17 апреля 2017, 13:15

Надежда на справедливость

Редакция "Деловой Трибуны" продолжает следить за скандальным делом Татьяны Сухаревой, которая жестоко поплатилась за попытку самовыдвижения в Московскую городскую Думу. 

Надежда на справедливость

Три долгих года были потрачены на бесплодные попытки оправдаться и восстановить очерненную деловую репутацию. И вот 12 апреля, после очередного судебного заседания, на этот раз в Верховном суде, перед Татьяной забрезжил луч надежды.

Мы уже неоднократно и подробно освещали ход скандального "дела Татьяны Сухаревой" (см. последнюю публикацию "Что бывает с самовыдвиженцами"), суть которого сводится к тому, что москвичка очень жестоко поплатилась за попытку самовыдвижения в Мосгордуму. Чтобы она не помешала занять теплое место "правильному" человеку, против нее было возбуждено уголовное дело, которое очень удачно попало в общероссийскую кампанию по борьбе с распространением поддельных полисов ОСАГО.

Женщину обвинили в мошенничестве, "доказательствами" которого являлись исключительно умозаключения и предположения следствия. После почти трех лет судебных тяжб, 12 апреля Верховный суд РФ усмотрел очевидное и решил возобновить производство по уголовному делу ввиду появления в нем новых обстоятельств и отменил изначальное постановление Московского городского суда.

Решение ВС РФ стало для Татьяны Сухаревой глотком свежего воздуха. Практически безнадежное дело наконец-то сдвинулось с мертвой точки, что в свою очередь вселяет надежду на реанимацию справедливости. Какие же новые обстоятельства заставили Председателя Верховного суда повернуть дело вспять?

Начнем с того, что с момента заключения под стражу Татьяны Сухаревой, судом было нарушено конституционное право женщины быть избранной. Она была арестована в день, когда должна была получать удостоверение кандидата в депутаты Мосгордумы. Заключение под стражу привело к тому, что регистрация Татьяны была аннулирована, а предвыборная кампания сорвана. Кроме того, из-за пребывания в СИЗО с ее избирательного счета были взысканы денежные средства в доход государства. ЕСПЧ признал данные обстоятельства незаконными, в связи с чем дело должно было быть пересмотрено.

Стоит также отметить, что следствием не было обосновано подозрение в причастности Татьяны к совершению преступления, предусмотренного ч.4 ст.159 УК РФ. Более того, не было установлено (о чем мы раннее неоднократно писали), что действия обвиняемой причинили ущерб потерпевшим, хотя именно наличие ущерба является составообразующим признаком преступления, предусмотренного ст. 159 УК РФ.

Согласно приложенным протоколам допроса, господин Почтеннов (потерпевший) брал на реализацию у Татьяны Сухаревой полисы ОСАГО 3 раза, которые (внимание!) принесли ему прибыль в размере 388 180 рублей. Агентское вознаграждение в размере 20 процентов мужчина, разумеется, оставлял себе. Напрашивается логичный вопрос: где здесь мошенничество, если отсутствует ущерб?

Идем дальше: все приобщенные к вещественным доказательствам полисы ОСАГО были осмотрены, в то время, пока Татьяна находилась под стражей. Источник происхождения поддельных полисов не был установлен, и материалы уголовного дела содержат противоречивые данные об их происхождении. Женщина так и не была допрошена о том, какое отношение эти полисы имеют к ней.

Само заключение под стражу привело к нарушению права Сухаревой Т.В. на защиту, гарантированных статьями 195 и 198 УПК РФ. Находясь в СИЗО, Татьяна Сухарева была лишена гарантированного ей указанными статьями права знакомиться с постановлением о назначении экспертизы до ее проведения. Со всеми постановлениями о назначении экспертизы она была ознакомлена лишь после окончания экспертиз. В результате, Татьяна была лишена права: заявить отвод эксперту, ходатайствовать о привлечении в качестве эксперта указанных лиц или о производстве судебной экспертизы в другом экспертном учреждении, ходатайствовать о внесении в постановление о назначении судебной экспертизы дополнительных вопросов эксперту, ходатайствовать о присутствии в экспертном учреждении.

По словам самой женщины, она не была ознакомлена с постановлениями о назначении судебной экспертизы: "Я была лишена всех этих прав в связи с тем, что следователь Усольцева знакомила меня с постановлениями о назначении судебных экспертизы уже после того, как экспертизы были проведены, поскольку, по ее собственному признанию, ей было не удобно ездить в СИЗО № 6, где я в тот момент содержалась под стражей".

За время нахождения Татьяны Сухаревой под стражей бизнес, который она собственными руками выстраивала на протяжении нескольких лет, был полностью уничтожен, причем, без всяких возможностей для его восстановления. Анализируя произошедшие с нашей героиней события, сопоставляя факты, неминуемо приходишь к мысли о том, что причина уголовного преследования состоит не в якобы совершенном ею мошенничестве, а в том, что Татьяна покусилась на место в Мосгордуме, предназначенное "для кого-то другого"…

Все новости Последние новости