26 марта 2015, 12:42, Любовь Лебедина

Актерские краски стоят дорого

Город Тамбов с 300-тысячным населением не назовешь богатым, хотя война не коснулась его, тем не менее здесь находят средства для серьезных культурных проектов и ухитряются проводить различные театральные и музыкальные фестивали, в том числе посвященный творчеству 
Сергея Рахманинова.

Актерские краски стоят дорого Автор фото: Александр Устинов Сцена из спектакля "Чайка"

Все упирается в человеческий фактор. Если руководитель культурного учреждения болеет за свое дело, не сидит в ожидании дотаций губернатора, а сам находит средства на творческий процесс, то и люди в его ведомстве чувствуют себя защищенными, готовыми к большим свершениям. Для меня таким удивительным человеком в области культурного менеджмента стал директор автономного учреждения "Тамбовтеатр" Петр Куликов, который руководит двумя театрами: драматическим и кукольным, расположенными в одном здании бывшего дворянского собрания, выстроенного в середине девятнадцатого века. Тут царит особая атмосфера, можно сказать, домашнего уюта, чувствуется рука рачительного хозяина, наделенного художественным вкусом, взявшего для себя за правило – все для зрителя, ради зрителя, чтобы он не ощущал себя обделенным провинциалом. Поэтому и приглашает ведущих столичных режиссеров, а чего ему это стоит – знает только он. И еще знают артисты, готовые репетировать с утра до вечера. Не только потому, что их зарплаты зависят в том числе и от количества репетиций, но каждому из них хочется соответствовать столичному уровню, чтобы приезжему режиссеру захотелось поработать с ними еще и еще. 

Я не собираюсь изображать идиллическую картину, не соответствующую суровому бытию культуры, подбирающей крохи с "барского" стола. Видно, в России еще с советских времен так повелось, что культура субсидируется по остаточному принципу, и сколько не проводи спущенных сверху "Годов культуры", в случае экономического кризиса первой страдает Мельпомена, ведь ее на хлеб не намажешь, хотя… Но это так – к слову.

Возвращаясь к Тамбовскому драматическому театру, почему-то ни разу не представленному на "Золотой маске", хочу сказать: может быть, его спектакли не вписываются в формат авангардной "Маски", и все-таки у этого коллектива есть свой блеск, пусть и не сусального золота, а серебра уж точно. Премьера чеховской "Чайки" состоялась в начале этого сезона, и в ней еще не все устоялось, не все сложилось в "пазлы", но произошло главное – артисты почувствовали чеховский нерв, ощутили в каждом герое часть своей судьбы и пошли за режиссером, хотя Аркадий Кац поставил перед ними очень трудную задачу. Они не были прикрыты декорациями, им не за что было ухватиться, кроме как друг за друга на почти пустой сцене с трансформирующейся лодкой (художник Майкл Френкель). Поэтому биографии каждого персонажа рождались из внутреннего состояния, из того, что артисты себе насочиняли, а потом выразили в монологах, обращенных к зрительному залу.

Обычно в спектаклях по этой пьесе на первый план выступает Нина Заречная, которую ассоциируют с чайкой. Но, скажите, какой чайкой, если публика видит только мертвую чайку, а потом чучело чайки в последнем акте, где психически неуравновешенная Нина называет себя чайкой. Наверное, она хотела быть свободной, как чайка, но ее подстрелили (и тут сто раз прав рациональный Тригорин в исполнении Сергея Ключникова, отражая этот сюжет в своем будущем рассказе). Молоденькая провинциалка, какой ее трактует Ольга Сирото, в погоне за славой и любовью известного писателя не только не рассчитала своих сил, но и предала Костю Треплева (Артем Голяев). Поэтому бумеранг предательства, только другого – Тригорина, оставившего Нину с ребенком, возвращается к ней. Честно сказать, мне не было ее жаль, ведь это она погубила Константина, заставила его страдать, а потом своим признанием в любви к беллетристу подтолкнула к самоубийству. Конечно, у Чехова не может быть все так однозначно поделено на белое и черное, но режиссерский замысел воплощают артисты, а в зависимости от их красок мы рисуем портрет конкретного персонажа.

В данном спектакле из-за особой "вольтовой дуги" лидерами действия стали сестра и брат: Аркадина и Сорин. Оба они цепляются за жизнь, как могут. Только Ирина Николаевна на вершине шаткого Олимпа не допускает даже мысли, что скоро придется с него сойти. Ну а бывший статский советник, ощущающий себя приживалом в усадьбе, мечтает получить от жизни хоть какие-то дивиденды. Ирина Горбацкая играет женщину осенней поры, еще прекрасной, но уже увядающей, поэтому хочет всем доказать, в том числе и себе, что ее можно любить, а когда почва уходит из-под ног, то прибегает к "услугам" сыгранных ею героинь. Например, обращаясь к охладевшему Тригорину, она с пафосом восклицает: "Ты последняя страница в моей жизни". Не правда ли, эта фраза напоминает строчку из пошлого водевиля? Аркадина запуталась, она уже не разбирается, где настоящая жизнь, а где сценическая, но одно она осознает точно: свою вину перед брошенным сыном. Сорин в исполнении Михаила Березина угрызений совести не чувствует, кроме вины перед собой. Ведь он мог состояться, мог полюбить и жениться, но все откладывал на потом, а, как известно, "потом" быстро превращается в прошлое, и вот уже отведенное Богом время стучится в дверь. Удивительно горький монолог Сорина в инвалидном кресле звучит как прощальный, скупой, без соплей, и оттого глубоко трагический.

Аркадий Кац также позволил нам напомнить, что Чехов писал комедию, но комедию без комикования, с грустной улыбкой над несовершенным поведением людей, их амбициями и кривыми зеркалами, в которых они пытаются узнать себя. Доктор Евгений Дорн в исполнении Юрия Томилина один из них. Порой он напоминает заезжего итальянца в России, не понимающего, почему люди живут тут так скучно, но при этом хотят до бесконечности продолжать серое существование. Как ни странно, рядом с ним стоит управляющий Илья Шамраев (Алексей Дульский), питающийся воспоминаниями о своей лихой военной карьере и романчиками с актрисульками, не идущими ни в какое сравнение со скучной женой Полиной Андреевной (Елена Федорова), по привычке делающей круги вокруг холостяка Дорна. И это уже сплошной водевиль со сценами ревности, истерики и глумливого минора.

Если разобраться по существу, то весь спектакль напоминает симфонический оркестр, и в этом сравнении я не оригинальна, только одни инструменты играют чисто, а другие изредка фальшивят, точнее, уходят "не в ту степь", поэтому хотелось бы все привести к единому знаменателю, и здесь присутствие дирижера необходимо.

Совершенно другую картину я наблюдала в кукольном театре при рождении нового спектакля "Сотворение мира" по пьесе Исидора Штока "Божественная комедия", идущего более двух часов и фактически предназначенного для взрослой аудитории. Поскольку надо уметь ощутить ту тонкую грань, которая образуется на стыке художественного вымысла, то есть наивного представления о сотворении мира, в том числе первых людей Адамы и Евы, и философии высшего разума. К христианскому учению этот спектакль не имеет никакого отношения, поэтому режиссер Евгений Пермяков, следуя за автором, посылает зрителям свой месседж, связанный с комиксами по поводу мироустройства вселенной и ее доброго создателя, который тоже может ошибаться и принимать опрометчивые, а значит, смешные решения. Поэтому у блюстителей нравственности нет повода обвинять режиссера в аморальности, искажении вероисповедования, просто он без всякой задней мысли шутит, не желая никого оскорблять. Не случайно постановщик разделяет две сферы влияния в условном сотворении мира, тех, кто его создает в "небесной канцелярии" в виде трех инфернальных фигур: создателя и ангелов, и тех, кто этими благами пользуется на земле, включая Адама и Еву, разное зверье, птиц, таракашек, букашек.

По ходу действия один из непослушных ангелов превращается в падшего, то есть демона, а потом и дьявола, у которого в финале спектакля заключительная ария в клубах дыма. Соблазнение безвинных кукол в лице Адама и хитрой Евы, которые на земле обретают человеческий вид, представляет сильный эмоциональный удар по нервам зрителей. Может быть, впервые они осознают, что люди, созданные по образу и подобию божьему, предпочитают рожать в муках, трудиться в поте лица, но при этом не соблазняются райским существованием, потому что хотят отвечать за свою жизнь сами. В этом синтетическом спектакле пальму первенства я бы отдала куклам. Не только потому, что они прекрасно исполнены художником Анной Бубенцовой, но сами артисты чувствуют себя в роли кукловодов более уверенно. И тем не менее данный эксперимент заслуживает уважения и внимания, ибо развлекая, он заставляет зрителей задуматься о великой миссии человечества на земном шарике.


Политика Песков: Россия не отказалась от гуманитарной помощи жителям Донбасса Песков: Россия не отказалась от гуманитарной помощи жителям Донбасса

Самопровозглашенные республики Донбасса – будут продолжать получать от России гуманитарную помощь. Такое заявление сделал пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков, таким образом опровергнув информацию появившуюся в СМИ о том, что помощь предназначенную для ДНР и ЛНР переадресуют Крыму и Калининградской области.

Экономика 30 000 листов за 96 часов 30 000 листов за 96 часов

Призрак сугробовской преступной группы бродит по коридорам Мосгорсуда. Полковнику Борисову всё труднее бороться за своё доброе имя.


Общество Собирать мебель должен профессионал Собирать мебель должен профессионал

Так приятно выбирать мебель, представляя, как она красиво впишется в дизайн квартиры или дома, или мечтать о том, как на смену надоевшему дивану можно будет купить большую кровать, а может быть вообще и целый гарнитур… Постойте, но кто все это будет собирать?

Культура Империя времени. Братство Империя времени. Братство

Русское фэнтези, да оно существует и на удивление бывает интересным, захватывающим и с интригующей сюжетной линией. Вы еще не знакомы с писателем Анной Потемкиной и ее творчеством? Тогда самое время познакомится, ведь у нее вышла новая, весьма нетривиальная книга…