7 декабря 2016, 14:21, Любовь ЛЕБЕДИНА

Черная комедия под дробь военных баранов

Я не боюсь перехвалить спектакль, так как он высоко профессиональный, и в плане отлично придуманной режиссерской концепции и ее воплощения, точно подобранных артистов на роли и сопровождающего действие саундтрека, включая художественное оформление, где действующие лица не сталкиваются лбами, а пластические этюды не выглядят вставными номерами.

Черная комедия под дробь военных баранов

   Юрий Бутусов давно превратил эклектику в свой творческий почерк, поэтому комедия отлично уживается с трагедий, драма с фарсом, кабаре с цирком. Но в этом спектакле в основном превалирует черная комедия с привкусом мистики. А то, как же можно представить, чтобы мертвый солдат в виде призрака возвращался с войны и отстаивал свое право не только на существование, но добивался руки возлюбленной, уже помолвленной с другим, прождав его долгих четыре года.

  Все пьесы антифашиста Бертольда Брехта так или иначе связаны с войной, судьбой маленького человека, втянутого в кровавую бойню.  Для него это самая важная, самая больная тема, поскольку мир постоянно воюет, и нет этому конца, как нет конца войне в большой политике, подсчитывающей миллионы жертв, и чем их больше – тем легенд о героях тоже больше. Но как же эти герои чувствуют себя, возвращаясь из ада? Изучив пьесу Брехта, написанную в 1919-ом году сразу после мировой войны, Бутусов попытался в этом вопросе разобраться, интуитивно почувствовав,-  немодная тема затронет всех, ибо если и говорят: "чужой беды не бывает", но "посыпать голову пеплом никто не хочет", стараясь во всем винить сложившиеся обстоятельства и быстренько переключаясь на что-то более радостное и приятное.

   В послевоенной Германии, несмотря  на разруху,  наблюдался необыкновенный всплеск бизнес – проектов, люди пытались заработать на чем угодно, вплоть до "продажи воздухом". Открывались новые рестораны, пивные, "ушлые" прагматики, ухватившие большой куш на торговле оружием, перестраивали военное производство на выпуск детских колясок, как владелец фирмы Карл Балике, (его играет Алексей Рахманов), выдающий свою дочь замуж за такого же дельца. Правда он страдает садомазохизмом и ежедневно "опасной" бритвой режет лицо и грудь, испытывая от вида крови особое удовольствие. Его жена с длинной косой – Амалия Билике явно из породы транссексуалов, в ней поровну и мужчины, и женщины, поэтому эту роль доверили актеру Ивану Литвиненко, придумавшему гротесковый рисунок своему персонажу, постоянно впадающему то в стопор, то засыпающему на ходу. Правда, непонятно, как "оно" могло родить дочь, но на территории выращенных в пробирках гомункулов это не так уж важно…

      Анна Балике в исполнении несравненной Александры Урсуляк хотя и презирает родителей, но удовольствия ей тоже не чужды. Между двумя претендентами на ее руку и сердце она выбирает тупого Фридриха (артист Александр Матросов), ведь за ним – как за каменной стеной, и он отец ее будущего ребенка, а явившийся некстати Андреас, хотя всей душой и тянется к нему, дурно воняет и в карманах у него пусто. Ни к одному из этой компании режиссер не испытывает ни малейшей симпатии, да и какая может быть симпатия к марионеткам, дергающимся в сумасшедшем танце по желанию невидимого кукловода, имя которому страх. По сути это территория разукрашенных фриков, где мужчины превращаются в женщин, а женщины в мужчин, что вызывает смех в зрительном зале, но персонажи не способны посмотреть на себя со стороны и оценить весь этот бред, поскольку предпочитают сытую  жизнь человеческому достоинству.  И даже если небо опустится на изуродованную войной землю, они не заметят этого и будут жрать, слушать песни Марлен Дитрих и танцевать.

  Действие развивается стремительно, пружинисто, будто "картонных" героев подбрасывают на батуте, и они летят кувыркаясь вверх, вниз, как клоуны в цирке. Только один человек, пропавший без вести истощенный Андреас не участвует в шабаше "эквилибристов". Сидит в центре сцены в декольтированном женском платье и растеряно смотрит по сторонам, как будто не понимает, куда попал. Удары в огромный барабан возвращают ему память, кровь бьет в лицо и видеопленка бессмысленного героизма, включая плен в Африке, наконец-то, проявлена в голове. Теперь можно вести себя, как все живые, живые уроды. Что он и делает во втором акте, сидя у телевизора и бессмысленно глядя на экран, а в ногах в него, как послушная собака лежит мечта юности – Анна Балике.  Все героизму "капут", потому что зажиревшему обществу потребления покаяние противопоказано, а вернувшие живыми с войны герои мозолят глаза, уж лучше бы оставались в могилах, тогда бы и легенды о них можно было слагать и материально не затрачиваться.  Высокий градус игры, внутренне наполненное существование артиста Тимофея Трибунцева в роли Адреаса Краглера поражает, поскольку проживает судьбу незадачливого героя поминутно. Он настолько свободен и органичен в своем поведении, что кажется ему безразлично, как на него реагируют зрители, и вместе с тем от него взгляда отвести невозможно. Это тот редкий феномен истинного погружения в образ, который, к сожалению,  редко встречается в нынешнем театре.

 И еще, для справки. Пьеса "Барабаны в ночи" родилась у Брехта из его же стихотворения "Легенда о мертвом солдате", а спектакль "Барабаны в ночи" родился у Юрия Бутусова, как мне показалось, из размышлений о подвиге безымянного солдата, который в виде призрачного видения по ночам тревожит память потомков, присвоивших себе Победу, но утром опять все идет своим чередом и военные барабаны вновь зовут на подвиги.

Все новости Последние новости