16 марта 2015, 12:21, Полина Чибисова

Юрий Соломин: Историю страны переделывать нельзя и не надо

Эта беседа произошла совершенно спонтанно. Попав в уютный кабинет художественного руководителя Малого театра Юрия СОЛОМИНА, наш корреспондент заговорила с ним о воспитании молодежи и связи поколений, поскольку сама очень молода, и так слово за слово они перешли на другие проблемы, связанные с профессией артиста и его миссией в обществе, ну и, конечно, не обошлось без личных привязанностях народного артиста СССР, его особой привязанности к домашним питомца, то есть нашим братьям меньшим. И вот какой получился диалог, который наверняка будет интересен нашим читателям. 

 

Юрий Соломин: Историю страны переделывать нельзя и не надо Автор фото: Русский курьер

– Каким вы видите современное общество?

– Если давать научное определение обществу как таковому, то это группа людей, связанных постоянными отношениями, или большая социальная группа с общей географической территорией. Они подчиняются единой политической власти и доминирующей культуре. И дело не в том, кто лучше, а кто хуже. Например, некоторые страны всем хотят доказать, что они лучше. Лучше кого? Ведь все мы пришли в этот мир одинаковыми. Общество – это, прежде всего, мир разумных людей и не важно, какой они национальности. По-моему, сейчас это очень ясно видно на примере трагических событий, происходящих в Украине.
За свою жизнь я немало поездил по миру, побывал во многих странах, но всегда помнил место, где я родился – Забайкалье. Это место очень многонационально, кого там только нет: и эвенки, и уйгуры, и монголы, и буряты, и русские, и татары. Из поколения в поколение они жили вместе, уважая друг друга и национальные традиции свои и соседей. Люди всегда должны помнить, что у каждого народа, у каждой страны есть своя история, которую трогать не надо, даже если она на чей-то взгляд не очень хорошая. Переделывать нельзя, трогать – тоже нельзя, а историю нужно расшифровывать – объяснять следующему поколению.

– Какова роль культуры в современном обществе?

– О-о, это очень важный вопрос. Я бы сказал так: роль очень большая. Культура – это не белая рубашка и побритая физиономия, хотя сейчас уже небритым быть модно, и не внешний вид человека, его неумение вести себя за столом и правильно пользоваться приборами. (Не надо путать с невоспитанностью.) Культура – это то, что воспитывает людей и служит связи поколений. Культура объединяет нацию, как та же церковь. Когда в 1991 году мне пришлось заниматься возвращением храмов, монастырей, древних икон, мне запомнились слова Патриарха всея Руси Алексия II: "Культура сохранила нам эти камни..." А литература! Я бы сказал так: наша классическая литература, так же как и драматургия, очень сильная, только ее не надо переделывать на сегодняшний лад. Почему? Да потому что там все написано и так!

Я горжусь званием народного артиста СССР. Почему? Да потому что это звание получил от зрителей России, Украины, Белоруссии и других республик большого Союза. Меня знают и таджики, и узбеки, и киргизы. СССР была огромная великая страна, и я не могу отказаться от этого звания, потому что в нем заключается дружба народов, оно воспитывает молодежь и объединяет поколения. Культура не может быть общей, но какая-то часть ее принадлежит всему миру. Эта часть является гордостью нашего народа, но понятна и близка всему человечеству. Например, русская классическая музыка воспринимается одинаково во всем мире, потому что она пробуждает чувства! Конечно же, многое зависит от исполнителя. Вот Денис Мацуев – это наш гениальный пианист. Он сам из Иркутска, его заметили на программе "Молодые голоса" и сразу пригласили на учебу в Москву, в ЦМШ. (!) Родители с бабушкой продали квартиру в Иркутске и привезли его в Москву, купили какую-то однокомнатную квартирку на 1-м этаже в "хрущевке" на окраине Москвы. В таких условиях он готовился к конкурсу Чайковского и получил 1-ю премию, стал лауреатом. Но если бы ты слышала, как он играет – "лабает" джаз! Это фантастика! Я был на его концерте классической музыки в зале Чайковского. И вот он бисировал, бисировал, бисировал, наконец говорит: "Все, я больше не могу!" А потом какие-то сделал вступления и... стал вкрапливать в классику мелодию "в лесу родилась елочка". Что творилось с залом – я до сих пор забыть не могу! Я был потрясен! Вот это талант, который подарило России уже не наше, а следующее, молодое поколение!

– Юрий Мефодьевич, известно, что искусство театра – это неотъемлемая часть культурной жизни. Вся ваша творческая жизнь отдана Малому театру. Что для вас он значит, его корифеи?

– Для начала, если не возражаешь, расскажу о себе. Во время войны мы жили как бы в глубоком тылу – Чита, Забайкалье, но это был не совсем тыл, до границы 400 километров, и граница эта была неспокойной. Жили мы впроголодь, поэтому, особенно у 1–4-х классов, был урок, когда нас подкармливали. Учительница топила печку, наливала нам кипяток, – у каждого в парте была своя кружка, и мы получали по одному пирожку с ливером. Учительница разливала чай, а потом шла к своей сумочке – доставала такую маленькую бутылочку с разведенным сахарином и всем по ложечке добавляла в кружку. Когда мы "слышали" запах этих пирожков, то сразу замолкали, забывали обо всем на свете. А учительница в это время рассказывала о том, что происходит на фронте, как наши бьют фашистов – и мы были счастливы!

То, что я стану артистом и никем другим, я знал всегда. Поэтому не хотел тратить время на химию или физику... И знаешь, наша химичка – а она у нас завуч была, очень строгая – меня вызывала к доске на уроке химии только один раз за четверть. Подойдет к окну и говорит: "Ну, артист, иди к доске!" И весь класс знал, что это я. Мои друзья мне подсказывали, а она все слышала, все понимала, но их не останавливала. Потом посмотрит, что я там "накалякал", и говорит: "Ну, давай! Тройки тебе хватит?" Прошло много лет, мы с ней встретились, и я ее спросил: "Елизавета Ивановна, почему, вызывая к доске, вы называли меня артистом?" Она говорит: "Я знала, что ты будешь артистом". Вот что это такое? Мудрость педагога! Она не мучила меня химией, она меня воспитывала – я бы так сказал.

Помню, как после окончания школы я приехал в Москву поступать в Щепкинское училище. Ехал 7 суток 12 часов на поезде, с дымом, с гарью, весь в саже... На экзаменах надо было пройти 3 тура и конкурс. Уже были пройдены 2 тура, оставался последний тур и конкурс – и тут я оказался в безвыходном положении: были похищены деньги, документы, остался только обратный билет, а денег уже не было на существование. Не знаю, как я осмелился, но пришел к Вере Николаевне Пашенной, поведал о своем положении и сказал: "Если вы меня берете, то берите. Если нет – уеду обратно в Читу". Она посмотрела на меня – мне показалось, что за это время прошло столетие – и говорит: "Ну, оставайся". Поэтому я каждый день ее вспоминаю и говорю – это моя учительница!

Да, я попал в Малый театр, который раньше был Императорским, и сейчас отдельным несогласным с этим названием говорю: "Да, Императорский театр! Что вам в этом не нравится?" В 1756 году после Указа императрицы Елизаветы Петровны был утвержден российский театр в Санкт-Петербурге – Александрийский, а вскоре при Московском университете был открыт театр, который позже стал называться Императорским Московским театром, и сейчас называется Государственным академическим Малым театром. Кто-то называет нас "музеем". Но разве музей – это плохо? Музей – это хорошо! Доступ туда для детей в праздничные дни – бесплатный. Я бы на месте государственной власти в выходные и праздничные дни сделал билеты бесплатными! Неглупые родители водят детей сюда, чтобы посмотреть Островского, Пушкина, Лермонтова в оригинале, а не в "придумке" какого-то человека под названием "режиссер". Ведь этими "придумками" идет развращение публики. Я и наше поколение артистов воспитаны поколениями "великих стариков". По возможности, я пытаюсь делать так же, как помогали мне в свое время. Мы все в неоплатном долгу перед ними – это долг памяти, нравственный долг. Поэтому, возвращаясь к твоему вопросу – что для меня Малый театр? – отвечу коротко: для меня Малый театр – все!!!

– В начале 90-х годов вы служили министром культуры РФ. Трудно было на этом посту? Какими качествами должен обладать министр культуры?

– Ты мне ставишь очень каверзный вопрос, потому что человеку трудно говорить о своих качествах – пусть об этом говорят другие. Я не знаю, какими качествами я обладал, но когда, будучи министром, понял, что меня не слышат, то ушел. Я не соглашался с некоторыми решениями вышестоящих организаций, протестовал, но последней каплей стало соединение Министерства культуры с туризмом – и я подал заявление об отставке. Еще тогда предупредил, что будут большие финансовые потери, что от этого соединения пострадают как культура, так и туризм, и что это "животное – помесь ежа с ужом" просуществует недолго. И оказался прав – это продлилось немногим более полугода. А сейчас, кажется, туризм вновь присоединили к Министерству культуры, большей глупости придумать нельзя.
Этой отставкой тогда я выразил свой протест, хотя в свое время с удовольствием принял предложение возглавить Министерство культуры. При этом я поставил условие, что из театра никуда не уйду. У меня спросили, смогу ли я совмещать две эти большие должности, и я ответил: "Ну, это мое дело! Смогу!" Одна газета тогда написала, что "он министр до шести часов, а после шести – артист". И за то, что я успел сделать за эти годы, пока был министром, мне не стыдно перед всеми моими коллегами от Владивостока до Калининграда. А вообще, как с культурой, так и с наукой, образованием, медициной большому начальнику нужно обращаться очень осторожно, потому что представители этих отраслей очень нежные "существа".
Вот возьми песни военных лет – даже не музыку, а слова... "Мне кажется порою, что солдаты,/С кровавых не пришедшие полей,/Не в землю нашу полегли когда-то/А превратились в белых журавлей..." У меня сразу комок в горле встает. Почему? Да потому что я видел все это! Я пережил все это! И поэтому я не могу принять некоторые сегодняшние реалии. Мои чувства оскорбляет вид попрошаек, которые, прикрываясь камуфляжной формой, просят милостыню – вроде они "афганцы". Но я смотрю на них и вижу, что это не "афганцы", что у него совершенно другие глаза... Настоящий "афганец", прошедший войну, с ампутированными ногами, этого делать не станет. Это тот бизнес, который ни к солдатскому подвигу, ни к развитию нации не имеет никакого отношения. И мне обидно!

Однажды я поздно шел по Бронной улице и за мной увязались два здоровых парня, на голову выше меня, оба пьяные. Один мне говорит: "Ну, дай денег, не хватает на хлеб". Я залез в карман и не глядя достал из кармана деньги и говорю: "На!" А он, когда увидел, сколько я ему дал, долго на меня смотрел, а я ему: "Бери, бери! Но только если ты это потратишь не на хлеб... Я не умру с голода, но ты умрешь нехорошей смертью! Привет!" – и ушел, а в отражении витрины видел, как они молча смотрели мне вслед, долго смотрели. Я не знаю, как дальше сложилась их жизнь, что с ними. Хочется думать, что этот случай заставил их задуматься. Хотя...

– Юрий Мефодьевич, я знаю, что вы очень любите животных. Что вас в них больше всего поражает? Какие они – ваши домашние питомцы?

– Да, я очень люблю животных, и они меня всегда интересовали. Почему кошки реагируют так, а не иначе? У них очень хороший слух: даже когда спят, у них уши все время слушают. Почему собаки иногда бывают умнее людей? Почему именно собака полетела первый раз в космос? Почему все большие медицинские открытия сделаны благодаря собакам и другим животным? Наверное, потому что человек близок к ним – конечно, не собачьей жизнью... Почему они нас понимают? Вот у меня три собаки – и у каждой разный характер. Например, недавно я уезжал с дачи, и они по-разному реагировали. Один из них, Валет, так смотрел на меня, такими глазами... что я понял – у него есть душа и он не хотел, чтобы я уезжал. А второй – более молодой и крупный вырос с Валетом и ходит за ним, как ниточка за иголочкой, – то на Валета посмотрит, то на меня. Наверное, не может решить, что делать, и говорит: вот как Валет скажет, так и я сделаю. А Жулька – самая молодая... Я когда уходил – закрыл дверь, большие собаки так на террасе и остались. Обычно они меня до калитки провожают, а тут за дверью остались. А Жулька побежала за мной до калитки и стала оборачиваться к оставшимся: а чего это вы не идете? То есть они практически без слов все говорят и понимают друг друга.

Кошки – более закрытые. Мой кот за мной все время ходит. Всегда встречает у дверей – большой такой, пуховый. Я ему говорю: "Ну, что ты хочешь?" Потом без слов рукой махну – он за мной идет, сядит и смотрит. Я ему: "Что, есть хочешь? Что будешь – это или это?" Он посмотрит на "это" и на "то", и я понимаю, что он "это" хочет! Значит, есть какой-то сверхъестественный разум у всех живых существ!

Говорят, что лошади самые умные животные, а я все-таки думаю, что собаки. Именно собаки спасают людей, они многих спасли во время войны. Собаки были санитарами, они, обвешанные гранатами, бросались под танки, и это не выдумки, не сказки – это правда! Очень люблю смотреть телевизионные передачи: "Планета собак", "Планета кошек". В этих программах можно увидеть и узнать много интересного и познавательного. Эти знания помогают мне в работе со студентами. На занятиях иногда я вижу, что кто-то учебный материал понимает, а кто-то не понимает. И тогда я начинаю рассказывать про собак и про кошек – и это становится более понятным. Вот так!

– Недавно я побывала на постановке комедии Гоголя "Ревизор". Мне известно, что в свое время вы играли роль Хлестакова, а сейчас являетесь режиссером. Какая работа вам больше нравится?

– Актером больше нравится. И еще я бы так сказал – мне нравится педагогическая работа. Я преподаю в Щепкинском училище уже полвека. Я получаю удовольствие от этой работы. Что касается режиссерской работы – то не часто ставлю. Но когда у молодых режиссеров бывают какие-то "дырки", или возникают недоразумения – исправляю что-то, но обязательно при режиссере. А ставлю спектакль только тогда, когда есть какая-то необходимость, тогда я подключаюсь. А так – мне больше нравится быть артистом – это с детства!

– Юрий Мефодьевич, все знают вас как артиста театра и кино. А что вам больше по душе: играть на съемочной площадке или на сцене?

– Сейчас я буду говорить в пользу театра, потому что на сцене все-таки ты хозяин роли, каким бы ни был хорошим режиссер. Вот жил-был очень хороший артист Владиславский Владимир Александрович. Как-то я стал спорить с режиссером – молодой тогда был, говорю: "Да вот здесь, по-моему, надо бы сыграть вот так!" А Владиславский после репетиции меня отозвал в сторонку и тихо говорит: "Никогда не спорь с режиссером! Ты ему всегда говори: хорошо, я попробую, сейчас попробую – и сделай. А когда выйдешь на сцену – делай, как ты думаешь, как ты чувствуешь". Мне кажется, я всю свою актерскую жизнь поступал так, как сказал мне Владиславский, как подсказывало мне сердце, конечно, в определенных режиссером рамках.

– Все мы хотим вырасти и стать хорошими людьми. Быть хорошим человеком – что это значит?

– Быть хорошим человеком научить нельзя, его можно только воспитать! Я могу сказать – у нас в театре очень много хороших людей. Они не занимают больших постов – они спокойно, тихо делают свою работу. Будь то осветитель, уборщица, да будь любой человек: монтировщики декораций, гримеры, реквизиторы, работники пошивочных цехов – это все наш золотой фонд! У нас есть, наконец, медицинская часть! Люди работают по 20 лет и больше, они прирастают душой к театру. Это все и называется коллектив – как одна семья, а театр – наш общий дом. Семья у нас большая – 700 человек. И все в меру своих возможностей относимся к этому дому с большой заботой и любовью.

– И в заключение – какие советы и пожелания вы можете дать молодому поколению?

– Вообще я советы не даю... Совет у меня один – побольше читать классики, не только русской, но и Шекспира, Киплинга, Мольера. Из наших – Распутина, Шукшина, Астафьева, я уж не говорю о Толстом и Чехове. Музыка, особенно классическая – она заставляет людей думать. И поэзия! Потому что поэзия и музыка пробуждают чувства! Вот это все и формирует личность человека, а уж он сам сделает правильные выводы, без всяких советов.


Политика В Тегеране прошла встреча Лаврентьева и помощника главы МИД Ирана В Тегеране прошла встреча Лаврентьева и помощника главы МИД Ирана

Спецпредставитель президента РФ по сирийскому урегулированию Александр Лаврентьев и старший помощник главы МИД Ирана по специальным политическим вопросам Хоссейн Джабери Ансари провели встречу в Тегеране, сообщает иранское агентство Fars со ссылкой на посла России в Иране Левана Джагаряна.

В мире В Тбилиси проходят протесты В Тбилиси проходят протесты

Оппозиция организовала бессрочную акцию против Саломе Зурабашвили, избранную президентом страны. Руководители оппозиционного блока присоединились к протестующим после вояжа в город инаугурации президента Телави.


Культура Владимир Путин дал старт наступающему Году театра. Владимир Путин дал старт наступающему Году театра.

13 декабря стал знаменательным днем для всей театральной общественности России. В Ярославле в первом русском театре имени Федора Волкова был дан старт предстоящему Году театра, который откладывался два раза, видимо время тогда не пришло, и вот, наконец, оно наступило.

Спорт Новый президент СБР, допинговые скандалы и Шипулин в резерве Новый президент СБР, допинговые скандалы и Шипулин в резерве

2 декабря в словенской Поклюке стартует Кубок мира по биатлону 2018/2019. Сборную России серьёзно "перетряхнуло" в межсезонье, поэтому если летом вы не следили за новостями, то национальную команду с первого взгляда не узнаете. Рассказываем, что изменилось.