13 июля 2017, 15:01, Любовь ЛЕБЕДИНА

Народный артист России Евгений Князев

Народный артист России Евгений Князев. Лауреат Государственной премии России, ректор высшего театрального училища имени Щукина с 1982-го года выступает на исторической сцене имени Евгения Вахтангова, пройдя все ступени творческого роста и превратившись в ведущего актера прославленной труппы, оставив лежать в столе первый диплом горного инженера.

Народный артист России Евгений Князев Автор фото: Театр Вахтангова

Сегодня в основном, это классические роли: Арбенин в "Маскараде", Каренин в "Анне Карениной", Эрик "Посвящается Еве" и конечно же слепой провидец Тиресий в "Царе Эдипе". А до этого он сыграл другого провидца и телепата Вольфа Мессинга в телесериале 2007-го года. Кинорежиссеры охотно дают ему играть роли исторических персонажей: Троцкого в "Страсти по Чапаеву", "Девять жизней Нестора Махно, Сталина в фильме "Орлова и Александров", Бориса Пастернака в "Зеркале" о судьбе Марины Цветаевой.

С Евгением Владимировичем мы встретились в кабинете ректора Щукинского училища, когда вступительные экзамены уже близились к финалу. В этот день широкие коридоры лучшего в стране театрального училища были пустынны, и в зимнем саду тоже стояла тишина.

Корр. - 30 июня закончился 95-ый сезон Театра имени Евгения Вахтангова. Обычно в последний день, а точнее вечер ваши артисты выходят на легендарный Арбат у своего парадного подъезда и играют для всех прохожих подряд, подчеркивая таким образом самое знаменательное событие, связанное с окончанием сезона. На этот раз, из-за проливного дождя выступление отменили или нет?

Князев – Ни в коем случае, праздник состоялся. Актеры играли отрывки из юбилейных спектаклей, пели, читали стихи, было много зрителей, они стояли под зонтами и радовались вместе с нами. Я видел, как по Арбату лились потоки воды, но это совсем не мешало нашему общению.

- На мой взгляд, закрытие сезона не только радостное событие, но и грустное, потому что те, кто не попали на спектакли в течение сезона, хотели бы и летом их смотреть, особенно приезжие провинциалы.

Князев - Не надо забывать, что артисты тоже люди, и когда играешь постоянно, вот у меня, к примеру, по 13-16 спектаклей в месяц, то даже при любимой работе организм устает. А за время отпуска ты накапливаешь энергию и с новыми силами включаешься в творческий процесс. Поэтому для нас закрытие сезона, это необходимая акция.

- Но у вас-то, как ректора Щукинского училища отпуск намного короче, чем у ваших коллег.

Князев - Да, короче. Наши все сейчас отдыхают, а у меня экзамены, набор абитуриентов, и от того, кого мы примем в училище зависит будущий актерский уровень нашего театра. Прививка профессиональных навыков проходит очень долго, кого-то природа больше наградила даром лицедейства, кого-то меньше, и надо его открывать, направлять в нужное русло.

- У вас есть какой-то план по набору студентов?

Князев - А как же. В этом году мы должны принять 28 студентов на бюджетные места, из них 10 кабардино-балкарцев по целевой квоте.

- Вы лично присутствовали на турах?

Князев - Непременно. Есть среди абитуриентов одаренные ребята, которые хотели поступать только к нам, а есть, коим все равно, где учиться. В основном они мало знают, мало читают, порой косноязычны. Иногда происходят чудеса, но это бывает очень редко. Наша задача - научить их разбираться в искусстве, постигать премудрости актерской профессии, быть культурными и образованными. В этом году первый курс набирала Нина Дворжецкая, актриса РАМТа.

- Скажите, Евгений Владимирович, студенты отпрашиваются на съемки, чего в наше время не бывало?

Князев - Как не было? Раньше студенты тоже участвовали в киносъемках. Например, ходят легенды, будто Василия Ланового отчислили из института потому, что он снимался в роли Павки Корчагина. А скандальный инцидент произошел по одной простой

причине: он не отпросился у ректората на съемки фильма "Как закалялась сталь". Но когда все улеглось - Захава сказал: надо найти какие-то возможности, чтобы вернуть Ланового обратно в институт. Многие ныне известные артисты начинали сниматься, будучи студентами: и Никита Михалков, и Анастасия Вертинская… Ведь, как показывает статистика, настоящими артистами становятся только десять процентов из набранного курса.

- Я часто общаюсь с худруком театра "Вишневый сад" Александром Вилькиным, в прошлом актером и режиссером любимовской Таганки, который долгое время у вас преподавал на заочном режиссером отделении, а потом ушел. Я его спросила: почему? Ответ был совершенно неожиданным для меня. "Потому что я не могу отвечать за будущее своих выпускников. Будучи дипломированными специалистами, они не могут найти себе работу, и я им помочь не могу" - сказал Александр Михайлович. Как это вы можете прокомментировать?

Князев - Он предупреждал меня, что собирается уходить из училища, так как, наконец, его театр получает здание и он будет сильно занят. В том, что он говорил о будущем своих выпускников – есть какая-то сермяга. Ведь на заочный режиссерский к нам идут в основном практикующие артисты, у которых появилась тяга к режиссуре, и они хотят ставить в своем театре, а для этого нужен диплом. Значит, они уже не были безработными, в то время, как мы делали большое дело для всего репертуарного театра, в основном провинциального. Но потом закон об образование запретил получать второе высшее образование бесплатно. Учиться же платно многие артисты не могут из-за скромных зарплат, к тому же надо содержать семьи. И все-таки контрольные цифры приема, на этот факультет остались. Раньше - двадцать, теперь четырнадцать. Значит, мы должны принимать абитуриентов без высшего образования, а это уже сложный вопрос. Где найти будущего режиссера? Поскольку эта профессия особенная, без жизненного и творческого багажа, обладающего и интеллектом, и мировоззрением, она немыслима. У нас есть очная режиссура, один раз в пять лет. Недавно этот курс был выпущен Римасом

Туминасом, и он продолжает опекать своих выпускников. Поэтому, где лежит истина, сказанная Александром Вилькиным, я не знаю.

- У вас же тоже есть свои ученики?

Князев - Это четвертый курс, который на следующий год я выпускаю. Сейчас мы готовим артистов для Театра оперетты.

- Евгений Владимирович, наверное, вам, как ведущему артисту самого успешного театра в Москве, известен секрет избавления от наработанных штампов, появляющихся с годами?

Князев - Этот вопрос не ко мне, потому что легко мне никогда не было. Моим главным учителем, помимо педагогов училища, был Петр Наумович Фоменко, который говорил нам – никаких индульгенций сыгранная роль не дает, так как каждую новую роль начинаешь с того, что ничего не знаешь и не умеешь. При этом надо не переставать удивляться, не останавливаться. Когда он мне говорил: "Женя, ты должен учиться себя останавливать. У тебя внутри много, а ты еще больше наворачиваешь, а этого не надо делать", то этому я продолжаю учиться до сих пор вместе с Римасом Владимировичем, который тоже напоминает мне: "Не надо так много играть. Остановись." Я видел, как Петр Наумович работал с Юлией Борисовой, и она как школьница выполняла все его задания, а он потом их отменял, и она не обижалась. Юлия Константиновна не раз говорила мне: " Хороший актер тот, который хочет, чтобы его партнер играл правильно". Ведь наше дело такое сложное, такое эфемерное, что не подлежит никакому анализу со стороны. Я не верю, когда говорят: мы проведем тренинг или мастер-класс, и все сразу станут хорошими артистами.

- Какие спектакли во время Чеховского фестивали вам глянулись?

Князев - Мне удалось посмотреть только два спектакля: "Лукреция Борджиа" - "Комеди Франсез" и "Лягушка была права" компании "Майского жука". И был поражен увиденным. У нас тоже бывают в театре выдающиеся спектакли, к примеру "Пристань", "ЦарьЭдип", "на ура" принятый и в Греции, и в Израиле.

- "Лукреция Борджиа" не показалась вам несколько архаичной?

Князев - Вовсе нет, поскольку режиссер и артисты заставили меня следить за развитием событий, сопереживать героям. А какие костюмы, декорации – это просто сказка. Я люблю такой театр.

- Значит, вам нравится и Малый театр, который часто упрекают за консерватизм?

Князев - Я люблю Малый театр. Например, такие спектакли, как "Горе от ума" и "Правда – хорошо, а счастье лучше" помню по сегодняшний день. Так, в 90-е годы, когда с деньгами было совсем туго и девочки у меня были маленькие, я решил повести их в другой театр по контрамарке. Выбрал для этого "Лес" Островского в Малом театре, и был поражен художественным оформлением и игрой артистов. Я готов принимать ультрасовременный спектакль, если могу его считывать и понимать, а не догадываться…

-Тогда почему вам понравилась "Лягушка…" Ведь это цирк и сюжета в нем нет.

Князев - Там сюжет заключен в эмоциях, в технике исполнения, которая просто завораживает. Но этот театр будет существовать до тех пор, пока его будет возглавлять и играть в нем Джеймс Тьере. Кому-то это очень понравилось, кому-то не понравилось, но тишину зрительного зала не купишь. Если актеры не забирают тебя и спектакль скучный – в зале не бывает звенящей тишины. А уж что такое тишина во время спектакля я знаю, когда кажется в зрительном зале никого нет и ты один в космосе.

- В Вахтанговском театре наблюдается феноменальное явление - ваши спектакли не стареют и не рассыпаются. Почему?

Князев - Потому что мы ветераны, которые не стареют душой. А если серьезно, то я настолько уважительно отношусь к нашей труппе, где каждый артист – целая планета и яркая индивидуальность, что по-другому и не может быть. Например, я вижу, как Максим Суханов следит за теми спектаклями, в которых занят. Мы с Василием Семеновичем давно играем в спектакле "Посвящается Еве" и стараемся быть честными по отношению друг к другу. Я ни разу не видел, чтобы Василий Семенович формально проговаривал текст. У меня иногда бывает ощущение, когда смотрю

на него и не понимаю – ему действительно физически плохо или он изображает это состояние. У Юлии Константиновны не было ни одного спектакля, чтобы она полностью ему не отдавалась. Я не видел ни одного представления, чтобы в "Пристани", у Ирины Купченко, повернувшейся ко мне - в глазах не наворачивались слезы. Это не актерское мастерство, это выше, и зовется этот феномен талантом. Ну, а если кто-то из нас формально произнесет текст, то Римас после спектакля такой устроит разнос, что мало не покажется. Мы даже в Греции были на него немного обижены, потому что он стал нас ругать за то, что мы не проживали, а кричали. Но ведь рабочего прогона перед спектаклем не было, и мы не знали акустики восьмитысячной площадки… Как говорил Островский : "Лавры это потом, а сначала слезы, кровь и пот". Как молодым ребятам все это объяснить, чтобы они поняли сколько нужно терпения и смирения, чтобы загнать самолюбие в самый дальний угол и сказать себе – все-таки завтра наступит и все изменится в моей жизни.

- Но ведь у вас замечательный ученик Виктор Добронравов, и он гордится, что играет с вами в одних спектаклях.

Князев - Витька замечательный артист, он даже иногда мне делает замечание: "Ну, что вы Евгений Владимирович! Я только чуть-чуть вас поддел, а вы уже к порталу откатились".

- Скажите: для артиста – возраст, это наказание или благо?

Князев - Конечно, возраст ощущается, но это и накопление, и понимание, и мудрость. В молодости ты здоров, но мало, что умеешь, а в старости сил не хватает.

- А вот Робер Лепаж, который с таким триумфом прошел на Чеховском фестивале сказал, будто артист обязан нести в себе детство.

Князев - Да, он прав. Я часто вспоминаю детские годы, свою маму, которой под большим секретом сказал, что хочу стать актером. А так призадумалась и говорит: "Но мы же не сможем тебе помогать". (Отец Евгения Князева работал шахтером).

- А чем ваши дочери занимаются?

Князев - Сашка дописывает диссертацию и осенью должна состояться защита. А младшая Ася, не предупредив меня, поступила на режиссерский факультет, но поскольку у нее это второе высшее образование, то папа должен платить. Поэтому надо зарабатывать деньги и по субботам, воскресеньям куда-нибудь уезжать давать литературные концерты. Читаю "Метель", "Пиковую даму", "Бориса Годунова", получается что-то наподобие моноспектаклей и это намного тяжелее, чем играть в густонаселенных постановках.

- А на телевидении в сериалах уже невозможно зарабатывать деньги?

Князев - Возможно, но я себе сказал: буду сниматься только в той роли, которая мне интересна. А если там какой-нибудь современный горе -проект: папа плюс дочки, то это не для меня. Иногда прихожу домой, включаю телевизор, идет шитый белыми нитками сериальчик, и я говорю себе: "Ну, и хорошо, что ты не здесь." Очень хочется, чтобы режиссер сделал с тобой настоящую, серьезную роль. Вот уже есть готовый фильм "Тевье-молочник" снятый в Киеве, но его там не показывают, потому что играют русские артисты, а здесь в России, - потому что украинский режиссер. Вот так и крутимся.

- А еще говорят, что искусство выше политики…

Князев - Так должно быть!

 

Все новости Последние новости