10 апреля 2017, 16:14, Любовь ЛЕБЕДИНА

Позднее раскаянье на фоне пустого зала

Сейчас стало модно –  показывать спектакль на сцене в окружении любителей прекрасного. В данном случае в сочинении креативного режиссера Сергея Потапова ничего особенно прекрасного не было, скорее наоборот. Речь шла о метафизике разлагающегося тела старика, мечтающего умереть во сне. Каждое утро, просыпаясь на кровати в больнице, он с прискорбием обнаруживает, что его дряхлое  тело продолжает бороться за жизнь, непонятно ради чего, так как все родные умерли, иногда являясь к нему во сне, а спрятанный чемодан с деньгами некому передать. Что и говорить – картинка не из радостных, недаром режиссер определил жанр своего спектакля, как треш – драма, то есть, хлам, мусор.

Позднее раскаянье на фоне пустого зала

Действительно в углу сцены в кучу свалено огромное количество старых ботинок, туда же бросаются гвоздики после праздника 9 мая, когда старику в пиджаке с орденами на фоне красного полотнища предлагают произнести речь. Но язык не слушается, изо рта вырывается одно мычание, кисти рук вывернуты внутрь, коленки подгибаются, ноги трясутся, и он совсем не похож на героя войны. Это действительно похоже на треш, неслучайно вокруг старика  все время кружит ворон. ( Артист Данил Хомко в маске ворона, босой пытается стянуть с  доходяги  ботинки и когда у него это не получается – страшно сердится и каркает). Одним словом, сплошная мистификация. К ворону подключаются шесть странных существ  в серых хламидах с закрытыми капюшонами лицами. Здесь их предназначение можно варьировать как угодно: то ли это ведьмы, способные утащить душу человека в ад, то ли дряхлые старухи, жадно хватающие еду в железных мисках.       Впрочем, это всего лишь аллюзии, потому что все внимание режиссера сосредоточено на немощном старике, на его косноязычном повествовании прожитой жизни  и санитарке, обслуживающей дурно пахнущего "монстра", у которой жизнь тоже не сахар. Приходится работать в нескольких местах, чтобы скопить денег на операцию сына. Нудное и безрадостное существование двух героев, похожее на морок, иногда прерывается фрагментами из ушедшей в прошлое, как теперь кажется, счастливой жизни. Согбенное тело старика в блистательном исполнении Романа Чеходанского распрямляется и вот уже перед нами мужчина в пальто и шляпе, танцующий с прекрасной певицей в блестящем вечернем платье. Ее играет все та же актриса Светлана Фортуна, что и санитарку, ну а потом она  уже выступает в другом качестве, вместе с помолодевшим стариком в роли одной из его жен. Эти отступления от основного повествования похожи на клипы, вставные ролики из другой жизни, создавая скачкообразный видеоряд  "машины времени".

    Конечно, в этом спектакле оптимизмом и не пахнет, но есть трагическая правда прожитой человеком жизни, в которой деньги, оказывается, ничего не значат, потому что приближающую смерть не купишь, разве только можно отдать чемодан с деньгами бедной санитарке и таким образом спасти ее больного сына, нуждающегося в дорогой операции. И все-таки в треш – драме "Пробуждение" есть выход к свету, когда в финале старик и женщина просят друг у друга прощение, и позднее раскаянье приносит обоим облегчение.

Все новости Последние новости