11 октября 2017, 19:30, Любовь Лебедина

Имитация жизни под брендом "Балтийского дома"

ХХУ11 международный театральный фестиваль "Балтийский дом", проходящий в Санкт-Петербурге с  3-го по 16-е октября был, как всегда, предсказуем в плане интересной фестивальной афиши, новых театральных событий  и новых европейских имен, которые потом подхватят другие фестивали.

Имитация жизни под брендом "Балтийского дома"

Открывал питерский смотр спектакль Хорватского национального театра в Загребе "Иванов" в постановке Эймунтаса Някрошюса, без которого немыслим "Балтийский дом", так как он стал и его домом. На этот фестиваль его участники и гости приезжают по много раз, постоянно  встречая тут теплый прием слаженной команды генерального директора  фестивального центра и театра Сергея Шуба. Что в наше время происходит крайне редко, так как  в основном действует закон приватного прагматизма.

    Широко известный в Европе венгерский режиссер Корнель Мудруцо  впервые приезжает со своим спектаклем "Имитация жизни" театра "Протон"  в Россию, хотя киноманы должны знать его фильмы "Нежный сын" и "Белый Бог", получивший в Каннах в 2014-ом году приз  "Особый взгляд".  Действительно, у этого режиссера особый взгляд на все  и на театр, и на кино. Главное для него, это отразить реальный поток современной жизни с огромным количеством социальных вопросов, нравственного состояния общества и личности, вынужденной приспосабливаться под давлением  всесильных обстоятельств и потому теряющей свою индивидуальность.

  В спектакле "Имитация жизни" (это название стало девизом нынешнего фестиваля) Мудруцо поднимает очень сложную и неразрешимую проблему эмигрантов, наводнивших его страну.  В частности наплыва  цыган в Венгрию, от которых власти пытаются избавиться всякими путями: законными и незаконными. В основу сюжета пьесы Ката Вебера легли судьбы двух женщин: старой и больной Леринц Русо (актриса Лили Монори) и молодой Вероники (актриса Аннамария Ланг), снимающих квартиры в бедном микрорайоне у риэлтора Михали Шудар (артист Роланд Раба).    На белом экране в течение пятнадцати минут крупным планом дается опустошенное  измученное лицо много пережившей цыганки, которая не может освободить квартиру. Во-первых, у нее нет денег, чтобы снять другую жилплощадь, а во-вторых, и это самое главное, сюда должен вернуться ее сын, пропавший несколько лет назад, всячески скрывающий свое цыганское происхождение и перекрасивший волосы в рыжий цвет.

 В данном случае режиссер использует кинокамеру не ради моды, ему она нужна, как документальный свидетель  несостоявшейся жизни женщины, обделенной счастьем и любовью погибшего под колесами тепловоза мужа. Риэлтор в смятении, он дает ей всякие советы, благодаря которым она может избежать выселения, но госпожа Леринц падает в обморок и уже плохо соображает, а вызванная скорая помощь не едет, потому что в первую очередь обслуживает коренное население. Белый экран исчезает, обнажив запущенную комнату с высокими потолками, напичканную разной рухлядью. Женщины, лежащей на потертом диване, тоже нет.

   И тут начинается светопредставление, как будто грянуло землетрясение. Комнатное пространство со всеми в нем предметами начинает поворачиваться : потолок оказывается внизу, а пол вверху, столы, стулья, полки, посуда тоже падают, летят, лишенные земного притяжения. Впечатление жуткое, кажется, наступил конец света, апокалипсис, заслуженный людьми, утратившими  сострадание. Ведь те, кто бегут не от хорошей жизни в цивилизованные страны, надеясь на участие и помощь, увы,  получают горькие пилюли снисходительного  презрения и звание людей второго сорта.

   Молодая женщина Вероника с подростком – сыном начинает жизнь в благодатной Европе в той же замусоренной  комнате, где когда-то умерла госпожа Леринц, так и не дождавшись сына. Казалось бы она должна навести порядок, очистить от  грязи  и пыли "новое" жилище… Так нет, Вероника  начинает мечтать, куда они поедут путешествовать с сыном когда разбогатеют, и уложив мальчика спать на продавленный диван, бежит на свидание с парнем по имени Силвестер  Русо (артист Жомбор Йегер), который оказывается сыном старой цыганки, так и не повидавший свою мать. Жизнь продолжается дальше, точнее ее имитация, где люди не хотят понимать, насколько она коротка.  

   Премьера театра "Балтийский дом" - "Тарас" в постановке приглашенного из Якутии Сергея Потопа поражает своими масштабами и мифологическим  размахом, продиктованным повестью Николая Гоголя "Тарас Бульба". Найти сценический эквивалент этой трагической истории, где смерть гуляет по бескрайним степным просторам, а вольные казаки живут по своим законам чести и достоинства, закапывая живьем в землю убийцу бывшего товарища  – дело архи трудное.  Но режиссер вместе со сценографом Михаилом Егоровым и композитором Фаустасом Латенсом нашли ключи к этому героическому эпосу, в котором война калечит человеческие души, а  защитники своей земли, движимые местью, превращаются в головорезов. И тут особенно интересна та мистификация, которая происходит с казачьим полковником Тарасом, в брутальном исполнении Леонида Алимова. Временами он снимает с себя крест, потому что совершает не богоугодные дела, а потом его вновь одевает. Но вот вопрос: есть ли Бог в его душе?

    Режиссер настоятельно подчеркивает: в Запорожской Сечи 17-го века тесно переплетались христианство и язычество, недаром центральное место в пустом и грозном пространстве сцены занимает столб с навешанными на него разноцветными лоскутами – заклинаниями. Именно к нему  привязывают и старшего сына Остапа в исполнении Егора Лесникова, и самого Остапа. Есть здесь и своя ведьмочка -  панночка, летающая в красном одеянии на колесе, вначале соблазнившая и погубившая младшего Андрея в исполнении Олега Коробкина и потом, прибегающая к разным фокусам, чтобы сделать своим любовником сломленного гибелью сыновей Тараса. У актрисы Елены Карповой поразительная пластика, она, словно гремучая змея, обвивает тела своих жертв, шепчет им на ухо сладкие слова,  и разражается сатанинским хохотом, испытывая наслаждение от вида униженного  Тараса со спущенными штанами.  

   Как в каждой мистификации есть здесь и свой призрак, добрый призрак, (актриса Мария Шульга), умершей матери Остапа и Андрея. Она пытается оградить сыновей и мужа от злых  сил, но гордыня, честолюбие Тараса не знает предела и поэтому непонятно, во имя чего он погубил свой казаков – товарищей, обрекая их на бесполезный штурм крепости, после чего одни остаются без рук, а другие – без ног.   Позднее раскаянье настигает казачьего полковника, но поздно – круг замкнулся, смертельный пир с реками крови завершился, длинные копья поразили молодое тело Остапа, безумие поглотило любовь, оставив после себя лишь красивый героический эпос. Семена вражды и ненависти уже посеяны, и выпущенные на волю свиньи пожирают мертвые тела детей.

     Режиссер Сергей Потапов вместе с артистами далеки от художественной имитации агрессии и насилия. Они сочинили, благодаря повести Гоголя , в некотором роде  этническую притчу, а уж дело каждого зрителя сделать свой выбор – кого можно считать героями…

 

 

Все новости Последние новости