13 февраля 2015, 12:01, Анастасия Федорова

Автомобильный вор должен сидеть в тюрьме

Появилось очередное предложение ужесточить наказание за угон автотранспорта. Разговоров об этом много. Не пора ли принять решение?

Автомобильный вор должен сидеть в тюрьме

Заместитель руководителя фракции «Справедливая Россия» в Госдуме Олег Нилов подготовил проект закона о внесении изменений в Уголовный кодекс РФ. Суть его в том, чтобы отменить лукавую статью 166 УК РФ «Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения». И судить всех, кто залезает в чужой автомобиль, по статье 158 УК – «Кража».

На сегодняшний день статья 166 УК РФ дает преступникам в случае их поимки до продажи авто заявить, что они не имели корыстных побуждений, и получить меньшее наказание. А именно – штраф до 120 тыс. рублей или в размере зарплаты или иного дохода осужденного за период до одного года, либо ограничение свободы на срок до 3 лет, либо принудительные работы на срок до 5 лет, либо арест до 6 месяцев, либо лишение свободы на срок до 5 лет. Статистика говорит о том, что половина воров отделывается условными сроками или же штрафами. Украл – на свободу! В то же время п. 4 «б» ст. 158 УК РФ «Кража» предусматривает за кражу в особо крупном размере (а стоимость угоняемых машин по большей части составляет несколько миллионов рублей) лишение свободы на срок до 10 лет со штрафом до 1 млн рублей.

Эта идея стара как законотворчество в нашей стране. Еще прораб либеральной перестройки Гавриил Попов в бытность мэром Москвы предлагал давать 15 лет тюрьмы любому, кто залезает в чужое транспортное средство. То были 90-е годы, когда Россию и Москву, в частности, захлестнула волна преступлений, дележа и грабежа. А, как известно, в нередких случаях чужое авто используется еще и как орудие преступления. Но вместо предложения Попова в Уголовном кодексе появилась статья 166, которая с тех пор видоизменялась, но по-прежнему дает возможность преступнику прикинуться «валенком», заявив, мол, «хотел покататься». И число угонов не снижается, а растет, граждане лишаются самого дорогого – машины.

То есть картина такова: стоит у обочины собственность ценою нередко 2 и 3 млн. Преступник крадет ее, доблестная полиция его задерживает с применением всех сил и средств, рискуя жизнями. А преступник потом отделывается штрафом. Получается как всегда у нас: взял три пачки масла в магазине – садись за кражу, не успел продать, разбить чужое авто – отделался штрафом. Причем оправдаться, заявив, что масло красть не хотел, а лишь попробовать, не получится. Как и шубу нельзя взять из чужой квартиры поносить и бриллианты… А машину покататься взять можно.

В пояснительной записке к законопроекту Олег Нилов справедливо указывает, что угон автомобиля по своей правовой природе является кражей и выделение «завладения без цели хищения» в отдельный состав преступления является лишь возможностью для преступника избежать более строгого наказания. Либеральные оппоненты Нилова стоят на том, что угон, чтобы покатать девочек, поехать за водкой – это вовсе не кража, а невинное баловство.

Олег Нилов приводит данные об угонах в Санкт-Петербурге в 2014 году – 6255. Раскрыто всего 3,6 процента, то есть 225 случаев. 45 задержанных (то есть пятая часть) за рулем чужого авто заявили, что «хотели покататься». И, надо полагать, многие из них отделались легким испугом. Хотя для их поимки в некоторых случаях применялось табельное оружие, велась опасная в городских условиях погоня. Транспортные средства повреждались и приходили в негодность. В целом по стране статистика еще более пугающая. В 2013 году (за прошлый год статистики еще нет), по данным МВД, было совершено свыше 89 тыс. угонов, из них 37 451 был квалифицирован как угон без цели хищения и 51 654 – как кражи транспортных средств. Если экстраполировать питерские цифры на общероссийские, то получается, что лишь 3200 угонов были раскрыты и 2560 преступников получили хоть что-то за завладение чужой собственностью. 640 «хотели покататься».

Почти 90 тыс. граждан России лишились своей собственности, многие (около 50 тыс.) безвозвратно. Неплохой бизнес в масштабах страны. Бизнес делают и страховые компании, взвинчивая цены за страхование от угона. Некоторые угоняемые модели вообще отказываются страховать.

И все это продолжается десятилетиями. Как и десятилетиями идет разговор о том, что «завладение транспортным средством» такая же кража, как и денег из банка или бриллиантов из квартиры. Обычно обострение этой темы в последние годы возникает почему-то именно в феврале.

В феврале 2013 года первый зампред комитета по конституционному законодательству и госстроительству Вячеслав Лысаков предлагал примерно то же самое, что и Нилов. И доводы похожи: «Угон без цели хищения – абсолютный бред: я считаю, что если машину угнали, то ее похитили, поэтому нужны новые формулировки и новые санкции». Он же предпринимал попытку любой угон считать кражей годом раньше – в феврале 2012 года. «Если человек залезает в чужую квартиру, уходит в шубе с чужим телевизором – ничего доказывать не надо, он не может сказать, что взял поносить, согреться, а телевизор просто посмотреть», – пояснял тогда Лысаков. «Это двойное преступление, – отмечал он. – Первое – это кража, а второе может быть совершено в любой момент: перегоняя украденную машину, угонщик готов на любые действия, чтобы не попасться. То есть он может убегать по встречке, на красный сигнал светофора, то есть готов грубо нарушать ПДД, ставя под угрозу жизнь других участников движения. И когда критики говорят, что у нас за ДТП со смертельным исходом дают меньше, чем предлагается за угон, то я отвечаю, в таких ДТП нет умысла: как правило, это несчастный случай. А здесь деяние абсолютно умышленное». По данным Лысакова, 52% приговоров по данной статье предусматривают именно условное наказание. И он считает, что это ведет к прямому пополнению кадрового резерва преступных группировок.

Самое интересное, что многие парламентарии согласны с такой точкой зрения. В 2009 году сенаторы Евгений Трофимов и Владимир Федоров (экс-начальник ГИБДД РФ) предлагали несколько другой, но схожий вариант: убрать из статьи 166 УК про угоны все наказания, которые не предусматривают лишения свободы. Оставить только норму, предполагающую реальный тюремный срок. Но и эта инициатива не была реализована. Ужесточение наказания за угон поддерживают в МВД, в страховых компаниях, эксперты, юристы. Опросы общественного мнения показывают позитивное отношение общества к таким изменениям. Но они не проходят и пылятся на думских полках годами. В 2012 году Верховный суд дал отрицательный отзыв на законопроект Лысакова. А тем временем число угонов растет, раскрываемость находится на низком уровне.

Может быть, сейчас в кризис, когда люди и без того сталкиваются с трудностями, эта инициатива, которая защищает имущество граждан и ставит дополнительный заслон на пути преступников, станет, наконец, законом.


Политика Зеленский прокомментировал возможность возвращения России в G8 Зеленский прокомментировал возможность возвращения России в G8

Президенты Украины Владимир Зеленский прокомментировал в своем фейсбуке возможность возвращения России в G8, выразив мнение, что это станет возможным только после "возвращения" Крыма и прекращения конфликта в Донбассе.

Экономика Курс евро опустился ниже 73 рублей Курс евро опустился ниже 73 рублей

Российская валюта продолжает укрепляться на улучшении внешнего фона и росте цены на нефть, евро опустился ниже 73 рублей, следует из данных Московской биржи.


Культура Второй раз Пускепалису в Волковском театре должно пофартить. Второй раз Пускепалису в Волковском театре должно пофартить.

После конкурса кандидатов на должность художественного руководителя первого русского театра имени Федора Волкова, объявленного Министерством культуры Р.Ф, победил Сергей Пускепалис, пребывающий в должности заместителя по творческим вопросам Эдуарда Баякова с декабря 2018 года в МХАТе имени Горького.