10 апреля 2017, 16:02

Музыкальная саунд-драма на исторической сцене питерского БДТ

Владимир Панков несколько лет назад изобрел свой жанр под названием саунд-драма. Чтобы было понятно непросвещенным зрителям, это когда драматургический текст, а так же действия персонажей постоянно сопровождает живая музыка. Поскольку музыкальная партитура сама по себе эмоциональна, то актеры могут не слишком утруждать себя психологическими переживаниями, за них это делает музыка. 

Музыкальная саунд-драма на исторической сцене питерского БДТ

Вот и в данном спектакле в течение четырех действий с тремя антрактами   на сцене постоянно присутствует полковой оркестр, исполняя произведения Артема Кима и Сергея Родюкова. Не сказать, чтобы оркестр мешал восприятию чеховских "Трех сестер", но артистам все-таки приходится  пользоваться приклеенными мини микрофонами, дабы текст "не утонул" в музыкальных номерах.  Конечно, с этим можно смириться,  недоумение вызывает другое, как можно было психологическую драму подменить представлением, зрелищным видеорядом с живыми картинками, ведь у Чехова немного интригующих событий, если не считать дуэли Тузенбаха и Соленого, убившего барона, бросившего военную службу и собирающегося жениться  на Ирине … Но и тут у Панкова есть оправдание, заложенное в режиссерском замысле. Он как бы отвечает на наш давнишний вопрос: что стало с тремя сестрами, так и не доехавшими до Москвы?

Не подумайте, что он дописывает за автора. Просто выводит на сцену трех состарившихся сестер, Машу и Ольгу в черных платьях, Ирину в учительском наряде, и они, тихо сидя на диване или бесшумно двигаясь между действующими персонажами, как бы вспоминают череду эпизодов прошедших лет, встречи с разными людьми, себя молодыми, которых  теперь играют другие актрисы: Татьяна Аптикеева, Полина Толстун, Алена Кучкова.  Получается этакое ретро, где сопереживание исключено, можно только наблюдать, следить за действием и поступками героев. Что и говорить – любопытный ход, напоминающий смонтированные кадры видеофильма на тему: как молоды мы были, а жизнь прошла стороной.

И все-таки в этом  коллаже нет, нет, да и прорастали зерна психологических состояний. Связаны они были со способом существования "старых" сестер: Елены Поповой (Ольга), Марии Лавровой (Маша), Екатерины Толубеевой (Ирина ). Как они слушали, будто читая внутренние монологи, как опустившаяся Маша пила горькую, примеряла недовязанная кофту к спине Вершинина. Для реанимированных героев: Вершинина (Андрея Аршинникова), Тузенбаха (Виктора Княжева), Соленого (Сергея Стукалова), играющего с револьвером в смертельную рулетку, это были всего лишь тени, если хотите, духи. Жизнь этих прекрасных женщин подошла к финалу,  где столько усилий было потрачено на бессмысленную суету, пустые мечтания, погонями за "синей птицей". И вот новое поколение таких же романтиков живет в ожидании лучших времен, строит планы на будущее, не понимая, что надо сделать паузу (это слово постоянно звучит в течение четырехчасового спектакля), чтобы оценить мгновение, которое никогда не повторится.  Ну, почему русский человек так любит начинать жизнь с чистого листа, когда уже так много прожито и сделана масса ошибок? – Спрашивает режиссер и уставший зритель после бесконечно долгого общения с артистами в стиле саунд – драмы.

Все новости Последние новости