13 февраля 2015, 23:11, Михаил Садчиков

Иван Краско не будет играть оборотня в погонах

Знаменитый петербургский артист Иван Иванович Краско, человек солидного возраста, но по-прежнему полон сил и энергии… Занят сразу в четырех спектаклях Театра имени Комиссаржевской, играет в антрепризном проекте «Несколько пролетов вверх», снимается в кино, сериалах, выступает с поэтическими программами, записывается на радио, кроме того, часто встречается с военными, студентами, бизнесменами. Он отец пятерых детей (самый знаменитый, Андрей Краско, к сожалению, в июле 2006 года ушел из жизни в 48 лет).

Иван Краско не будет играть оборотня в погонах

Наши питерские корреспонденты встретились с артистом, которого в городе на Неве любовно зовут дядя Ваня.

– Иван Иванович, в чем причина вашей бурно творческой активности? Ведь люди в вашем возрасте уже плохо помнят, что было вчера (хотя хорошо помнят, что было 50 лет назад). А вы пока еще, извините, не лишились ни памяти, ни сил. Если так и дальше пойдет, то замахнетесь на рекорд Владимира Михайловича Зельдина, которому на днях исполняется 100 лет.

– На вашу реплику могу только сказать, что все в руках Божьих! А в адрес Владимира Михайловича хочу выразить слова восхищения! И планировать что-то долгоиграющее в моем возрасте уже рискованно…

– Неужели у вас и впрямь нет сейчас ни творческих, ни жизненных планов?

– Наверное, я отношусь к тем русским актерам, что не боятся умереть на сцене. Вот и я не боюсь, наоборот, полагаю, что такое желание есть признак того, что не зря стал артистом. Мне 80 с хвостиком, но пока мне все любопытно на этой земле. Есть еще у меня одна задача, что движет мной, – выучить и поженить своих парней. (Младшим сыновьям Ивана Ивановича Федору и Ивану – 13 и 10 лет.) Пристроить их профессионально, помочь свить семейное гнездышко, а потом уже можно подумать и о собственном покое.

– А что вам сегодня особенно интересно?

– Китайские мудрецы говорят: «Желаю тебе прожить в эпоху перемен». А у нас в России перемены – стиль и образ жизни. Вот и опять назревают перемены. Людям моего поколения хорошо знакомы такие выражения, как «точка кипения», «критическая масса» и тому подобное, после чего наступает взрыв. Так вот меня лично не покидает ощущение, что мы на пороге такого состояния, особенно в связи с последними событиями на Украине. Еще недавно в промышленности и сельском хозяйстве мы были одной из самых передовых стран мира, успешно конкурировали с тем же самым Китаем, а теперь у нас в этом смысле полный застой. И я не могу понять, почему так запущена сельскохозяйственная отрасль, которая даже при Сталине бурно развивалась, и во многом благодаря этому мы войну выиграли.

– Вы много играете на сцене своего родного Театра имени Комиссаржевской. Вместе с народными артистами России Сергеем Мигицко и Сергеем Паршиным заняты в удачном антрепризном проекте «Несколько пролетов вверх»… А еще что-то новое репетируете в театре?

– Пока ничего нового. Четыре названия в репертуаре Театра Комиссаржевской требуют немалых усилий. Особенно «Тише, афиняне!» (спектакль по пьесе-фантазии с привлечением текстов Платона и Ксенофонта – идет на малой сцене театра). Поскольку играем его редко, то всякий раз приходится не то что просто текст повторить, а еще и наедине с самим собой репетировать. А как же иначе поддерживать ту планку, которую мы сами себе задали. Примерно та же ситуация с «Доходным местом», который поставил Игорь Коняев. А вот «Утоли мои печали» режиссера Георгия Корольчука не требует репетиций. Даже не знаю, почему… Наверное, потому что совпадает с нашими жизненными реалиями… Понимаете, всегда существует разница между артистом и ролью, а тут полное совпадение!

Не так давно у меня произошло очень приятное знакомство с петербургским «Театром Дождей». Там работают настоящие энтузиасты, люди, которые любят искусство, понимают в нем толк и ведут себя очень возвышенно. Я видел там три спектакля, и все они заслуживают особое внимание. Не какие-то там «тру-ля-ля», а по правде жизни с живым человеком на сцене. Это: «Поминальная молитва» Григория Горина, «Белые флаги» Нодара Думбадзе, «Эшелон» Михаила Рощина. И главное, отношение и режиссуры, и всех актеров к вышеупомянутым авторам настолько уважительное и редкое, чего в современном театре далеко не всегда встретишь… Сейчас они просят, чтобы я сыграл в спектакле «Дом, где разбиваются сердца» по пьесе Бернарда Шоу. Роль симпатичная, но очень большая, и текста много, который надо выучить наизусть, потому что боюсь подвести ребят на спектакле.

– А если записать на аудиоплеер – разучить в наушниках?

– Мне так и советуют. Тем не менее на горизонте появилась еще одна стоящая пьеса, где роль гораздо короче, и мне ее проще сделать. Да и Александр Сергеевич Пушкин не дает покоя! Мои зрители и радио­слушатели постоянно интересуются: «Иван Иванович, почему вы не сделаете программу по Пушкину?» Многие говорят, что Иван Краско как-то по-своему читает Пушкина. Не мне судить, но стихи Пушкина мне очень нравятся

– Я не раз слышал «Пророка» в вашем исполнении, и меня не покидала мысль, что Пушкин бы перевернулся в гробу, услышав столь «грозный рык» Краско…

– Ну как сказать… Возможно, он бы и удивился (улыбается)! Сам не предавал такого значения своей поэзии, как это делает Краско. Пушкин, Моцарт – они ведь творили легко, до конца не ведая, что творят. На то они и гении!

– Вы дебютировали в кино в далеком 1961 году, сыграв роль летчика в картине «Балтийское небо» режиссера Владимира Венгерова. Затем были полторы сотни фильмов, в том числе и сериальные проекты. Но почему вас сегодня не видно в каком-нибудь продолжительном, популярном сериале? Сыграл же народный артист России Борис Клюев в сериале «Воронины», а недавно и в «Физруке»… Или вас не зовут в такие доходные проекты?

– Не зовут, потому что знают – вряд ли соглашусь. Мне это глубоко не интересно, в том числе финансовые соображения… Чтобы не быть голословным, расскажу историю, связанную с одним сериалом. Это ментовская эпопея «Литейный-4», где мне предложили стать генералом полиции в отставке. В сценарии меня одно словечко зацепило, и я пришел на первую, короткую сценку. Приходит генерал в отделение: «Здравия желаю, товарищ генерал, присядьте, пожалуйста!» Он говорит: «Ребята, короче говоря, в Монетном дворе выпускают фальшивые ассигнации, вас туда не пустят, но по этой бумаге вы пройдете». Поглядел на своего внука, тоже человека служивого, и ушел. Я спросил: «Кто автор сценария?» – «У нас обычно автор сценария не приходит на площадку!» – «Зря, я бы с ним хотел поговорить, нужно кое-что поменять… Ладно, свет готов?» – «Да, Иван Иванович!» – «Так вот, я буду стоять там, где я сейчас стою, перемен не нужно – снимаем!» – «Здравия желаем, товарищ генерал!» – «Короче, мужики, в Монетном дворе выпускают фальшивые ассигнации, вас туда не пустят, но вот по этой бумаге вы пройдете!» Ткнул бумагу внуку в живот и ушел! Я закрыл дверь, стою в коридоре – тишина, потом хохот, и слово режиссера: «Снято!» И, что вы думаете, Миша, понравилось режиссеру и продюсерам «Литейного-4»?! Вот это мое: «Короче, мужики!» Этой фразой я задал характер. Режиссер потом поменялся – такое часто бывает в сериалах, но продюсер остался, и мне говорят: «Дядя Ваня, начальству нравится, как ты работаешь! На тебя пишут четыре серии, где ты будешь главный, и там действие будет происходить в казино и в бассейне». На это я говорю:

– Передайте вашему начальству, что оборотня в погонах я играть не буду! И точка! Потому не буду, что знаю лично, по крайней мере, двух генералов полиции (милиции) – это в высшей степени достойные люди. Один – Аркадий Григорьевич Крамарев, второй – Вениамин Григорьевич Петухов. Они руководили ГУВД города на Неве в свое время, и у меня с ними прекрасные отношения. Я не могу их позорить!

Режиссер обалдел и сильно расстроился:

– Дядя Ваня, не ожидал я от тебя такого! У нас ведь сценарий уже готов…

На том и расстались. Прошло полтора месяца, вдруг звонок:

– Дядя, Ваня, сценарий переписали, ты нормальным мужиком будешь!


Политика В Крыму передачу украинских кораблей назвали знаком Зеленскому В Крыму передачу украинских кораблей назвали знаком Зеленскому

Передача Киеву задержанных год назад украинских военных кораблей сигнализирует о стремлении к примирению, заявил глава комитета по вопросам народной дипломатии и межнациональным отношениям крымского парламента Юрий Гемпель.


Общество Лес рубят – щепки летят или Дубки в руках рейдеров Лес рубят – щепки летят или Дубки в руках рейдеров

Как, известно право собственности в нашей стране имеет чисто декларативный характер и путем разного рода действий из богатого арсенала рейдеров можно отобрать все что угодно у кого угодно. В Московской области самым лакомым активом является земля, из-за которой, порой случаются самые настоящие войны. Одна из таких баталий прямо сейчас разворачивается вокруг СНТ "Дубки Плюс".

Культура Александр Калягин приехал поддержать "Крымскую театральную осень" Александр Калягин приехал поддержать "Крымскую театральную осень"

Председатель Союза театральных деятелей России Александр Калягин, несмотря на колоссальную занятость, прилетел в Крым, чтобы своими глазами увидеть, как проходит первый фестиваль национальных театров в трех городах Крыма: Симферополе, Ялте, Керчи и поддержать инициаторов этого форума фестивальный центр "Балтийский дом" во главе с генеральным директором Сергеем Шубом.

Спорт Колобков рассказал об итогах проверки московской антидопинговой лаборатории Колобков рассказал об итогах проверки московской антидопинговой лаборатории

Эксперты, которые изучали ситуацию вокруг московской антидопинговой лаборатории, не нашли подтверждений тому, что результаты тестов удаляли. Об этом сообщил министр спорта России Павел Колобков.