2 марта 2015, 11:18, Дмитрий ХОВАНСКИЙ

Рустам Ибрагимбеков: Нельзя обвинять народ, который стал жертвой

Прошлый год в нашей стране прошел под знаком культуры, нынешний посвящен литературе. При этом очень хочется, чтобы все события в области культуры были не только фоном для общей атмосферы неспокойного времени. Хочется, чтобы они если и не давали ответы на сложные вопросы, то хотя бы придавали нам сил. Но что могут театр, кинематограф, литература? Поговорить об этом лучше всего с человеком, который объединяет в себе писателя, драматурга, сценариста, режиссера и политика – с Рустамом Ибрагимбековым (на фото), заслуженным деятелем искусств России, лауреатом Государственной премии СССР и четырежды лауреатом Государственной премии России, награжденным орденом "За заслуги перед Отечеством" III степени. Он автор пятнадцати пьес, десятка книг, более сорока киносценариев, и среди них такие известные хиты, как "Белое солнце пустыни", "Утомленные солнцем", "Сибирский цирюльник", "Урга", "Допрос", создатель уникального авторского театра "Ибрус".

Рустам Ибрагимбеков: Нельзя обвинять народ, который стал жертвой

Накануне нашей встречи с Рустамом Ибрагимбековым, в московском театре "Модернъ" прошла презентация книги Натальи Старосельской "Похожий на льва", посвященная истории театра "Ибрус" с момента его открытия в 2001 году в Баку и до московской премьеры "Исповедь любительницы поэзии".

– Рустам Ибрагимович, хотел спросить ваше мнение о недавно вышедшей книге.

– Вы знаете, я субъективен. Мое хорошее отношение можно объяснить тем, что эта книга о моем театре. И сказано в ней много добрых слов. Иногда даже возникало такое ощущение, что Наталья перехвалила нас. Но я сужу по реакции моих знакомых, всех без исключения восхищает оформление книги (художник Людмила Сорокина. – Д.Х.). И поскольку это не связано с содержанием, я должен сказать, что книга сделана с большим вкусом.

Мне очень важно, что Наталья на протяжении достаточно долгого срока внимательно следила за жизнью театра, знает историю его возникновения. Книга написана не на основе каких-то поверхностных впечатлений, автор продемонстрировала достаточно глубокое знание внутренней жизни театра. Для меня и для наших актеров это очень важно, мы не избалованы вниманием критики в Азербайджане, а в Москву приезжали не так уж часто.

– Расскажите, как сейчас существует "Ибрус"? Какие планы у театра?

– В Баку ситуация такая: поскольку зрителя, который любит наш театр и ходит по нескольку раз на все спектакли не так уж и много, нет смысла заигрывать репертуар. Те несколько тысяч зрителей, на которые и были рассчитаны наши спектакли, уже все посмотрели. Теперь мы хотим играть их в других городах. Надеюсь, в ближайшее время бакинские постановки удастся привезти в Москву, как минимум две: "Последний поединок Ивана Бунина" и "Он и они". Думаю, что показы, скорее всего, будут проходить в театре "Модернъ". Параллельно я веду переговоры с Нижним Новгородом и еще несколькими городами, куда мы будем ездить на гастроли. А в московском "Ибрусе" время от времени продолжает идти "Исповедь любительницы поэзии".

– Наталья Давидовна в своей книге часто пишет о "серьезном разговоре", который театр "Ибрус" ведет со своим зрителем. Сам неоднократно был свидетелем такого разговора на "Исповеди любительницы поэзии". Сейчас в планах театра новая постановка, и хочется понять, что такое "серьезный разговор" с московским зрителем сегодня?

– "Исповедь любительницы поэзии" был во многом экспериментальным спектаклем. Сама вещь довольно рискованная еще и потому, что написана была много лет назад. Но время показало, что главная проблема не только не устарела, но и выросла – странная особенность людей поддаваться зомбированию и пропаганде. Это мы наблюдаем и сейчас, это происходит с людьми, допустим, в отношениях с Украиной. Еще года два-три тому назад две трети россиян хорошо относились к украинцам, и три четверти украинцев – к россиянам. Сейчас эти цифры вдвое сократились. Уже только 27% россиян хорошо относятся к украинскому народу и всего 36% украинцев – к русским! Не к политикам, а именно к народу. Поразительно! Можно критически относиться к действиям политиков с той и с другой стороны, к каким-то серьезным ошибкам и так далее, но как можно так резко менять отношение к народу?..

Я много говорю об этом. У меня были большие проблемы в Азербайджане, потому что с обеих сторон работала и работает пропаганда, которая восстанавливает народы друг против друга. Я все время говорил, что у меня как у гражданина Азербайджана и человека, для которого Азербайджан был и остается родиной, наряду с Россией, ставшей моей второй родиной, осуждаю агрессию по отношению к Азербайджану. Мне очень больно, что 20% земли до сих пор аннексированы, что более полутора миллионов человек были вынуждены покинуть Армению, свою землю… Но в этом нужно обвинять политиков, в этом нужно обвинять какие-то агрессивные круги Армении. Как можно обвинять целый народ, который тоже является жертвой?.. Я считаю, что в любом случае чрезвычайно важно сохранять человеческое отношение друг к другу в этих страшных обстоятельствах. Весь путь человека – это путь к осознанию терпимости друг к другу, осознанию того, что, отстаивая свою точку зрения, надо понимать и принимать другого человека. Не соглашаться с ним, если точки зрения не совпадают, но понимать, что он имеет на это право. Поэтому, когда какие-то проблемы в XXI веке решаются силовыми методами, я не могу этого не осуждать. Один выстрел студента в Сараево привел к Первой мировой войне…

Но я хочу вернуться. Подчинение одного человека или миллионов какой-то идее, соблазнительной на первый взгляд, заставляющей отречься от собственных представлений о том, как надо жить и действовать, – это тема "Исповеди любительницы поэзии". И эта проблема выросла по сравнению с тем временем, когда была написана. Сейчас знаменитый режиссер Арво Ихо в Эстонии хочет сделать фильм по "Исповеди…". Он мне предложил сузить тему этой истории и сфокусировать внимание на мусульманской проблеме. Ведь сегодня есть огромное количество примеров зомбирования европейцев, особенно европеек, которые потом переходят на сторону реакционных исламистов, призывающих к непримиримой вражде со всем остальным миром. На это я ему ответил, что мусульманская проблема лежит внутри моего текста. Я рассмотрел общий механизм зомбирования, и именно это мне было важно. Да, есть проблема мусульманская – я имею в виду не религию, потому что ислам – великая религия, она заслуживает глубочайшего уважения со стороны всех людей, – речь идет о радикальном исламе, который стал действительно серьезной угрозой для всего мира. Но таких угроз для человечества в последнее время появляется все больше и больше. Это самые разные экстремистские идеи, в которые втягиваются люди. Я попросил его не сужать проблему, хотя при всем при том понимаю важность вопроса, связанного с ростом радикального мусульманского экстремизма.

– Получается, что реакция на все эти осложнения отношений между странами, на пропаганду внешнюю и внутреннюю, – на все это ответ один – культура, произведения искусства?

– Конечно, и вот мы как раз думаем о том, что следующая работа нашего театра должна быть о терпимости, о необходимости сближения крайностей и способности понять другого. Я не знаю, где это будет происходить, в какой среде, все может быть погружено в густой быт, абсолютно не политическую среду, на уровне "простых" людей, к каковым отношу и себя. Возникнет ситуация, когда необходимо заняться собой, ведь это является главным условием выживания человечества. Если каждый из нас не сохранит себя, не сохранит в себе все то, что человечество наработало, нажило в виде гуманитарного опыта, если мир не сбережет в себе это, – он погибнет.

Недавно я еще раз пересмотрел выдающуюся картину Германа-старшего "Трудно быть богом", где потрясающе раскрыт механизм того, как легко содрать с человека тонкий цивилизационный слой, и во что он тогда превращается. Это возвращение к исходному, к страшному животному. Картина сделана великим режиссером с потрясающей силой. Я понимаю, что в фильме нет тех очень важных для зрителя опор, когда можно следить за каким-то героем, и возникает сопереживание, когда есть традиционная драматургия. Он отказался от всех такого рода подпорок, и в подробностях, гениальных деталях рассказал о том, чем мы становимся в обстоятельствах, вынуждающих нас отказаться от человечности.

Я придерживаюсь совершенно иной эстетики, и ищу другие способы выражения, поэтому у меня будет простая человеческая история взаимоотношений нескольких людей, которые в некоторых конфликтных обстоятельствах постепенно приходят к пониманию друг друга.

– Раз уж мы затронули тему кинематографа, то мне очень интересно было бы узнать ваше мнение о "Левиафане" Андрея Звягинцева.

– Я высоко ценю эту картину. Конечно, она для меня намного более плоская, чем "Трудно быть богом". Она очень конкретна, гиперреалистична, замечательно сделана, режиссер – большой мастер. Она абсолютно правдива, и осуждать ее за искажение реальности – смешно. Но у меня есть некоторые… даже не претензии. Эта картина меня не очень задела эмоционально как зрителя, хотя взволновала как гражданина. В ней не хватает каких-то художественных мотивировок поступков героев, многие вещи результативны и необъяснимы. В построении этой истории есть что-то от конструктора. Скажем, есть потрясающие машины, которые тебя восхищают, но я понимаю, что это конвейерная сборка, а не ручная работа. Вот тут тоже есть какие-то готовые элементы. К примеру, как только выясняется, что приехавший к главному герою фронтовой друг еще и адвокат, то понимаю, что это очень удобно для развития дальнейших событий и сразу ощущаю в этом некоторый авторский волюнтаризм. Это удобно. Даже если между адвокатом и женой героя возникли отношения – в современном мире можно себя не утруждать достаточной мотивацией, чтобы переспать с женой друга, – но они же вместе воевали, а это дружба совершенно другого рода. Есть и другие примеры… Были бы в картине ответы на некоторые вопросы, она была бы гениальной, а сейчас она просто очень хорошая и достойная всех наград.

– Прошлый год был Годом культуры в России. Это была формальность или что-то изменилось к лучшему?

– Часто хорошее создается вопреки… Да, государство во многом помогает, и спасибо ему. Но оно обязано помогать, потому что это деньги налогоплательщиков. Не надо расценивать такую помощь как какое-то благодеяние. А с другой стороны, – хорошее чаще всего делается вопреки. Часто министерство не одобряет хорошие и талантливые работы. В театре тоже происходит много интересного. Боюсь только, что и этому может прийти конец. Хорошо, есть театральная общественность, Союз театральных деятелей, но при этом было и несколько попыток серьезной реформы. Я все время думаю, что одно из самых лучших проявлений России, лучших выражений того, что есть Россия, – это ее театр. Почему его надо модернизировать, переделывать под какие-то западные образцы, если доказано, что русский театр – один из лучших в мире?

В кино много интересных дебютов, появилось несколько очень хороших картин, и я думаю, что мы уже оттолкнулись от дна, и в ближайшие годы увидим что-то новое. Огромный конкурс во ВГИКе тому доказательство…

– Я как раз хотел спросить про ваших учеников.

– Я уже выпустил две мастерские, сейчас занимаюсь третьей.

– А какая судьба у первых двух выпусков?

– Мне очень неловко перед ними, потому что им трудно найти работу. Хотя нескольким из них это удалось. Горжусь тем, что недавно был конкурс имени Черных (сценарная премия "Слово" имени Валентина Черных. – Д.Х.) среди студенческих работ, и первые две премии получили мои студенты, а сам я был награжден как педагог. Это меня очень обрадовало, я относительно молодой педагог, занимаюсь этим всего лет десять-двенадцать. И весьма доволен, что на это решился. Я человек, живущий и практически ничего специально не делающий. Когда обстоятельства складываются так, что никто другой этого сделать не может, я за это берусь. Когда ушел из жизни Валентин Ежов, мой друг и соавтор, он завещал мне свою мастерскую, и я продолжил его дело. До этого мне предлагали несколько раз, я даже приступал к набору, а потом сбегал, потому что боялся утратить свободу. Самое ценное для меня – свободно распоряжаться своим временем.

– Так значит, есть оптимизм? Что-то у молодых появляется…

– Вне всякого сомнения, потому что эти процессы неуправляемые и неконтролируемые. Интерес к кино, несмотря на сложность ситуации, огромен. Я имею в виду не зрителя, потому что зрителя мы угробили. Зритель во всем мире ходит в кино с удовольствием. А у нас, к сожалению, после этих реформ, при активном участии телевидения, мы уже вырастили два поколения, которые привыкли к супердинамичному действу с чрезвычайно сильными средствами воздействия, и поэтому смотреть спокойные человеческие истории они не способны. Очень мало кинотеатров, которые специализировались бы на серьезном кино.

Я надеюсь на Интернет. Еще и в том смысле, что если раньше для производства фильмов нужны были большие средства и серьезная техника, то сегодня люди на фотоаппарат снимают картины, которые смотрят миллионы людей через Сеть. Когда-то перо было приравнено к штыку, а сейчас камера будет приравнена к перу. То есть человек может взять камеру и снимать все сам, так же как и писать, имея всего лишь чистый лист бумаги.

– И последний вопрос. Какие у вас литературные планы на ближайший Год литературы в России?

– Много лет назад вышел мой роман "Солнечное сплетение" в четырех частях, а сейчас я пишу вторую книгу. Две части уже написаны, по сути, это две отдельные повести. Одна из них была опубликована под названием "Сложение волн", вторую заканчиваю. Я продолжаю произведение, которое описывает жизнь Баку на протяжении шестидесяти лет, начиная с 1953 года и по сегодняшний день.  



Политика Глава греческой делегации назвал антироссийские санкции несправедливыми Глава греческой делегации назвал антироссийские санкции несправедливыми

Глава греческой делегации, заместитель председателя международной ассоциации "Друзья Крыма" Константинос Ираклис Исихос сравнил западные санкции в отношении России с ядом, который отравляет межгосударственные отношения.

Экономика Литва впервые купит крупную партию российского СПГ, пишут СМИ Литва впервые купит крупную партию российского СПГ, пишут СМИ

Литва, стремившаяся снизить свою зависимость от энергопоставок из России, впервые закупит крупнотоннажную партию российского сжиженного газа (СПГ). Об этом пишет "Коммерсант" со ссылкой на источники.


Культура "Золотой витязь" стартовал в Севастополе, завершится – в Москве "Золотой витязь" стартовал в Севастополе, завершится – в Москве

Международный славянский форум искусств "Золотой витязь", который в этом году стартовал уже в десятый раз, до конца ноября пройдет в нескольких российских городах, представляя своим зрителям различные программы – изобразительного искусства, литературы, театра и музыки.

Спорт Отличия синего и красного букмекера "Фонбет" Отличия синего и красного букмекера "Фонбет"

В чем разница между легальным и нелегальным букмекером с одним и тем же названием "Фонбет"? Основные отличия двух букмекеров. Как выглядит официальный сайт легальной и нелегальной конторы? Различия в игровом аспекте.