27 мая 2015, 11:34, Любовь Лебедина

Театральный роман Беляковича с Дорониной ждет продолжения

Народный артист России Валерий БЕЛЯКОВИЧ (на фото) хорошо известен в театральной среде в основном как режиссер и строитель своего Театра на Юго-Западе. С этим неугомонным художником вечно что-то происходит, он не любит сидеть на месте. То ставит спектакли в МХАТе имени Горького, куда Татьяна Доронина допускает немногих, то едет на постановки в Японию, Южную Корею, где его ждут, и он за 20 репетиционных точек ставит кассовые спектакли. История с его назначением, а потом несправедливым увольнением из Театра имени Станиславского наделала много шума. Но после этого Белякович не сдался, не ушел в астрал, он набрал новый курс в РАТИ, вернулся в Театр на Юго-Западе, поездил по провинции, доказав всем, что и там есть отличные коллективы, и теперь просится поехать со своим театром на гастроли в Донбасс и Луганск.

Театральный роман Беляковича с Дорониной ждет продолжения

В прежней беседе, которая состоялась два года назад, вы говорили, что собираетесь открыть в Театре на Юго-Западе новую сцену. Ваша идея реализовалась?

– Да, мы открыли новую сцену, которая называется Арт-кафе. Находится она внизу основного здания в подвале, чтобы там актеры выпускали "пар", показывая свои самостоятельные работы. Надо сказать, эта сцена пользуется большой популярностью у зрителей, и даже спектакль моей ученицы о Лермонтове, сделанный к его юбилею, был приглашен на фестиваль в Пензу, возили его и в Петербург. Там же состоялся и литературный спектакль поэтов Серебряного века. В этом зале на сто человек часто не хватает мест для желающих попасть на представление.

– Значит, в этом подвальном пространстве ставят ваши ученики и вы сами?

– Нет, я не ставлю, потому что уходящий сезон был очень забит у меня, приходилось много ездить на постановки. У нас артисты замечательные, они не любят сидеть сложа руки, и когда я приехал из Южной Кореи, то показали работу, посвященную Дню Победы, заставив меня прослезиться. Что удивляет, поскольку многим сейчас актерам ничего не нужно или делается только за деньги.

– Ну а билеты дорогие?

– Примерно такие же, как на основной сцене, – от одной тысячи до 2,5 тысячи рублей.

– В связи с инфляцией театр ощутил спад зрителей?

– Количество зрителей не уменьшилось, но мы на себе хорошо почувствовали повышение цен.

– А на оформлении спектаклей это как-то сказывается?

– В художественном оформлении у нас присутствует в основном минимализм, так сказать, делаем спектакли из ничего.

– То есть бедностью вас не удивишь?

– Ни в коем случае. К примеру, еду я на машине и вижу на помойке выброшенный ворох старой одежды, останавливаюсь, беру, привожу в театр, сдаю в химчистку и потом использую в своих спектаклях. Поэтому в моем новом доме, который я недавно построил, чердак превратился в костюмерную.

– На днях я слышала по "Эхо Москвы", что в театрах будут вводиться попечительские советы, цель которых – принимать новые спектакли до выхода на публику, чтобы не повторялись истории, подобные "Тангейзеру". Говорят, в эти советы могут входить священники, общественные и культурные деятели. Не кажется ли вам, что это возвращение цензуры в новом формате?

– Я не знаю, что из этого получится, но, основываясь на своем личном опыте, могу сказать следующее. Когда мы открывали свой театр, то не знали, что спектакли надо сдавать Московскому комитету по культуре, и три года играли без всякого контроля. Именно тогда возникли у нас и "Дракон" Евгения Шварца, и "Носороги" Эжена Ионеско, которые запрещали ставить. И вот спустя какое-то время наш спектакль "Носороги" вместе с "Самоубийцей" Эрдмона в Театре Сатиры и "Борисом Годуновым" Пушкина на Таганке закрыли. Валентин Плучек как-то вывернулся, Юрий Любимов уехал за границу, а нас вообще прикрыли. Я три месяца боролся и доказывал, кто мы. Меня вызывали в горком партии (тогда я был членом КПСС) и, на свое счастье, встретил Тамару Васильевну Стрельцову, занимавшую пост заместителя министра культуры СССР. Я ей все рассказал, после чего она заявила: "Ваш театр мы откроем, потому что вы молодцы, но теперь из главка к вам будет приезжать комиссия и принимать спектакли". Но мы их упредили и создали свой попечительский совет, куда входили Сергей Аверинцев, режиссеры Юрий Карасик, Владимир Мотыль, мать Владимира Высоцкого Нина Максимовна Серегина, и сдавали им "Русские люди", после чего принимал главк. Это был страшный бой, а Нина Максимовна такую сказала правду, после чего возражать было бессмысленно. Но потом не стало Андропова, и вся партийная цензура заглохла. Вот что такое попечительский совет. Но для этого руководителям театров надо потрудиться, чтобы он не столько контролировал, сколько помогал. Могут ли священнослужители принимать участие в мирских мероприятиях, это большой вопрос, хотя Патриарх Кирилл как гражданское лицо был на моем спектакле "Мастер и Маргарита" в театре у Татьяны Дорониной, и он ему понравился. Наверное, немалую роль здесь сыграло и обаяние Татьяны Васильевны.

– Скажите, а ее обаяние по-прежнему действует на вас?

– Конечно, так как великих актрис у нас почти не осталось. Для меня большой трагедией стала смерть Майи Плисецкой, в общении с которой случались и комические моменты. Когда отмечали 60-летие Майи Михайловны, мы с друзьями пришли на ее юбилей. В первой части она танцевала Кармен, во второй – сцены из "Чайки". После выхода со сцены ее встречала толпа друзей, но она почему-то выхватила взглядом меня, совершенно незнакомое лицо, и стала со мной общаться. Я тогда поразился, насколько просто и без всякой фанаберии она умеет строить диалог, поэтому рядом с ней не ощущаешь себя пигмеем. А однажды в Давосе она и Щедрин приняли меня за подозрительного бездомного, стоящего у машины, где выгружали их чемоданы. Конечно, Доронина из числа настоящей русской интеллигенции, убывающей на наших глазах. В 82 года она тащит театр на своих плечах, ну а вина СТД заключается в том, что ее коллектив задвинули, будто его и нет на театральной карте.

– А теперь, если вы не против, давайте вернемся к вашему партийному билету. Кстати, Владимир Сорокин написал киносценарий "Ленин" и теперь ищет артиста на роль вождя мирового пролетариата и режиссера будущего фильма, которому Фонд кино оказал материальную поддержку в 60 миллионов рублей.

– Я бы с удовольствием сыграл Ленина. Мне нравится писатель Владимир Сорокин. Думаю, это будет интересно. А в отношении партийного билета могу сказать одно: я его не жег перед телекамерами, как Марк Захаров. Взносы не плачу, и билет продолжает лежать в моем письменном столе. Если честно, я никогда не отказывался от идей социализма. Вся моя жизнь связана с тоской по несбывшемуся коммунизму. Да, казалось бы, в материальном плане мы выиграли, но почему нельзя было соединить свободу творчества с коммунизмом, почему надо было высмеивать те идеи, в которых мы формировались, и выбрасывать их на свалку, в том числе прежние убеждения.

– Скажите, пожалуйста, вы могли бы сейчас с театром поехать на юго-восток Украины и выступить там?

– Это было бы счастьем для нас, потому что первый раз мы выехали на гастроли в цветущий Донбасс, а потом Крым и Севастополь. Для меня это родные города, и после нашего разговора обязательно позвоню в отдел гастролей Министерства культуры и предложу кандидатуру нашего театра, только дорогу надо будет оплатить, а выступать мы будем бесплатно. И если нам этой поездкой удастся хоть чуточку сдвинуть с замороженной точки события в Донецке и Луганске, то, считай, мы свою культурную и политическую миссию выполнили. Мы также были первым русским театром, который приехал на гастроли в Южную Корею. Там же в Сеуле я недавно завершил работу над "Ромео и Джульеттой" Шекспира.

– Я знаю, что вас любят в Японии, куда два раза в году вы выезжаете на постановки, а вот про Корею ничего не знала.

– Первый спектакль, с которым мы приехали в Корею, был "Гамлет", а человек, который через 25 лет встречал меня, сказал: "Я вас сопровождал во время вашего первого визита и сидел на ваших репетициях, пообещав себе, что буду режиссером, и стал им". Я там же сказал корейцам: "Мы ставим спектакль о злобе и вражде, но мы все должны сделать, чтобы искоренить это зло. В вашем театре будет премьера 9 мая. А у нас в этот день состоится салют Победы, во время которого я буду думать о вас. Я хочу, чтобы вы тоже испытали праздничное настроение".

– Хотелось бы знать, помимо восточных театральных романов, насколько долго продлится ваш роман с Дорониной?

– Ну, это мне неизвестно, все зависит от нее. Недавно она сделала мне совершенно неожиданное предложение – сыграть вместе с ней в пьесе "Игра в джин".

– Ну а Японию тоже не можете забыть?

– Не имею права, поскольку я художественный руководитель театра "Доуэн". Недавно поставил там "Ревизора", и теперь надо думать о следующей постановке. В Японии существует особая система – в каждом городе есть Союз любителей театра, они соединяются, выбирают председателя, секретариат и вбрасывают деньги на новые постановки. Попечительских советов, как и художественных советов, придуманных советской властью, у них нет.

– В нашей жизни вообще происходят странные вещи. К примеру, сняли с должности начальника Московского комитета по культуре господина Капкова, приложившего руки и к вашему увольнению из Театра имени Станиславского, хотя писем против вас никто не писал… Тем не менее его "наноновации", связанные с внедрением клубной системы в драматические театры, в частности в Театр имени Ермоловой, Гоголь-центр, продолжают действовать. Причем зрители не ломятся туда.

– Конечно, я не испытываю нежных чувств по отношению к свергнутому Капкову, но, по-моему, дела в ермоловском театре обстоят не так уж плохо. В этом я убедился на премьере "Ревизора". В Театре имени Станиславского такой закатили ремонт, что, попав туда, "балдеешь" от немыслимой красоты. А теперь я спрошу: вас не возмущает, что актриса Ирина Апексимова стала директором двух театров – Романа Виктюка и Театра на Таганке? И это произошло при новом главе Департамента по культуре. Выходит, у нас к дефициту худруков добавился дефицит и квалифицированных директоров?.. Или все вопросы с кадрами решаются на тусовках?..

– Ну а из Театра Станиславского кто-нибудь звонит вам?

– С Владимиром Кореневым у меня по-прежнему сохраняются дружеские отношения. В этом же театре я смотрел "Анну в тропиках", там даже висит мой портрет среди тех режиссеров, которые работали в нем. Я также поздравил нынешнего руководителя Юхананова с прекрасным ремонтом, на который все-таки нашли 25 миллионов рублей. Хочется увидеть его "Синюю птицу", идущую три вечера, поскольку в спектакле играет вместе с женой Владимир Коренев. Я его очень уважаю и как человека театра, и как личность.

– Выходит, вы не мстительный?

– А за что мстить? Если бы я был мстительным, то давно бы умер. И сколько бы мне артисты не делали разных пакостей, я их прощаю. Ведь они сами себе укорачивают жизнь, потому что работают на нервах. Так и мой брат, и Авилов уже ушли из жизни, а могли бы еще долго радовать нас своим мастерством.

– Я догадываюсь, почему актеры пьют…

– Во-первых, потому что играют на струнах своей души, и на каждом спектакле рвут их. И если он, к примеру, сыграл Гамлета, то потом очень трудно выйти из образа, иначе сойдешь с ума, вот алкоголь и помогает. Сцена одновременно и лечит, ибо когда артист выходит на подмостки, то о своих болячках тут же и забывает, но и калечит тоже, расшатывая нервную систему. Поэтому в основе отношений к артистам у меня любовь. Например, приехал к корейцам на постановку, а у них не получается, и я кричу на них, но тут же на репетиции даю понять, что лично против них ничего не имею.

– А как вы добиваетесь нужного результата, ведь между вами и артистами стоит переводчик?

– Да я могу работать и без переводчика. К примеру, в Японии во время первых репетиций переводчик не явился, заболел, и тогда в сценах ярости я изображал тигра. Целый день прорычал. И они понимали. А когда в Сан-Франциско ставил "На дне", то иногда тоже обходился без переводчика. Сейчас я организую свою корпорацию под названием "Белякович", где в буклете будут указаны все мои спектакли, которые я хочу ставить в разных городах со своей группой людей. Потому что для многих провинциальных театров часто возникает проблема, где найти режиссера, а тут – пожалуйста.

– Это вы делаете ради денег?

– Нет, ради своих ребят. Я хочу доказать всем, что в любом провинциальном театре можно за 20 дней поставить хороший спектакль. Только для этого нужны настоящие профессионалы, сполна отвечающие за реализованный проект.

– Одним словом, вы закрепляете авторство в режиссерской профессии, которого почему-то, в отличие от художников, нет в режиссерском цеху. Чуть раньше вы сказали, что ваши артисты поставили спектакль, посвященный 70-летию Победы. А что лично для вас означает этот праздник?

– Мои убеждения не меняются. Как в меня вдохнули социалистические идеалы, так они во мне и живут, и ничем их не вытравишь. Я же в деревне до семи лет воспитывался, и моя бабушка восемь детей родила, самый лучший из них был Роман. Во время войны он погиб, только до сих пор неизвестно, где похоронен. Поэтому для всех нас он герой. И когда мать приехала в Россию и стала председателем колхоза, то познакомилась с Романом, моим отцом. А когда у меня сын родился, то я его тоже назвал Романом. И когда мне выдавали паспорт, то в графе национальность я поставил белорус. "Почему? – спросили меня. – Ведь отец у тебя русский". – "Да потому, что каждый третий в Белоруссии во время войны погиб. Поэтому я хочу, чтобы нас было больше". И без этих священных вещей, как для меня, так и для других, люди превращаются в быдло. Фактически это единственный праздник, который по-прежнему объединяет народы всего постсоветского пространства.

Валерий Белякович: "А судьи кто?!"

Экономика Зачем России Африка? Зачем России Африка?

Россия, начав налаживать отношения с африканскими государствами в XIX веке, продолжает это делать и по сей день. Стремясь стать для континента политическим, экономическим и военным партнером.


Общество Где найти деньги на просвещение: инвестиции частного бизнеса в образование Где найти деньги на просвещение: инвестиции частного бизнеса в образование

Школа – это место, где ребенок проводит минимум девять лет, где готовится ко взрослой жизни и получает необходимые навыки. Качество этой подготовки оказывает огромное влияние на его дальнейшее личное и профессиональное развитие.

Культура МКФ "Западные ворота" состоится в древнем городе Пскове МКФ "Западные ворота" состоится в древнем городе Пскове

С 27 по 30 июня 2019 года в Пскове пройдет международный кинофестиваль "Западные ворота", на котором будут представлены фильмы из европейских стран.