22 января 2016, 21:08

Военные истории

Пока страна активно готовилась к празднованию 70-ой годовщины Победы, Парк-Отель "Монино" совместно с несколькими благотворительными фондами, запустил свой проект, целью которого стало дать ветеранам возможность отдохнуть и восстановить силы в специализированном геронтологическом центре. 

Военные истории

За год удалось собрать около миллиона рублей, что позволило нескольким ветеранам Великой Отечественной Войны приехать на реабилитацию в пансионат…

Сегодня эти люди, которых без сомнения, можно назвать героями, делятся с нами своими воспоминаниями. Мы специально не стали расспрашивать их об ужасах военных лет, а попросили рассказать об их жизни, о том, что было для них важно в годы войны, и что помогло им не просто пережить это страшное время, но и внести свой неоценимый вклад в Великую победу.

 

Корсунь Полина Васильевна

Сегодня очень много рассказывают про войну, но мало кто рассказывает о житейских проблемах, с которыми мы сталкивались в эти сложные годы. Я родилась в Киргизии и у нас все было достаточно просто: в 1941 году я училась в пятом или шестом классе, в обычной школе. Нам только-только выстроили новое здание школы, которое сразу же было отдано под госпиталь, но учебу мы не бросили – была возможность продолжать ходить в школу, пусть очень далеко, пусть в три смены, но мы продолжали учиться! Родители работали: кто на поле, кто в больнице, кто ушел на фронт – мы присматривали за младшими, хозяйничали в домах.

А из Москвы шли эшелоны с ранеными солдатами, которых размещали в здании школы. Еды не хватало, вообще не хватало всего, но мы – маленькие, по сути, девчонки, так хотели помочь что постоянно приходили днем в госпиталь, старались поддержать раненых, варили для них супы – в основном, борщ. Заранее договаривались: кто что мог принести варили огромную кастрюлю и несли кормить солдат. Помню, как они улыбались, как благодарили нас… Страшных историй о войне старались не рассказывать, но один случай мне и сегодня страшно вспоминать – среди раненных был молодой партизан. Когда его схватили, долго пытали, на спине гитлеровцы вырезали пятиконечную звезду. Партизаны спасли его, но он умер в муках у нас на глазах в госпитале.

Слушать это было очень страшно, но мы понимали, что тем, кто сталкивается с этими ужасами лицом к лицу, страшнее и все: от мала до велика – старались помочь чем могли.

 

Харитонова Анастасия Дмитриевна

Я родилась в Щёлково, в обычной казарме, где жило 5 семей! Когда началась война, моя мама работала ткачихой на фабрике, но всем чем могла помогала фронту. Мне было 11 лет, я успела отучиться всего три класса, когда нашу школу закрыли, превратив в госпиталь. Привезли много военных, раненых и мы за ними ухаживали. Помогали сестрам, сиделкам, старались развлечь.. Помню, как помогали военным – копали что-то похожее на окоп вокруг здания нашей же школы, зимой ездили на аэродромы чистить снег вместе с родителями.

Эти поездки я помню очень хорошо: за нами приезжала машина с низкими бортами, в кузове стояли деревянные лавки, я бежала к маме и просили ее взять меня с собой помогать убирать снег. Нам не просто хотелось помочь – еды не хватало, а за уборку давали пол-литровую банку перловой каши… Пробовали на полях собирать картошку, она уже была вся помороженная, но нас – детей – все равно гоняли на лошадях: приходилось бросать то, что удавалось собрать и бежать со всех ног. Но даже голод не мог нас заставить не помогать тем, кому это было нужно – помню, к нам привезли военнопленных – они строили дорогу, были все измождены, и мы делились с ними теми крохами, что у нас были: получали по 150 грамм хлеба и делили с ними… Странно? Да. Но поступать по-другому мы просто не могли…

У меня с военных лет перебита рука – был перелом, в 1943 году бежала в бомбоубежище, и кто-то закрыл дверь, что она попала мне по руке… Так и работаю с того времени одной рукой, но ничего – справлялась всегда и сейчас тоже справляюсь…

А после войны построили новую школу, там учились дети со всех окрестных деревень и городков, прибегали ребята разного возраста – все занимались в сборных классах. Через пять лет после войны я вышла замуж – мой дед тоже не воевал, в 1941 ему было 15 лет – он сначала работал грузчиком и возил патроны, потом на заводе собирал танки... Так и прошли военные годы – было тяжело, но мы справились, потому что всегда помогали тем, кто был рядом.

 

Блинкова Варвара Константиновна

Я служила в армии с 1943 года. До начала войны работала на главпочтамте сортировщицей иногородней корреспонденции, а потом меня направили на Первый Украинский фронт, мы там передавала опыт работы с военной корреспонденцией коллегам. Потом было несколько переводов и в итоге я оказалась в Польской армии, где прослужила до 1946 года, разбирая и сортируя корреспонденцию по номерам воинских частей.

Конечно война - это война, мы все время были в движении, все время под бомбежками, все время под обстрелами, взрывами. Головой отвечали за эти маленькие треугольнички писем - мы понимали, что за каждым этим треугольничком стоит живой человек, это письмо ждут в тылу или на фронте. Солдаты шли в бой за свою родину, за семью, и за те самые письма, которые они получали из дома. Мы же сортировали корреспонденцию по всему земному шару даже не зная языков. И справлялись! Тогда письма доставляли с фронта в тыл в течение трех суток!

Мы очень радели за свое дело – были очень сплоченными, поддерживали друг друга…

Один раз я разбирала письма и прочитала адрес – письмо направлялось в мой родной город, на мою улицу, даже в мой двор, в котором я жила! А наш двор состоял из трех домов, которые стояли буквой "П" – очень большой двор. И я на обратной стороне этого треугольничка написала "Передайте привет моей сестре" и добавила ее имя, адрес и свою подпись… И через некоторое время получила письмо от сестры – она рассказывала, что когда хозяйка получила это письмо, рассказала всему двору, что Варя жива, что она на фронте! Это было очень удивительно и приятно! Жители долгое время не расходились, все высказывали надежду на конец этой страшной войны.

Когда армия пошла в наступление, были созданы дополнительные сортировочные пункты потому что писем с фронта стало намного больше. Эти пункты занимались именно этой корреспонденцией – был такой наплыв переписки. Это была очень трудоемкая работа – все это делалось в сжатые сроки, на ходу (армия идет, и мы по их маршруту следом за ними) - это было сложно, но ответственно...

 

Яснев Юрий Николаевич

В звании младшего лейтенанта переводчиком японского и английского языков я был в декабре 1944 года командирован из Москвы на Дальний Восток, где меня определили в 405 стрелковый полк 258 стрелковой дивизии будущего 1-го Дальневосточного фронта.

  Готовясь к военным действиям против Японии, наш полк, как и все другие войска этого региона, усиленно осваивал опыт Великой Отечественной войны на Западе. Нас то и дело поднимали по тревоге, заставляли с полной боевой выкладкой совершать длительные марш-броски, в общем, давали приличную нагрузку. В ночных переходах мы, прижавшись друг к другу, научились (те, кто шагал в середине) даже спать на ходу.

   Война для нас началась ночью 9 августа 1945 года, когда мы выгрузились из вагонов на станции Краскино, западнее Владивостока, и направились к границе. Проходили мимо многочисленных орудий, которые своим огнем должны были разрушить вражеские укрепления перед наступлением пехоты, и мимо мощных прожекторов, предназначенных для ослепления противника и освещения наших путей. Но в планы командования вмешалась матушка-природа: хлынул тропический ливень, засверкали молнии. Артиллерийская подготовка была отменена, и наш взвод пешей разведки, к которому я был прикреплен, двинулся по скользким камням через кусты сопок к укрепрайону японцев. На наше счастье там уже успели геройски поработать местные пограничники. Мы встретились не с живыми, а с мёртвыми японцами. Их трупы валялись повсюду около казарм. Позднее, по мере продвижения наших войск, пришлось встретиться с ожесточенным сопротивлением противника. При обороне города Муданьцзян японское командование широко использовало команды камикадзе-солдат, заранее обреченных на гибель. Обвязавшись сумками с толом и с ручными гранатами, они ползли по полям гаоляна и бросались под наши танки. Эти "живые минные поля" из оболваненных самурайской пропагандой солдат, конечно, представляли серьезную опасность. Мне пришлось допрашивать одного такого 19-летнего смертника. Когда я начал с ним говорить, он лишь назвал своё имя, а потом спросил меня, если бы я попал в плен, стал бы давать показания. Я ответил "нет".

- Вот и я не буду. Дайте мне гранату, и я взорву себя.

Даже когда император издал указ о капитуляции, некоторые отряды японцев продолжали воевать, считали, что власть никогда не пойдет на такое. Солдаты порой расстреливали своих офицеров за приказ сдать оружие, называя их предателями.

Японцы готовили бактериологическую войну, создав специальные службы – "Отряд 731" и "Отряд 100", которые разрабатывали бактерии и испытывали это оружие на военнопленных. Были подготовлены самолёты, которые должны были сбросить бактериологические бомбы на Хабаровск, Читу, Иркутск, Благовещенск, чтобы вызвать чуму, сибирскую язву и другие опасные болезни. Это чудовищное преступление было предотвращено нашим десантом, высаженном в Харбине. Японцы успели всех подопытных отравить газом и спасти нам никого не удалось, но сами бактериологические базы и подготовленные самолеты были уничтожены.

Сокрушив Квантунскую армию, насчитывавшую около одного миллиона человек, Советский Союз ускорил окончание второй мировой войны, избавил человечество от тяжелых ненужных жертв, в том числе и самих японцев, помог китайскому народу сбросить многолетнее ярмо японской оккупации.

3 сентября 2015г. будет широко отмечаться в КНР как День победы над японскими захватчиками. Хотелось бы, чтобы наша Государственная дума восстановила его в календаре знаменательных дат. В конце концов его можно было бы назвать "День окончания войны с Японией и завершения второй мировой войны".

 

Цвей Александр Юрьевич

"В войну шагнули мы из детства". Так называется книга рассказов и стихов о войне, которую я опубликовал в апреле 2015 г.

Так же называется и заглавное стихотворение. Оно звучит так:

В войну шагнули мы из детства -

Мальчишки в восемнадцать лет.

Шагнули сразу в поле бедствий,

Где смерть - на жизнь! и тьма - на свет!

Здесь взрывов и огня – "излишек"!..

И словно вороном кружа,

Из не целованных мальчишек

Смерть собирает урожай.

То ли с косою разминулись,

То ли судьбой защищены,

Но в том, что мы с войны вернулись,

Ни капли нашей нет вины!

И верные своей Отчизне,

И тех мальчишек не забыв,

Прошли с Победою по жизни,

Честь фронтовую сохранив.

Друзья мальчишки!... Боже правый!

Вам зло пришлось испить до дна…

Какой же страшной и кровавой

Была Священная война!

Когда началась война, мне было 15 лет, я находился в пионерском лагере под Можайском. Потом мы с мамой эвакуировались в Оренбургскую область. Там в январе 1943 года семнадцатилетним был призван в армию и направлен в Уфимское пехотное училище. В январе 44-го с отличием окончил училище. Мне, в числе двенадцати из ста двадцати курсантов отдельным приказом Наркомата обороны присваивалось звание лейтенанта досрочно.

После окончания минометного батальона училища был направлен на 1-й Белорусский фронт в 40-й Амурский стрелковый полк 102-й Дальневосточной дивизии. В должности командира взвода батальонных минометов прошел с боями Белоруссию, Польшу и Восточную Пруссию. Когда война закончилась, мне было 19 лет. Я был награжден орденом "Красная звезда" и "Отечественная война" 2-й степени.

Благодарю Судьбу за то, что за время боев в моем взводе никого не убило. Ранения за более чем годовые жестокие бои, конечно, были, но все бойцы остались целы.

Сам я не раз подвергался смертельной опасности, был контужен, лежал в госпитале.

Много страшного и жестокого на войне пришлось испытать каждому солдату. Об этом написано много книг, снято много фильмов.

Замечу, что, к сожалению, в некоторых фильмах есть эпизоды, искажающие правду о войне. Например, солдаты идут в бой в чистой одежде, хорошо пострижены и т.д… В одном из моих писем маме есть такие слова: "Я уже не умывался дней шесть, оброс ужасно бородой, весь в песке". Какая уж тут чистота гимнастёрки!.. Кроме неприязни у фронтовиков такие кадры в фильме ничего вызвать не могут.

Может быть, это покажется странным, но я войны не боялся, хотя в бою, как и все, иногда испытывал животный страх. Я верил, что останусь жив. Было, конечно, боязно попасть в плен. Для меня – еврея, коммуниста, офицера, это было равносильно мучительной смерти. Поэтому при мне всегда была граната–"лимонка", которую я в случае опасности не сомневаясь привел бы в действие.

При всех кошмарах войны, у солдат находилось время пошутить, "подколоть" друг друга и т.д. Так было часто после боев, во время походов.

Расскажу о таком случае. Когда мы взяли Бобруйск, нам пришлось догонять отступающих фрицев, чтобы не дать им закрепиться на новом рубеже. Немцы-то отступали на машинах, а мы их догоняли пешком. Хорошо, что нашу амуницию и минометы везли на повозках. Однажды прошли за сутки 65 километров. Этот поход запомнился следующим. Мучала страшная жажда. Во флягах пусто, вокруг - никакого водоема! Вдруг я увидел недалеко от дороги маленькую лужицу, на поверхности которой прыгали огромные пауки и бегали разные мошки. Я достал из кармана грязный от пота и пыли платок, склонился над лужицей и через платок сосал теплую жижу.

Трудно давались последние километры похода, ноги уже еле двигались… И я, чтобы взбодрить солдат, запел "Калинку-малинку" с озорными и даже хулиганскими словами. Ребята развеселились, подхватили припев, и…идти стало легче.

На привале во время похода, в обороне, когда было военное затишье, солдаты любили пошутить, поерничать, посмеяться. Ведь нам тогда не было еще и 20 лет!

Обо всём этом я и написал правдивые рассказы о войне.

 

Каждая из историй ветеранов – достойна внимания и уважения. Их рассказы могут грустными, жизнерадостными, страшными или смешными, но все они пронизаны верой людей в свои возможности и героизмом. Сегодня нам стоит поучиться у героев тех лет их жизненной стойкости, их доброте и желанию помогать своим близким. В скором времени в пансионат для отдыха заедут и другие ветераны, но проект на этом не заканчивается! Сегодня каждый может помочь и внести свой небольшой вклад в начатый Парк-Отелем "Монино" проект, чтобы отблагодарить людей, которые 70 лет назад были готовы жертвовать своей жизнью ради мира сегодня.


Политика Песков: Россия не отказалась от гуманитарной помощи жителям Донбасса Песков: Россия не отказалась от гуманитарной помощи жителям Донбасса

Самопровозглашенные республики Донбасса – будут продолжать получать от России гуманитарную помощь. Такое заявление сделал пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков, таким образом опровергнув информацию появившуюся в СМИ о том, что помощь предназначенную для ДНР и ЛНР переадресуют Крыму и Калининградской области.

Экономика 30 000 листов за 96 часов 30 000 листов за 96 часов

Призрак сугробовской преступной группы бродит по коридорам Мосгорсуда. Полковнику Борисову всё труднее бороться за своё доброе имя.


Общество "Краски детства" врываются в осень "Краски детства" врываются в осень

Пока за окном осень уже во всю шуршит опавшей листвой и стучит в окна холодными каплями дождя, а мальчишки и девчонки снова уселись за школьные парты, для мам, бабушек, да и вообще для всех любителей шитья, самое время принять участи в ежегодном международном конкурсе детской одежды "Краски детства"!

Культура "Русские евреи" от Киевской Руси до наших дней "Русские евреи" от Киевской Руси до наших дней

21 сентября в прокат выходит завершающая часть авторской документальной трилогии Леонида Парфенова и режиссера Сергея Нурмамеда "Русские евреи", посвященная периоду от 1948 года до наших дней.