24 января 2015, 13:10, Марина ТИМАШЕВА

Танцы с динозаврами

Озаботившись тем, что в Москве показывают мало детских спектаклей, Юрий Грымов поставил в Культурном центре «Москвич» представление «Книга джунглей» по мотивам произведения «Затерянный мир». Целевая аудитория живо откликается на современную версию авантюрного сюжета сэра Артура Конан Дойла, особенно когда на сцене с громовым топотом появляются игуанодоны (детеныш и мама), трицератопс и зубастый тираннозавр. Впечатляют и декорации Кирилла Данилова, будь то Лондон начала прошлого века или тропические джунгли. Конечно, главные действующие лица получились несколько меньше своих официальных размеров – иначе им было бы не развернуться даже на большой сцене. Однако из-за кулис время от времени высовывается и проверяет, все ли в порядке, вовсе уж чудовищная голова на длинной шее, которая могла принадлежать только кому-то из крупнейших зауроподов. Некоторые сомнения вызывает украшающий ее гребень. Впрочем, точное определение видов лучше предоставить палеонтологам.

Танцы с динозаврами Автор фото: Сергей Скорнецкий

С самого начала спектакля – когда молодой журналист Нед Мелоун (Павел Рассомахин) заявляется в гости к профессору Челленджеру (Андрей Бажин) и попадает в клетку вместо птеродактиля – становится понятно, что история великой экспедиции в затерянный мир мезозоя будет решена через буффонаду. Профессорская дочь Оливия (Валерия Бурдужа) одета как цирковая наездница. Непримиримый оппонент ее отца, профессор сравнительной анатомии Саммерли (Евграф Прохоров) похож не столько на богослова, сколько на Паганеля. Члены ученого совета – нелепые старцы в шотландских национальных костюмах, лорд Рокстон (Глеб Голендер) – такой же пародийный аристократ в красном костюме и того же цвета цилиндре, а научные дискуссии между вышеперечисленными джентльменами больше напоминают перебранки коверных.

Юные зрители охотно включаются в игру, когда их просят поклясться, что они никому – совсем никому! ни за что! – не расскажут про живых динозавров, которых им только что по секрету показали. Шутливая отстраненность режиссерской интерпретации находит обоснование и в литературном источнике. Ведь изначально профессор Челленджер – классический образец «сумасшедшего ученого», и приключения его, и повадки, и сами открытия – тоже не совсем всерьез.

Спектакль, конечно, не воспроизведение романа, а вполне самостоятельная история «по мотивам» Конан Дойла. Юрий Грымов признается: постановщики «придумали романтическую линию», чтобы стало интересно «и мальчикам, и девочкам». Это не единственное расхождение. Принципиально важна линия экологическая: симпатия к существам, населяющим «Затерянный мир». Они вовсе не «омерзительны», а по-своему замечательны, и тоже имеют право на жизнь. Отсюда стремление защитить реликтовую фауну от неминуемого уничтожения ордой коммерсантов и туристов. В спектакле его выразители – Оливия и чернокожий слуга по имени Самбо (Диллон Олойеде), который в результате из служебного персонажа вырастает в важнейшего героя. Заставляя собственного хозяина и обоих профессоров задуматься о последствиях, он фактически определяет итоги экспедиции.


Экономика Фондовый рынок перегрет: защитный актив – биткоин Фондовый рынок перегрет: защитный актив – биткоин

В наших предыдущих постах, мы уже рассказывали о том, что сейчас весь рынок от американского до европейского находится на пике. И инвесторы ищут новые пути получения прибыли.