4 июня 2015, 12:39, Михаил Морозов

В России наркотиков нет

Поможет ли запрет "на пропаганду" наркотиков решить наболевшие проблемы их употребления 

В России наркотиков нет

В то время, когда страна захлебывается потоками разного рода зелья, онкологические больные кончают счеты с жизнью из-за отсутствия обезболивания. Власть же при этом проявляет полную беспомощность.

Даже не хочется уже писать  на эту тему. Настолько она затерта и одновременно кровоточащая. В стране, где чуть ли не 8 млн наркоманов, еще двое онкобольных, не получив обезболивания и не выдержав мучений, покончили с собой. Одна из них – 37-летняя мать свела счеты с жизнью жутким способом – выбросившись из окна. До какого состояния ее надо было довести?

Супруга другого самоубийцы считает, что, если бы лечащие врачи не затягивали с выпиской бесплатных медикаментов, ее муж, специалист в области атомных станций, не пошел бы на столь крайние меры. "Даже анализы приходилось делать платно, – говорит она. – Все мои попытки добиться выдачи медикаментов ни к чему не привели. Оказывается, чтобы получать в этом году бесплатные лекарства, заявку нужно было подавать до октября прошлого года. А муж только в январе 2015-го приехал в Россию на лечение". В  итоге, так и не получив лекарств, Алексей Калагин решил прекратить свои мучения. Сейчас по факту самоубийства сотрудники Следственного комитета проводят проверку. Если они установят, что врачи медучреждений допустили халатность, в отношении них возбудят уголовное дело. В который уже раз…

Чиновники Минздрава, в свою очередь, опять, сдвигая брови, заявляют, что также  проверят все досконально. Но  в целом же у них все хорошо, обезболивающих препаратов в достатке, "горячая линия" работает, психологи и медики денно и нощно оказывают всю необходимую помощь. Вся проблема в неуравновешенных онкобольных, которые, несмотря на неустанную заботу о них, продолжают сигать из окон, стрелять в себя, травиться таблетками и газом. И еще в человеческом факторе. Минздрав исправно производит все необходимые бумаги, которые неуклонно повышают доступность обезболивающих препаратов, но они с трудом доходят до врачей и медсестер. "К сожалению, здесь действует тот самый пресловутый человеческий фактор, с которым просто нужно бороться", – сообщил обществу представитель главного медицинского ведомства. Ну так боритесь. Или вам тоже мешает человеческий фактор?

Сейчас вся надежда на новый закон, который вступит в силу 1 июля 2015 года. Он продлит действие рецепта на обезболивающие с 5 до 15 дней. Пустые ампулы и использованные пластыри не надо будет сдавать обратно, чтобы получить новые обезболивающие. А пациента с болевым синдромом (читай, умирающего) не смогут выписать из стационара, не обеспечив его всем необходимым для лечения на дому.

  Невольно вспоминаешь времена проклятого Советского Союза, где не было бизнеса, сервиса, "пиара", колбасы и "горячих линий". Но онкобольные исправно получали обезболивание, ракеты летали на Луну и на Марс, пенсии хватало не только на еду, но и на лекарства.  

Как бы нас не убеждали, трудно поверить успокоительным отчетам чиновников. Потому что любой, кто хоть раз обращался в обычную районную поликлинику, знает, что это такое. Как можно оперативно обеспечить раковых больних наркотиками, если и обычных бесплатных лекарств никогда не достает даже в центре Москвы. Что уж говорить о провинции и о наркотических препаратах? Не случайно же президенту России приходится чуть ли не каждые полгода напоминать о проблеме обеспечения лекарственными препаратами. Что он в очередной раз сделал на прошлой неделе. Но ничего не помогает.

Сам неделю через две отпаиваю жену валерианой после очередной процедуры добывания бесплатных лекарств для не ходячей 90-летней тещи. Последний раз помогла только угроза написать Владимиру Путину. Не стоит сомневаться, президент таких писем получает в избытке.

Потому никакие бравые реляции чиновников, что наркотических препаратов хватает, меня не убедят. Да даже если бы их хватало, бюрократическая система просто не в состоянии  обеспечивать всех и в срок. К тому же врачи боятся связываться с наркосодержащими препаратами.

Но я не испытываю никакого злорадства по этому поводу. Наоборот, очень жалко страдающих людей и обидно за российскую систему власти. Она, к большому сожалению, демонстрирует свою хроническую неспособность решать конкретные и не такие уже сложные задачи. В чем здесь причина: в кадрах, в безответственности, в системе, которая ставит во главу угла деньги, в неработающей вертикали власти – трудно сказать.  Но факт остается фактом. В пору родственникам, рискуя оказаться на скамье подсудимых, идти на улицу к подпольным дилерам и покупать дозы, чтобы спасти умирающих от самоубийства. Иного выхода в нынешней ситуации я просто не вижу. Но вскоре им будет грозить наказание уже тогда, когда они только подумают о наркотиках.

 Дело в том, что ко второму чтению готовится законопроект "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части усиления ответственности за незаконные пропаганду и рекламу наркотических средств и психотропных веществ". Законопроект в его изначальном виде криминализовал  любую рекламу, информацию, касающуюся наркотических средств. Идея благая – усилить ответственность за подсаживание народа на наркотики, чтобы телевидение не показывало наркоманов, чтобы газеты не печатали фото конопляных посадок, чтобы в Интернете не рекламировали спайсы и прочую гадость. А если врач обсуждает с больным методы обезболивания, выбирает препарат – это пропаганда или нет?

Не случайно Верховный суд РФ дал отрицательный отзыв на законопроект, мотивировав его тем, что административное наказание за пропаганду наркотиков у нас уже есть, и проблема не в тяжести наказания, прописанного в законе, а в контроле за его соблюдением, то есть в работе правоохранительных и контролирующих органов.

Одной из причин, по которой наркотики не попадают к онкобольным, называлась боязнь врачей назначать такие препараты, страх необоснованного преследования. Всем памятны эпизоды с врачами-ветеринарами, попадавшими за решетку за применение обезболивающих. Доброе дело у нас наказуемо. Кому же захочется рисковать еще больше. А ну как кто-то подслушает и представит дело так, что врач склоняет больного к приему наркотиков?  Да и вообще лучше держаться от наркосодержащих веществ подальше, целее будешь, подумает врач. Тем самым обрекая больного на смертную муку. В этой ситуации принятие закона, накладывающего дополнительные ограничения в этой сфере, – дело крайне деликатное. Например, как говорят эксперты, после принятия нового антинаркотического закона  распространение через Интернет рекомендаций ВОЗ по обезболиванию станет уголовным преступлением. Также невозможно будет создать сайт, где содержалась бы информация о том, как справиться с сильной болью, на что должны обратить внимание врач и пациент, как вести себя, если приступ боли случился в выходные или праздники. Такая памятка, написанная при участии Департамента здравоохранения Москвы и врачей из Института им. Герцена и доступная сейчас, должна быть из Интернета изъята. Вместо принятия этого законопроекта эксперты предлагают пересмотреть все законодательные нормы, касающиеся наркотической темы, чтобы усилить борьбу с наркотиками, а не с обезболиванием.

Под нажимом экспертов ко второму чтению законопроект подрихтовали.

Но вот вопрос: является ли пропаганда наркотиков  главной причиной и проблемой. Насколько новый закон способен справиться с наплывом зелья и подсаживанием на него все новых жертв?

Помните, знаменитую фразу: в Советском Союзе секса нет. Так и здесь: в России наркотиков больше не будет. Не в том смысле, что их не существует. Их море, и каждый год от их незаконного применения умирают свыше 60 тыс. человек. И в этом море не находится одной капли, которая может облегчить участь или спасти жизнь страждущих раковых больных. Зато теперь ни в СМИ, ни в разговорах наркотиков у нас не будет. Мы будем стыдливо обходить эту тему? Будто бы нет 8 млн наркоманов и нет самоубийц онкобольных?

Я тоже считаю, что российская информационная среда слишком свободна и требует некоторых ограничений.  Но разумных, выверенных и обоснованных.

Можно, конечно, рассуждать и так: на фоне 6 млн наркоманов жизни нескольких обреченных больных значения не имеют. Но хотелось бы, чтобы действия власти были точны и помогали и тем и другим. Тем более что и денег, и наркотиков в стране на самом деле хватает.  


Политика Наследный принц Саудовской Аравии позвонил Путину после атаки на НПЗ Наследный принц Саудовской Аравии позвонил Путину после атаки на НПЗ

Владимир Путин и наследный принц, министр обороны Саудовской Аравии Мухаммед бен Салман Аль Сауд по телефону обсудили атаку на нефтеперерабатывающие предприятия королевства, сообщила пресс-служба Кремля.

Экономика Литва впервые купит крупную партию российского СПГ, пишут СМИ Литва впервые купит крупную партию российского СПГ, пишут СМИ

Литва, стремившаяся снизить свою зависимость от энергопоставок из России, впервые закупит крупнотоннажную партию российского сжиженного газа (СПГ). Об этом пишет "Коммерсант" со ссылкой на источники.


Культура Художественные руководители приходят и уходят, а лицедеи остаются. Художественные руководители приходят и уходят, а лицедеи остаются.

Каждый новый худрук, приходя в театр, устраивает кастинг актерам, насколько они готовы воплощать его творческие замыслы. Но провести "чистку труппы", как в свое время сделал Георгий Товстоногов в БДТ решаются немногие.

Спорт Отличия синего и красного букмекера "Фонбет" Отличия синего и красного букмекера "Фонбет"

В чем разница между легальным и нелегальным букмекером с одним и тем же названием "Фонбет"? Основные отличия двух букмекеров. Как выглядит официальный сайт легальной и нелегальной конторы? Различия в игровом аспекте.