще на одну ступеньку в освоении до конца неопознанного в наших краях жанра «мюзикл». Ведь петербургская труппа не просто снимала кальку с бродвейского спектакля (кстати, там мюзикл в первой редакции был сыгран 1543 раза, став самой продолжительной по количеству сезонов постановкой в истории Plymouth Theatre, кроме того, он поставлен еще в 12 странах), а создавала оригинальную версию.

На сей раз не стали выписывать из-за океана бродвейского режиссера и хореографа, а пригласили профессионалов с крепким европейским именем – венгерскую команду Керо (Миклоша Габора Кереньи), что уже поставила в театре на Итальянской улице оперетты Имре Кальмана «Баядера» и «Графиня Марица», а также «Летучую мышь» Иоганна Штрауса.

Премьера питерского спектакля состоялась 4 декабря 2014 года, в роли Джекилла-Хайда в двух первых блоках выступили Кирилл Гордеев и Ростислав Колпаков. Оба – талантливые, весьма искушенные в жанре мюзикла, однако, отдавая дань их мастерству и стараниям, поклонники и специалисты ждали явления Иван Ожогина в двойной комбинации «сэр-маньяк». На Западе в этой сложнейшей, богатейшей музыкальными и драматическими нюансами роли, были замечены: американский певец итальянского происхождения Роберт Куццоли, экс-фронтмен авторитетной группы Skid Row Себастьян Бах, актер, певец, гитарист Джек Вагнер, и, конечно же, американский актер и певец Дэвид Хассельхофф (кто не помнит его в сериалах «Рыцарь дорог» и «Спасатели Малибу»). У нас – Александр Домогаров. Вот в какую компанию попал Иван Ожогин!

Несомненно, вокальные и актерские заслуги лауреата «Золотой маски», позволяли ему «купаться» в роли джентельмена-убийцы, предполагающей и актерские, и вокальные моментальные метаморфозы, однако настораживало то, что в последнее время Ожогин, словно Фигаро – тут и там. После триумфа «Бала вампиров» в Питере и Берлине Иван сыграл в 3D-мюзикле «Пола Негри» – проекте польского режиссера Януша Юзефовича, затем стал профессором Воландом в спектакле Санкт-Петербургского мюзик-холла «Мастер и Маргарита», а в столице России предстал еще и в роли Фантома в «Призраке оперы», поставленном компанией «Стейдж Энтертеймент» в Московском дворце молодежи. И это все в течение буквально года! Кроме того, Иван умудряется еще гастролировать по городам и весям СНГ с сольной программой романсов.

Опасения, к счастью, не оправдались. Новогоднее-рождественские праздники Ожогин, человек и артист очень серьезный, крайне дисциплинированный, явно посвятил освоению роли объемной Джекилла-Хайда. С листа бы ему не удалось спеть и донести драматургически текст без единой помарки. Будь я не в курсе предыстории, никогда бы ни подумал, что артист играет и поет столь объемную, коварную роль впервые! Эмоции зашкаливали, но вокал не подводил Ожогина ни в роли джентльмена Джекилла, ни в версии маньяка Хайда, а играл он так, что позавидовали бы многие звезды драматического театра, не говоря уже о сериальных знаменитостях. Даже не играл – жил ролью! Недаром буквально сразу после финала Ожогин «обмяк» (явно все силы отдал роли!) и на поклонах едва сумел выдавить из себя ревущему от восторга залу лишь несколько улыбок.

Достойными партнершами лауреату «Золотой маски» стали: Агата Вавилова (Люси), Вера Свешникова (Эмма). Но, разумеется, на сцене далеко не все было взвешенно и гармонично. Создателям спектакля предстоит еще разобраться, чем вызвано столь назойливое форсирование громкости у солистов, особенно в первом отделении. В какие-то моменты зрителей не покидало желание «прикрыть» уши, громкость явно зашкаливало, микрофонное пение становилось раздражающим. Есть, над чем работать и артистам балета, хотя уже сейчас, под руководством венгерского хореографа Акоша Тихани, они добились большей слаженности, чем в премьерных спектаклях мюзиклов «Чаплин» и «Голливудская дива». А вот звучание хора и оркестра (музыкальный руководитель и дирижер оркестра – Алексей

Нефедов, хормейстер – Евгений Такмаков) уже сейчас демонстрирует высокий уровень. К удовольствию простых зрителей и специалистов, декорации, костюмы артистов, светооформление хотя и неназойливы, но отличаются хорошим вкусом, изысканностью и продуманностью (художник-постановщик – Чёрс Кел, художник по костюмам – Анни Фюзер, художник по свету – Петер Шомфаи).

Однако самое поразительное произошло после того, как закрылся занавес в театре на Итальянской улице… Едва отдышавшись после дневной премьеры (спектакль начинался в 13 часов), Ожогин поспешил на Петроградскую сторону, в Александровский парка, где вечером сыграл еще и в «Мастер и Маргарите» Профессора Воланда. И на сцене Санкт-Петербургского мюзик-холла Иван был столь же магичен, убедителен, искренен.


Политика Немецкий депутат ответил на угрозы США из-за "Северного потока – 2" Немецкий депутат ответил на угрозы США из-за "Северного потока – 2"

США не должны шантажировать Германию в связи со строительством "Северного потока" – 2, это противоречит отношениям между суверенными государствами, все противоречия нужно решать с помощью диалога, так же, как и в вопросе о санкциях против России, заявил глава германо-российской группы в немецком бундестаге Робби Шлунд, который вместе с коллегами находится с визитом в РФ.

В мире Миссия ОБСЕ зафиксировала обстрел школы в Донбассе Миссия ОБСЕ зафиксировала обстрел школы в Донбассе

Наблюдатели Специальной мониторинговой миссии (СММ) ОБСЕ зафиксировали обстрел школы в неподконтрольном правительству Украины населенном пункте Золотое-5.

Экономика Всемирный банк назвал пять факторов, угрожающих российской экономике Всемирный банк назвал пять факторов, угрожающих российской экономике

Росту российской экономики в среднесрочной перспективе угрожает пять факторов, включая риск расширения санкций, к позитивным для роста факторам относятся национальные проекты, говорится в докладе Всемирного банка (ВБ) об экономике России.


Общество Более пяти миллионов человек вышли на праздничные гуляния в День России Более пяти миллионов человек вышли на праздничные гуляния в День России

Более пяти миллионов человек приняли участие в праздничных мероприятиях в честь Дня России по всей стране, сообщила официальный представитель МВД России Ирина Волк.

Культура Фильмы Франко Дзеффирелли останутся в нашей памяти навсегда. Фильмы Франко Дзеффирелли останутся в нашей памяти навсегда.

Творчество этого великого итальянца словно магнитом притягивало к себе, потому что на экране он творил чудеса. Вот почему его уход из жизни на 97-ом году в Риме можно считать закатом великой империи романтического кино.