2 апреля 2015, 12:57, Валерий Асриян

"Мушкетер" по имени Папен

У него было два известных однофамильца. Одним из них – знаменитым французским математиком и физиком Дени Папеном, первым создавшим паровой котел, – он мог гордиться. А вот вторым едва ли. Ибо Франц фон Папен вошел в историю как сподвижник Гитлера, вице-канцлер нацистской Германии, человек, представший перед Нюрнбергским трибуналом, хотя и оправданный им. Но, наверное, именно Жан-Пьера Папена (на фото), одну из наиболее ярких звезд в истории французского футбола, надо считать самым известным из трех Папенов. Он прославился как мастер точного, сильного удара по воротам, зачастую из самых невероятных позиций. Эти удары оборачивались градом голов в ворота соперников.

"Мушкетер" по имени Папен

Где бы ни играл Папен, в него верили, как в талисман, приносящий удачу. В 1991 году Папена назвали лучшим футболистом Европы. Шесть лет подряд он становился чемпионом. Вначале Франции, затем Италии. Пять раз был лучшим бомбардиром чемпионата Франции, трижды лучшим голеадором в розыгрышах европейских кубков. Теперь даже представить трудно, что был в карьере Папена момент, когда вся Франция подвергала его насмешкам. И совсем уж удивительным представляется тот факт, что футбольная слава француза Папена начиналась не во Франции, а в Бельгии.

"Вопрос о том, кем я буду, когда вырасту, в детстве у меня даже не возникал. Ведь мой отец – Ги – тоже играл в футбол, и любовь к этому виду спорта мне передалась, можно сказать, с генами", – вспоминает Жан-Пьер. Но брать уроки мастерства у отца ему не пришлось. В семье произошла драма. Родители расстались, фактически бросив сына. Подросток переехал в городок Жермон вблизи от бельгийской границы – к бабушке. Только она кое-как за ним и приглядывала.

В 15 лет Жан-Пьер обратил на себя внимание тренеров скромного "Валансьена", выступавшего во втором дивизионе французского чемпионата. Но прошло целых 5 лет, прежде чем состоялся его дебют в профессиональном футболе. Это случилось 11 июля 1984 года. "Мы играли с "Канном", матч закончился вничью – 1:1, – вспоминал Папен. – Я был в шоке от того, что не реализовал такой шанс! С двух метров лягнул мяч, как мул, и вратарь его отбил". Реабилитировался он спустя неделю в Гавре. Точный удар Папена в девятку принес "Валансьену" победу. Жан-Пьер неплохо зарекомендовал себя в том сезоне, забив 15 мячей, и летом 1985-го к нему уже присматривались ведущие клубы страны. Было очевидно, что следующий сезон Папен начнет в элите.

И это действительно оказалось так – только элита, в которую он попал, была не французской, а… бельгийской. "Брюгге" неожиданно оказался проворнее соотечественников Папена и прибрал его себе. Как ни странно, именно в Бельгии к Папену впервые пришли народная любовь и почитание. Именно здесь ему дали прозвище JPP (таковы были его инициалы), которое прочно закрепилось за ним. А бельгийские болельщики спустя лишь три месяца после появления в стране Жан-Пьера создали первый фан-клуб Папена. Болельщикам нравились его решительность и жажда борьбы. На каждый матч он выходил как на последний в жизни, и стремился бить по воротам, как только для этого предоставлялась малейшая возможность. Агрессивный стиль игры всегда нацеленного на ворота Папена принес свои плоды: он забил за "Брюгге" за сезон 32 мяча: 21 в чемпионате, 5 – в Кубке Бельгии и 6 – в Кубке европейских чемпионов.

Благодаря такой результативности JPP добился, казалось бы, невозможного: его включили в состав сборной Франции на чемпионат мира-86, не посмотрев на то, что он не провел еще ни одной игры в высшей лиге чемпионата своей страны. Сам Папен считает, что переломным моментом, когда его наконец-то признали на родине, стал хет-трик в матче Кубка европейских чемпионов "Брюгге" – "Боавишта". Это был его первый хет-трик в карьере. Вся Франция загорелась желанием узнать, кто же он такой, этот Папен, и откуда он взялся? Тренер "трехцветных" Анри Мишель поначалу отнесся к нему скептически, но от месяца к месяцу его отношение к Жан-Пьеру становилось все более благосклонным. Лидеру команды – знаменитому Мишелю Платини – он тоже приглянулся. Платини считал, что команде как раз не хватает такого ярко выраженного бомбардира.

Однако чемпионат мира в Мексике, на котором французы стали бронзовыми призерами, у Папена не получился. Жан-Пьеру явно не хватало опыта, и оба Мишеля – и Анри, и Платини – ждали от него много большего. Папен, правда, стал автором юбилейного, 1200-го гола в истории мундиалей, забив его на 79-й минуте первого матча с Канадой. Но сколько же моментов он бездарно растратил, перед тем как отправил мяч головой в сетку после прострела Янника Стопира! Их, наверное, могло хватить на 2–3 хет-трика.

Во Франции Папена встретили насмешками. Газеты просто издевались над ним, со злой иронией называя нападающего несостоявшейся звездой, недотепой, мазилой. Папен ответил на это так, как надо, – одержимостью на тренировках. Результаты его работы над собой были ошеломляющими: за каких-то 2–3 года "мазила" превратился в суперфорварда с превосходно поставленным ударом. Папен с поразительной точностью укладывал мячи в сетку, даже из очень сложных положений. В ситуациях, когда обычному нападающему стоило большого труда хотя бы как-нибудь коряво нанести удар по воротам, Папен легко, мастерски обрабатывал мяч и хлестким движением укладывал его в угол. Такие приемы стали получаться у него столь изящно и непринужденно, что непосвященный ни за что не догадался бы о том каторжном труде, который за всем этим таился. Жан-Пьер бил с лета, распластавшись в воздухе, боковыми "ножницами", через себя. Его фирменные удары французские журналисты остроумно окрестили "папинадами".

Папен стал признанным лидером сборной, которая нашла в его лице достойную замену закончившему игровую карьеру Платини. Папен был главной ударной силой "трехцветных", которые в течение трех лет на рубеже 80–90-х годов не знали поражений, не потеряли ни единого очка в отборочных играх к Евро-92. Правда, в финальном турнире европейского первенства выступили посредственно, хотя считались фаворитами.

1991 год стал для Папена знаковым. По его итогам он получил "Золотой мяч" лучшего футболиста Европы и стал третьим представителем Франции после Раймона Копа и Мишеля Платини, удостоившихся этой почетной награды. Среди этих трех знаменитых "мушкетеров" французского футбола Папен более всех походил на д’Артаньяна своей особой удалью и задиристостью. А его удары, как и шпага гасконца, часто бывали просто неотразимы. Он мог в 1991 году добавить к "Золотому мячу" и Кубок европейских чемпионов, но марсельский "Олимпик", в который он перешел в 1986 году, проиграл в финале по серии пенальти "Црвене звезде".

С "Олимпиком" у Папена связано много приятных воспоминаний. Четыре раза подряд он становился в его составе чемпионом Франции, пять раз кряду – лучшим бомбардиром национального первенства. Но самые яркие впечатления остались у него от финального матча на Кубок Франции 1989 года. "Олимпик" победил "Монако" – 4:3, причем Жан-Пьер забил три мяча. "За этот хет-трик я был награжден особо: помимо Кубка получил также поцелуй президента Миттерана, чего от него не только я – никто не ожидал. Он обычно был весьма скуп на подобные проявления эмоций", – говорит Папен.

Из "Олимпика" он ушел, когда разразился скандал, связанный с тем, что президента клуба Бернара Тапи обвинили в "покупке" матчей. Папен был не согласен с этими обвинениями, у него было особое отношение к Тапи, которого Жан-Пьер называл своим вторым отцом. Но случилось то, что случилось, и Папену пришлось расстаться с "Олимпиком". Его новой командой стал "Милан". И по иронии судьбы именно эти два клуба оказались в мае 1993-го соперниками по финалу Лиги чемпионов. Папен очень нервничал перед матчем, ведь ему предстояло играть против своих вчерашних одноклубников, против команды, которую он привык считать своей. Его нервозность сказалась и на игре. Он ловил себя на мысли, что не знает, кому больше желает победы. Победили в итоге марсельцы. Правда, в следующем, 1994 году, "Милан" все же выиграл Лигу чемпионов, разгромив в финале "Барселону", но в целом в Италии Папен так и не нашел себя, и, проведя здесь три сезона, покинул Апеннины.

Новым клубом Жан-Пьера стала "Бавария", хотя ему не очень хотелось ехать в Германию. Но врачи обнаружили у его дочери – Эмилии – церебральный паралич и посоветовали жить в курортной зоне, желательно рядом с Баден-Баденом. Семейные заботы стали занимать все мысли Папена, и он начал подумывать о завершении футбольной карьеры. В течение пяти лет Папен несколько раз собирался уйти из большого футбола: и после неудач в "Баварии" (хотя вместе с ней стал в 1996 году обладателем Кубка УЕФА), и после того как его отказались приглашать в сборную Франции. Каждый раз он менял свое решение, а окончательно оставил футбол только в 1999-м. Его последним клубом (если не считать короткого пребывания в "Сен-Пьерруаз" с острова Реюньон) был "Генгам" из Бретани.

"Я надеялся осуществить свою последнюю футбольную мечту – вывести "Генгам" в первый дивизион, – говорит Папен. – Но потом понял, что больше не могу проводить по три месяца без своей семьи. И вот в один из таких редких моментов, находясь дома и глядя на мою любимицу Эмилию, я сказал себе: "Хватит! Сколько можно оттягивать то, что неизбежно должно произойти". Именно Эмилия заставила меня отойти от футбола". Понять Папена можно. Любовь к дочери оказалась сильнее любви к футболу. 30 мая 1999 года на стадионе "Олимпик" в присутствии 60 тысяч марсельцев Папен сыграл свой прощальный матч.

После ухода из футбола Жан-Пьер записался на тренерские курсы, но тренером так и не стал. Болезнь дочери заставила его увлечься другим делом – он стал все внимание уделять работе в Ассоциации помощи семьям детей-инвалидов, которую сам Жан-Пьер в декабре 1996-го и основал. Она носит название "Девять сердец", потому что в состав учредителей, помимо Папена, входят еще восемь родителей, чьи дети страдают тяжелыми врожденными недугами.

Папену было 46 лет, когда Францию облетела сенсационная весть о его возвращении в футбол. В 2009 году он сыграл несколько матчей за любительский клуб "Фактюр Бигано". И поверьте, играл не хуже тех, кто был вдвое моложе него. Но это было, конечно, не возвращение. Просто Жан-Пьер хотел доказать и самому себе, и всем тем, за чье здоровье он борется, что и в таком солидном возрасте можно играть в футбол, радоваться каждому мгновению, проведенному на футбольном поле.

О том, как играл Папен в лучшие годы, вспоминает знаменитый советский футболист и тренер, первый вице-президент Российского футбольного союза, заслуженный мастер спорта Никита Симонян:  

– Мне довелось наблюдать за игрой Папена и на чемпионате мира 1986 года, когда наша сборная встречалась с французами, и в последующие годы. Его футбол заметно отличался от традиционного французского. Во всяком случае, он не был похож ни на Раймона Копа, с которым я встречался на поле, ни на Мишеля Платини, ни на звезд последующих поколений – Зидана, Анри или Трезеге. Папен несколько напоминал мне знаменитого французского бомбардира 50-х годов Жюста Фонтена. Но если игра Фонтена во многом зависела от действий Копа, который снабжал его великолепными пасами, то Папен был менее зависим от партнеров, играл значительно разнообразнее Фонтена. Он буквально таранил оборону соперников, сам создавал себе голевые возможности за счет умелого выбора позиции, быстроты и отличной технической оснащенности. В завершающей фазе атаки он в годы своего расцвета почти не ошибался, так как обладал мощным и точным ударом, не оставляющим шансов вратарям.


Политика Песков: Россия не отказалась от гуманитарной помощи жителям Донбасса Песков: Россия не отказалась от гуманитарной помощи жителям Донбасса

Самопровозглашенные республики Донбасса – будут продолжать получать от России гуманитарную помощь. Такое заявление сделал пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков, таким образом опровергнув информацию появившуюся в СМИ о том, что помощь предназначенную для ДНР и ЛНР переадресуют Крыму и Калининградской области.

Экономика 30 000 листов за 96 часов 30 000 листов за 96 часов

Призрак сугробовской преступной группы бродит по коридорам Мосгорсуда. Полковнику Борисову всё труднее бороться за своё доброе имя.


Общество Собирать мебель должен профессионал Собирать мебель должен профессионал

Так приятно выбирать мебель, представляя, как она красиво впишется в дизайн квартиры или дома, или мечтать о том, как на смену надоевшему дивану можно будет купить большую кровать, а может быть вообще и целый гарнитур… Постойте, но кто все это будет собирать?

Культура Империя времени. Братство Империя времени. Братство

Русское фэнтези, да оно существует и на удивление бывает интересным, захватывающим и с интригующей сюжетной линией. Вы еще не знакомы с писателем Анной Потемкиной и ее творчеством? Тогда самое время познакомится, ведь у нее вышла новая, весьма нетривиальная книга…