5 февраля 2015, 10:42, Антонина Крюкова

Пастернак и другие

На днях стартовавший Год литературы на телеканале «Россия К» начинается со 125-летия со дня рождения одного из крупнейших поэтов XX века, лауреата Нобелевской премии Бориса Пастернака. К этой дате подготовлено несколько проектов, которые выйдут в эфир 9–12 февраля в 18.30.

Пастернак и другие

Притом что творчеству Бориса Пастернака посвящено огромное количество академических трудов, многие главы жизни поэта еще не осмыслены. Этим попыталась заняться литературовед Наталья Иванова, авторская программа которой «Пастернак и другие…» посвящена жизни поэта, рассказывая о многих событиях, встречах, неожиданных поворотах судьбы, на которую он никогда не жаловался. Наталья Иванова считает, что Пастернак предрек свою судьбу: «Он не был расстрелян, как Гумилев, не погиб в лагере, как Мандельштам, не был доведен до самоубийства, как Цветаева, не прошел через ГУЛАГ, как Шаламов, не хлопотал о заключенном в тюрьму и лагерь сыне, как Ахматова. Но он не был удовлетворен своей, внешне сравнительно благополучной, жизнью, и сам вызвал свое несчастье, описав собственную вероятную судьбу в судьбе Юрия Живаго. Рискну сказать, что он, в конце концов, сотворил судьбу своих утрат в сотрудничестве с Творцом, полностью искупив видимость благополучия. В одном из писем Цветаевой он сказал: что могло быть счастьем, обернулось горем, – и тем самым заранее набросал вчерне свою судьбу». В первой части проекта Натальи Ивановой – «Бой бабочек» – речь идет об отношениях Бориса Пастернака и другого крупнейшего русского поэта прошлого века – Анны Ахматовой. Их творческая полемика на протяжении десятилетий сохраняла дружеские отношения, выражавшиеся в цепи взаимного духовного приятия и проникновения. «Пастернак даже со своей непонятностью в конце 1920-х становится все более модным. Ахматова, напротив, свою модность утрачивала, – рассказывает Наталья Иванова. – И тем не менее – восходящий и нисходящий потоки славы и успеха имели свои точки пересечения, тем более – у двух замечательных поэтов, понимавших величину и значение друг друга, вне всякой славы, вне всякой моды. Стратегия и тактика поведения были разными – понимание многих вещей было одинаковым».

«Не мастер, а дилетант» – так называется второй эпизод программы «Пастернак и другие…» – автор исследует тему «художник и власть», включая в свое повествование фигуру Михаила Булгакова. «Странная вещь, но Булгаков и Пастернак не соединены в нашем сознании, хотя оба относятся к главным именам русской классики ХХ века», – считает Наталья Иванова. Они имели больше общего, чем кажется на первый взгляд – жили в одно время, в одном городе, обитали в одной среде, по рождению принадлежали одному поколению, оба не уехали в эмиграцию. Но при этом их общественные позиции, видение литературы сильно разнились. Центральное место в рассказе Ивановой занимает
понятие «мастерства» в творчестве Пастернака и Булгакова и, конечно же, фигура Сталина, с которым у каждого из них сложились странные, мучительные отношения. Достаточно вспомнить знаменитый телефонный разговор поэта с вождем и не менее знаменитое письмо автора «Мастера и Маргариты», адресованное все тому же всесильному «отцу народов», долгое время ходившее в «списках».

Еще один персонаж проекта – поэт Марина Цветаева, отношениям с которой посвящена третья часть этого авторского цикла «Содрогание родства». «Цветаева считала, что бог по ошибке создал Пастернака человеком. Задуман он был дубом или кипарисом, или оленем, или тростником. Она не мыслила его ни воином, ни царем, – все уходит в стихи» – так начинает свой рассказ Наталья Иванова об удивительном эпистолярном романе Бориса Пастернака и Марины Цветаевой, который развивался «по воздушным путям через 20-е и 30-е годы». Пастернак считал их союз историческим, полагая, что они вместе могут «вернуть истории поколение, отпавшее от нее». Нынешнему читателю доступна переписка этих гениальных личностей, по которой можно судить и о великой привязанности их сердец, безмерной пылкости эмоций и о том высоком счете, который Цветаева предъявляла своему адресату, откровенно говоря, не выдержавшему эту высоту.

Завершающая часть – «Душа моя, печальница…» – открывает зрителю историю переписки Бориса Леонидовича с Варламом Шаламовым. Никому не известный политзаключенный Шаламов однажды послал знаменитому поэту Пастернаку свои первые стихи. К тому времени он провел на Колыме уже почти пятнадцать лет. «Каждая ваша строка тревожит меня», – писал Шаламов и гордо добавлял: «Как бы ни была грандиозна сила другого поэта, она не заставит меня замолчать». С самого первого письма Пастернак вел с ним диалог на равных, не щадя ни себя, ни своего заочного собеседника в своей критике, но и делясь с ним самыми сокровенными мыслями. Именно Шаламову Пастернак адресует свою знаменитую формулу, которая подведет итог под всеми писательскими метаниями века: «Не утешайтесь неправотою времени. Его нравственная неправота не делает еще Вас правым, его бесчеловечности недостаточно, чтобы, не соглашаясь с ним, тем уже и быть человеком». Вся жизнь и творчество Бориса Пастернака тому доказательство.


Политика В США рассказали, в каком случае не потребуются санкции против России В США рассказали, в каком случае не потребуются санкции против России

Санкции США против России не понадобятся, если Москва "воздержится от агрессии за рубежом и станет дружественным партнером США и Европы", заявил советник президента Соединенных Штатов по нацбезопасности Роберт О'Брайен.


Культура В краю, где спорят волны и ветра В краю, где спорят волны и ветра

Фестивалю "Край света. Восток" в этом году исполняется десять лет, и команда организаторов тщательно готовила это юбилейное событие, которое обещало стать настоящим праздником кино для жителей Сахалинской области