26 марта 2015, 14:04

Жадность "Шарли" cгубила

Оставшиеся в живых "журналюги" печально известного французского журнала перессорились из-за акций издания. Я не случайно употребил жаргонное словцо. Сразу после расстрела редакции леворадикальных карикатуристов, скрывающихся в стольном граде Париже под срамной вывеской "Charlie Hebdo" (что в переводе на человеческий русский язык означает "еженедельник "Шарли"), я написал маленькую и скромную заметку под заголовком: "Шарли Эбдо" наживается на крови и ненависти" (опубликовано в "Трибуне" 16.01.15).

Жадность "Шарли" cгубила

"Скандальный французский журнал в считанные дни заработал более 10 млн евро. Вышло как раз по миллиону за каждого убитого сотрудника", – цинично писал я. Но, как выяснилось, впоследствии оказался прав!

Напомним, что нападение на редакцию "Шарли" случилось в аккурат на наше Рождество, то есть 7 января. А уже через неделю – в среду, 14 января, увидел свет первый после резонансного теракта номер. Что любопытно, еще недавно издание находилось на грани банкротства и выходило весьма скромным тиражом – 60 тысяч экземпляров, из которых удавалось реализовать в лучшем случае половину. Однако после известных событий "Шарли" поднял планку сначала до миллиона, а затем и до 3 млн штук. Но и этот рекордный тираж был раскуплен за считанные часы. Несчастные французы с утра выстраивались в очереди у киосков (у них это называется "хвост") за новой порцией весьма сомнительного "счастья". В этой связи хозяева журнала приняли решение увеличить тираж еще на 2 млн – до 5 миллионов экземпляров. Если помножить это на три евро (столько стоит один номер в киосках), получится весьма внушительная сумма  15 млн в евровалюте. Конечно, не все эти деньги пойдут журналу. Однако у "Шарли Эбдо" появились и другие источники дохода. Например, на виртуальных аукционах стоимость одного номера доходила до 300 евро, то есть за него просили в сто раз больше, чем он реально стоит.

Всего, как подсчитали эксперты, журнал заработал на трагедии 10 млн евро, включая пожертвования со стороны простых французов и различных бизнес-структур. Например, Google, как сообщается, пожертвовал изданию 250 тысяч евро.

Таким образом, с чисто экономической точки зрения безответственную авантюру сего сатирического еженедельника можно назвать вполне успешной. Правда, для этого придется позабыть о том, что человеческая жизнь бесценна! И они реально позабыли. Похоже, журналисты "Шарли Эбдо" решили урвать на этом фронте свой жирный кусок пирога: банкротство им теперь явно не грозит. Но этого удалось достичь слишком дорогой ценой!

"Боюсь, что расстрел редакции журнала – это только начало", – писал я два месяца тому назад. И снова оказался прав: пролилась новая кровь, включая мордобои на демонстрациях "за" и "против" "Шарли", которые прокатились по всему миру.

А теперь все эти "молодцы" цинично дербанят наследство своих убитых коллег. В настоящее время 40% акций принадлежат родителям руководителя редакции Стефана Шарбонье, погибшего в январском теракте, еще 40% – художнику под псевдонимом Riss, пострадавшему в результате нападения и до сих пор не поправившему здоровье, а оставшимися 20% распоряжается соучредитель Эрик Порто. Однако сейчас эта (с позволения сказать) редакция спорит о том, кому должны принадлежать "золотые горы".

Как сообщало на днях агентство France-Presse, 11 "шарли"-журналюг наняли двух адвокатов, которые должны будут отстаивать их требования о разделении акций Charlie Hebdo между всеми членами коллектива. Они надеются распределить их "поровну". Хотя "хозяева" журнала, как и следовало ожидать, "пока не рассматривают такую возможность".  

Впрочем, какая разница, кто получит барыши?! Как написал один остроумный блогер, денег надо еще отвалить "всем дебилоидам", кто навесил на себя позорный лозунг: "Я есть Шарли".

Конечно, лежачего не принято бить (равно как и плохо говорить о покойных), но я, если честно, удивляюсь французским христианам (если перефразировать Лермонтова, "богатыри не вы, месье-дам"): почему они уже давно не набили морды этим извращенцам? Возможно, оно в результате только спасло бы жизни кому-нибудь из этих борцов за "свободу слова". Ведь оскорбляли они, мягко сказать, далеко не только мусульман…

Впрочем, все их "свободомыслие" крутилось в основном вокруг таких человеческих ценностей, как половые органы и задний проход (хотя, для многих из тех, кто гордо заявляет: "Я Шарли!" – это почти одно и то же).

Вот, например, русская туристка, которую вместе с другими посетителями местного музея расстреляли в Тунисе, – это действительно самая настоящая жертва международного терроризма. А вот сотрудники журнала "Шарли Эбдо" (при всем моем уважении к любой человеческой жизни) – это банальные и пошлые провокаторы, которые льют воду на мельницы ненависти. И мутные круги от их грязной водички расходятся по всему миру. Те, кто их поддерживает, для меня просто идиоты! Наверное, схожую карикатуру про своих маму с папой они не восприняли бы как очередное проявление свободы слова!


Политика СМИ узнали о намерении США обсудить с Россией трехстороннюю ядерную сделку СМИ узнали о намерении США обсудить с Россией трехстороннюю ядерную сделку

Представители США на переговорах с Россией в Женеве в среду намерены обсудить возможный трехсторонний договор по ядерному оружию с Китаем, сообщило агентство Рейтер со ссылкой на высокопоставленных представителей США.

В мире На Украине возбудили 11 уголовных дел против Порошенко и его команды На Украине возбудили 11 уголовных дел против Порошенко и его команды

Государственное бюро расследований Украины возбудило 11 уголовных дел против экс-президента страны Петра Порошенко и других высокопоставленных лиц. Об этом на брифинге сообщил директор бюро Роман Труба.

Экономика Аналитик рассказал, когда наступит "самый плохой день" для рубля Аналитик рассказал, когда наступит "самый плохой день" для рубля

Следующая пятница, 26 июля, может стать самым плохим днем для рубля, заявил "Российской газете" эксперт "Международного финансового центра" Владимир Рожанковский.


Общество Дело прокурора Павлова в поисках справедливости Дело прокурора Павлова в поисках справедливости

Самарский областной суд начал рассмотрение апелляционной жалобы на приговор экс-прокурору Безенчукского района Самарской области Андрею Павлову, которого суд первой инстанции приговорил к 4,5 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима. лома о высшем образовании.