6 марта 2017, 17:36, Любовь ЛЕБЕДИНА

Экология детской души

В Российском академическом молодежном театре состоялась удивительная премьера "Рикки" пьесы Алексея Германа и Светланы Кармалиты по мотивам "Книги джунглей" Редьярда Киплинга в постановке Владимира Богатырева.

Эта драматургия,  в какой-то степени, напоминает киносценарий со множеством мест действия, где главным героем является мангуст, вступающим в жестокую схватку с парой королевских кобр ( они даже нарисованы на обложке программки), защищая своего маленького друга Тедди  и его родителей. 

Экология детской души

Но театр на многое способен, он может "переплавить" любой киносценарий и прозу, наполнив собственной фантазий и художественными образами. К тому же Киплингом мы зачитывались в детстве, и когда в Российском академическом молодежном театре решили "прочитать" "Книгу джунглей", то она  оказалась очень созвучной объявленному Году экологии в России и тем проблемам, которые разрушают баланс в природе, а значит и душевный баланс в человеке.  Ведь "царь всего сущего на земле" начинает познавать и узнавать природу с младых лет, поэтому театр обязан внушать подростку любовь к этому божьему миру, прислушиваться к непонятному языку птиц и зверей, беречь их, а не уничтожать.

Сказочная притча, на первый взгляд такая простая, таит в себе сложную философскую сущность: единства и борьбы противоположностей. Как известно звери делятся на несколько подвидов, и особое место среди них занимают хищники. Благородный мангуст тоже хищник, поскольку его укус смертелен, даже королевские кобры стараются с ним не встречаться, наводя ужас на всех обитателей джунглей. Я не собираюсь пересказывать весь сюжет пьесы, но различие между маленькими мангустами и смертельными кобрами у Киплинга заключается в том, что первые придерживаются закона джунглей, - ради потехи не убивают, а жирные, бессовестные "черви" сжирают все подряд, и никакой закон им не писан. Конфликт между этими существами, извините, персонажами в исполнении Юрия Трубина (Рикки), Изнаура Орцуева (Наг) и особенно Виктории Тиханской (Нагайна) обозначается с первых тактов спектакля. Он развивается, достигает своего апогея, когда папа Тедди, (его играет по шаблону "инженю" Александр Девятьяров), убивает Нага. Длинное серое полотнище, словно мертвое чудище, несут как самый дорогой трофей, и беззаботные, наивные люди забывают, что в живых осталась верная подруга Нага на кладке яиц, и она будет преследовать их до конца. Виктория Тиханская поразительно точно исполняет партитуру коварной мстительницы. Кажется, ее зеленые глаза прожигают насквозь, магнетизируют, гибкое тело извивается, шипит, приближаясь к своей жертве и обращая ее в соляной столп. После чего следует мгновенный бросок, и вот уже алая лента, как знак пролитой крови, развевается над телом поверженного противника.

Рикки – Тики- Тави  не раз видел, как его сородичи храбро сражались с кобрами, и поэтому испытывает страх. Вместе с тем, никто из обитателей джунглей, ни птицы, ни бандерлоги, представляющие стайку трусливых обезьян в нелепых капюшонах, не готовы пожертвовать собой даже ради своего детеныша, продолжая надеяться на отважного зверька. Добрейшая крыса Чуа Чучундра в смешном исполнении Александры Аронс сочувствует и Рикки, и людям, попавшим в беду, но переломить страх не может, каждый раз при виде кобры она падает в обморок. О жуке Матун вообще нечего говорить, ему бы найти спокойной местечко, где нет красных муравьев и можно поспать, а все остальное его не колышет. Почти не имея слов артист Алексей Мишаков создает тип эдакого торопыги, вечно бегущего от насущных проблем, до тех пор, пока не окажется в гнезде с яйцами кобры, там его и настигнет конец. Поэтому у мангуста нет помощников, он остается без подкрепления и выход один – обвить войну королевским кобрам, даже если придется умереть. (Зная о вечных конфликтах Алексея Германа с "глухими" чиновниками, не раз запрещающими его фильмы к прокату, становится понятно, почему он со своей женой решили инсценировать "Книгу джунглей" Киплинга).

Возвращаясь к началу спектакля с огромным грузовиком, стоящим в центре сцены, который с откинутыми бортами превращается в единое место действия и никуда не движется, замысел режиссера Богатырева и сценографа Марии Кривцовой можно расшифровать так:  Никто никогда не будет свободным в каменных джунглях, пока страх будет руководить людьми. По крайней мере эта тема мне показалось интересной. И еще: несмотря на трагический финал, связанный с гибелью Рикки, спектакль не оставляет грустного осадка. Может быть потому, что сама по себе история великой битвы в джунглях сыграна артистами на высокой ноте оптимизма, особенно во втором действии, будучи уверенными, что справедливый глаз джунглей следит и за ними тоже. Таким образом, с экологией души подростка здесь должно быть все в порядке.

        

Все новости Последние новости