7 марта 2017, 12:35, Любовь ЛЕБЕДИНА

Вселенная Татьяны Швец

В отличие от большинства женщин Татьяна Маркияновна не скрывает своего возраста. Да и зачем, все ее взгляды, думы, споры с современниками отражены в представленных работах, связанных с художественным оформлением спектаклей. А значит, многочисленными пересечениями с постановщиками, порой близкими по духу и культуре, порой далекими, но обязательно единомышленниками, иначе режиссерский замысел так и останется на бумаге, а художественный образ в эскизах. 

Вселенная Татьяны Швец

Наверное, такие случаи в жизни Татьяны Швец бывали, я по крайней мере о них не знаю. Что же касается выставки, где помимо эскизов было выставлено множество макетов с филигранно отточенными крошечными предметами, обязательно висела табличка, где, когда, в какой стране состоялось конкретное театральное событие: в Японии  или Америке, Белоруссии или на Украине, и конечно, на разных полюсах России: Москве, Омске, Екатеринбурге, Челябинске, Иркутске, Нижнем Новгороде, Ульяновске, и только один раз в Ленинграде, где в 1955 ом году она закончила постановочный факультет на курсе у великого Николая Акимова.

  Это было ее счастье, что она постигала азы сценографии не только у легендарного художника, но и такого же выдающегося режиссера.  Профессия сценографа уникальна. Она сочетает в себе и живопись, и архитектуру,  и дизайн.  Татьяна Швец, как никто умеет привить к себе любовь пространства, разместить в нем декорации, создать художественный образ. Делая эскизы будущего спектакля, она обязательно представляет чертежи декораций. Выходит, сценограф еще и инженер своих конструкций. А они, ох, как непростое, потому что в ее оформлении, как правило, задействована вертикаль. Для этого достаточно увидеть макет к спектаклю Аркадия Каца "На всякого мудреца довольно простоты" в челябинской драме, где планшет представляет шахматную доску и такая же шахматная доска с окошками подвешена на заднике. Или, к примеру, "Ревизора" того же Аркадия Каца в Рижском театре русской драмы 1981-го года. Огромная оглобля в виде ворот в город N и висящие пограничные столбы, сделанные из папье – маше обозначают не только место действия, но и создают атмосферу царской России с бесконечными дорогами и птицами-тройками.

 Надо сказать, рижский период в творчестве Татьяны Швец был особенным, по сути выдающимся. Здесь она создавала вместе с Аркадием Кацем запоминающиеся спектакли, поскольку на сцене этого театра ставились пьесы, запрещенные в России, и поэтому сюда стремились попасть и столичные студенты, и профессиональные деятели. Когда Аркадий Кац в 1988-ом году уехал в Москву по приглашению художественного руководителя Вахтанговского театра  Михаила Ульянова, Татьяна Швец последовала за ним, и они вместе выпустили в этом театре "Мартовские иды", "Женитьбу Бальзаминова, "Варвары". Вся Москва стремилась попасть на эти спектакли, поскольку замысел и воплощение двух мастеров были на высочайшем художественном уровне.

 Особенно хочется сказать о костюмах Татьяны Швец. Актеры боготворили ее, поскольку в этих костюмах было удобно играть, они создавали разноцветный калейдоскоп представления, представляя из себя художественную ценность. Именно поэтому на юбилейную выставку пришло множество артистов, чтобы поздравить свою  любимую волшебницу и сказать, что они помнят ее всегда.

Сколько бы спектакли не жили, но со временем они уходят, а вот эскизы, макеты остаются. Посмотришь на них и можно представить каким был спектакль или того лучше – создать новый в прежних декорациях Татьяны Швец. К сожалению,  профессия сценографа известна в основном специалистам. А жаль, ведь театр немыслим без художников,  и сцена остается пустой без вмешательства живописца и архитектора. Недаром выставка Татьяны Швецы в Бахрушинском музее называется: "Пустое пространство и "вся вселенная"…

Все новости Последние новости