4 октября 2017, 20:57, Любовь Лебедина

"Король Лир" из Новокуйбышевска

"Король Лир" из Новокуйбышевска

Межрегиональный фестиваль "Волга театральная", проходивший в Самаре с 23-го по 30 сентября, с приглашением коллективов из самарского региона, Казани, Уфы, Ульяновска, Перми, Оренбурга, Удмуртии твердо заявил, - театральная культура в провинции не затухает, наоборот, она собирает полные залы зрителей, болеющих за свои театры и своих артистов, не уступающих столичным. То, что фестиваль живет третий год, надо в первую очередь благодарить Ассоциацию городов Поволжья, СТД Р.Ф. администрацию городского округа Самары, а так же председателя самарского отделения СТД, заслуженного артиста России Владимира Гальченко и его слаженную немногочисленную команду.

Спектакль театра-студии "Грань" по пьесе Уильяма Шекспира "Король Лир" из промышленного городка в 40 километрах от Самары, поражает неординарным режиссерским решением Дениса Бокурадзе, сумевшего на маленькой площадке создать образ страшного мифического государства, в котором король на старости лет пожинает плоды своего тоталитарного правления и отвергнутый дочерьми превращается в бомжа.

В этом стилизованном представлении без роскошных декораций и классических костюмов двигаются на колесиках только стулья-троны с тюремными окошками на высоких спинках. Они составляют разные конфигурации мест действия, создавая атмосферу узаконенной иерархии и непробиваемой вертикальной власти. Каждый эпизод – это жесткий поэтический дивертисмент с лицами - масками в окружении лжи и предательства. Сонм лицедеев после отречения паукообразного Лира от трона и передачи власти старшим дочерям: Регане и Гонерильи тут же перестраивается, делится на кланы и начинается жестокая борьба за первенство. Здесь нет и не может быть участия к близким, жалости к детям и старикам, прав тот, на чьей стороне сила, кто готов убить и не раскаяться. Укрывшись в толстые плащи, похожие на звериные шкуры, слуги трона расправляются с жертвами режима , истекая слюной, выкалывают глаза графу Глостеру, испытывая сладостное наслаждение, а его побочный сын Эдмонд играет роль пылкого

любовника то с одной сестрой, то с другой. Энергия актерского существования в этом змеином клубке настолько мощная и сильная, что никакие постановочные экзерсисы не нужны. В символической эстетике спектакля все отдано на откуп актерской выразительности и шекспировской рифме.

В прочтении сложнейшей, философской пьесы Денис Бокурадзе позволил себе некоторые вольности. Так Шут вовсе не шут, а какая-то забинтованная мумия, просящая милости у бесправного короля, поскольку его шутейная жизнь осталась в прошлом, среди пышного блеска оставленного дворца, и теперь он вынужден побираться, как его хозяин. Знаменитой бури в спектакле тоже нет. Она не понадобилась режиссеру, зато он крупно выделил прозрение Лира, ступающего босиком по той земле, о которой прежде не думал, как, впрочем, и о тех бедолагах, среди которых оказался. Расплата в виде помутнения рассудка настигает Лира в конце жизни, а дальше наступает тишина…

Этот спектакль за лучшую режиссуру и сценографию был удостоен премии "Волги театральной", а Даниил Богомолов в образе Лира признан жюри лучшим исполнителем мужской роли.

С "Королем Лиром" из Новокуйбышевска конкурировали "Доходное место" в постановке Михаила Чумаченко из Тольятти, (удостоенный приза за интересное прочтение классики), "Карл и Анна" русского драматического театра "Мастеровые" из Набережных Челнов, завоевавший Гран-При фестиваля, "Улыбайтесь, господа" по рассказам Григория Горина русского драматического театра республики Башкортостана в интерпретации Алексея Логачева, признанного лучшим режиссером, "Продавец дождя" Пермского ТЮЗа, в постановке Михаила Скоморохова (Премия – за лучший актерский ансамбль и лучшую женскую роль Лиззи Татьяне Гладневой) и "Милые люди" по рассказам Василия ноеРифката Исрафилова, награжденного почетной премией "За большой вклад в развитие русского театрального искусства".

Надо отметить, что перечисленные мною театры из разнообразной фестивальной афиши имели свой творческий почерк, собственную актерскую школу и большой творческий

потенциал, а потому победили в соревновании с другими коллективами со своей историей. Так Казанский академический Большой драматический театр имени Качалова под руководством серьезного мастера Александра Славутского, существующий 225 лет и завоевавший массу премией на других фестивалей, на этот раз показал в "Женитьбе Фигаро" Бомарше феерическую сценографию Александра Патракова и стильное пластическое решение музыкальной комедии, где все силы артистов были направлены на технически точное исполнение рисунка роли, но не ее содержания, за исключением Ильи Славутского. А Сызранский драматический театр имени Алексея Толстого, которому в 2018-ом году исполняется 100 лет, замахнулся на гениальную пьесу Александра Володина "Дульсинея Тобосская", но при этом вел себя слишком робко, как будто боялся навредить автору, разрушить представления о прекрасной Дульсинеи и дисквалифицировать верного оруженосца Дон Кихота – Санчо Панса. Режиссер Олег Шахов определил жанр своей скромной постановки в виде документальной мистификации. На самом же деле никакой мистификации не было, как не было и комиксов, заложенных в приключенческой истории о реальном прототипе красавицы Дульсинеи. Тем не менее, в этом представлении было самое дорогое – огромное желание артистов сыграть "на разрыв аорты", доказать фестивальной публике и жюри, что они готовы и дальше экспериментировать и рисковать.

Межрегиональный фестиваль "Волга театральная" уже завоевал свой пьедестал на театральной карте России, вошел в число самых интересных и креативных форумов, теперь главное – не снижать художественную планку, а поднимать ее все выше и выше.

Все новости Последние новости