23 ноября 2017, 23:58

Дело Татьяны Сухаревой: ляпы обвинителей и прибыли "потерпевших"

Редакция "Деловой Трибуны" продолжает следить за рассмотрением дела Татьяны Сухаревой в Пресненском районном суде г.Москвы.

Дело Татьяны Сухаревой: ляпы обвинителей и прибыли "потерпевших"

Уголовное дело, поступившее в Пресненский районный суд города Москвы, изобилует нарушениями УПК при составлении обвинительного заключения. Большая часть из них должна была быть очевидна прокуратуре ЮВАО с самого начала, и непонятно, каким образом теперь уже бывшая заместитель прокурора ЮВАО Оксана Иванцова утвердила обвинительное заключение с таким количеством нарушений. И как такое обвинительное заключение согласовал ВРИО начальника следственной части УВД по ЮВАО Рачик Франгян? Впрочем, последнему удивляться не стоит – в ответ на жалобу адвоката Татьяны Сухаревой Михаила Трепашкина на нарушение территориальной подследственности, Франгян заявил, что понятия "территориальная подследственность" в УПК РФ не существует.

Начнем с того, что обвинение по уголовному делу № 96410, по которому впоследствии было составлено обвинительное заключение, Татьяне Сухаревой не предъявлялось.

Идем дальше. Напомним, что 10 июля 2014г. в день, когда Татьяна Сухарева должна была получать удостоверение кандидата в депутаты Московской городской думы, у нее в офисе был произведен обыск, в ходе которого было изъято большое количество бухгалтерских документов, агентских, трудовых договоров, учредительных документов.

Изъятую бухгалтерию вывозили на двух машинах. Однако это не помешало следователю УВД ЮВАО Ольге Усольцевой написать в ходатайстве об избрании Сухаревой Т.В. меры пресечения в виде заключения под стражу заведомую ложь о том, что Сухарева, которая была владельцем и генеральным директором нескольких ООО, занимавшихся согласно своей уставной деятельности страхованием, что она не занималась предпринимательской деятельностью.

Бухгалтерии было настолько много, что осматривали ее целый месяц. Оперуполномоченный Александр Кудряшов и близкие к нему понятые Татьяна Цыбизова и Олеся Чекашкина работали буквально целыми днями.

16 июля 2014 года, Татьяну Сухареву зарегистрировали кандидатом в депутаты Московской городской думы. Так как уголовные дела в отношении зарегистрированных кандидатов в депутаты Московской городской думы подследственны Следственному комитету РФ, уголовное дело № 96410 21.07.2014г. было изъято прокуратурой ЮВАО из производства УВД ЮВАО и направлено для организации предварительного расследования руководителю в окружное подразделение Следственного Комитета России, в производстве которого оно находилось до 18.09.2014г.

То есть, уголовное дело находилось в СУ по ЮВАО ГСУ СК России по г.Москве, а следственные действия велись в УВД ЮВАО его оперуполномоченным А.Кудряшовым вместе с понятыми О.Чекашкиной и Т.Цыбизовой. И вообще-то это преступление, предусмотренное ст. 285 УК РФ.

Утверждая обвинительное заключение, заместитель прокурора ЮВАО Иванцова этого "не заметила". Хотя именно она изымала уголовное дело № 96410 из производства УВД ЮВАО, потом передавала в отделение Следственного комитета, потом изымала у Следственного комитета обратно и возвращала в УВД ЮВАО. Почему у зам.прокурора ЮВАО не возникли вопросы, на каком основании оперативник УВД ЮВАО осматривал в присутствии понятых изъятые при обыске предметы и документы по делу, которое не находилось у него в производстве? Ответа на этот вопрос нет и, скорее всего, не будет.

Дальше начинается самое интересное. Именно после этого осмотра из дела бесследно исчезают  около 5 млн. рублей страховых взносов, которые были изъяты во время обысков вместе с выписанными полисами ОСАГО, которые экспертиза впоследствии признает подлинными. Судьба этих денег не известна до сих пор.

В протоколах осмотра проходит всего 850 тысяч рублей, которые опять же во время этого осмотра были заменены другими купюрами, а самих купюр стало меньше. Это несоответствие впоследствии обнаружит Татьяна Сухарева при ознакомлении с материалами уголовного дела и напишет жалобу все в ту же прокуратуру ЮВАО. И Усольцева с Кудряшовым получат выговор за ненадлежащее хранение вещественных доказательств.

Но вернемся к понятым. Удивительно, что в 24 следственных действиях принимала участие одна и та же пара понятых. Особенно, интересна личность одной из них – Олеси Чекашкиной, на тот момент студентки МИИТ, не просто студентки, а члена студенческого совета и активистки движения "Молодая Гвардия Единой России". Олеся Чекашкина умудрилась одновременно находиться на следственных действиях и быть на занятиях в МИИТ, который находится не менее чем в двух часах езды от УВД ЮВАО. Во время  участия в следственных действиях, совпавших по времени с учебными занятиями, Чекашкина активно постила в социальных сетях свои впечатления от просмотренных фильмов, любовные переживания и фотографии.

По неофициальной информации, Чекашкина подписывала пустые протоколы задним числом, о чем она в кулуарах призналась своему преподавателю.

А теперь о самом обвинении. Обвинение вменяет Сухаревой и другим подсудимым ущерб в размере более 4 млн. рублей. Этот ущерб складывается исходя из того, что подсудимые якобы передали потерпевшим 2 435 полисов ОСАГО.  При этом, согласно постановлениям следователя Усольцевой 2311 из этих полисов следствие не располагает. Не известны даже их номера, а полисы никто не исследовал.

На экспертизу были переданы 125 полисов, передача которых от обвиняемых к потерпевшим не подтверждена. Также, эти полисы не изымались, и не понятно каким путем оказались в следствии. Акты выемки и изъятия данных полисов отсутствуют. Есть только протоколы осмотра, которые подписали указанные выше понятые.

Сами полисы тоже исчезли из материалов уголовного дела. Возникает вопрос: "А был ли мальчик?". Однако результаты экспертизы этих 125 полисов следствие почему-то распространило на все 2 435 полисов, которые были предъявлены в обвинении, и из которых был рассчитан ущерб.

Из 125 полисов 120 согласно материалам уголовного дела получено от агента Хорунжиной из Ростова-на-Дону. Согласно ее показаниям, данные полисы ей привезла Инна Зотова, которая представилась сотрудницей страхового брокера "Инселия" из города Москвы. Никто из подсудимых не имеет к страховому брокеру "Инселия" никакого отношения. Расписавшись в актах фамилией Зотова, женщина уехала, а Хорунжина, продав часть полисов, позвонила своей знакомой из фирмы "Инселия", которая сказала, что гражданка Зотова у них не работает.

Удивительное дело, но потерпевшей по делу была признана не Хорунжина, а Тяпаева. Тяпаева это настоящая фамилия Зотовой.  Доказательств того, что именно эти полисы Тяпаева получила у подсудимых, в деле нет. Актов приема-передачи нет…

"Потерпевший" Почтеннов, который показал, что ущерба по вменяемым Сухаревой эпизодам он не понес, полностью реализовал все полученные полисы и получил за них прибыль в виде агентского вознаграждения в размере более 300 000 рублей. Почтеннов показал, что полисы он не проверял, их экспертизу не проводил, а про то, что они поддельные, узнал от оперативных работников.  По вменяемым Сухаревой эпизодам, ни один из полисов Почтеннова не проходил экспертизу. На основании чего следствие решило, что они поддельные? На основании чего Сухаревой была вменена 159-я статья УК, если даже согласно допросам Почтеннова, ущерба у него не было?

"Потерпевшая" Ильина также отрицала в ходе судебного заседания причинение ей ущерба. Судья Кудряшова, которая всеми силами пытается спасти обвинение, даже ее спросила: "Но ведь данное уголовное дело возбуждено, в том числе на основании вашего заявления, а теперь вы отрицаете причинение ущерба, как так?". Ильина также показала, что не проверяла полисы, на экспертизу их не передавала и большую часть продала. Самое интересное, что даже в ходе показаний, данных ею в ходе следствия, Ильина отрицала причинение ей ущерба, кроме морального.

При этом, по эпизоду с Ильиной следствие вменяет Сухаревой и ее "подельникам" максимальный ущерб в размере около 2 млн. рублей. Этот ущерб посчитан исходя из того, что по версии обвинения, Ильина получила 991 полис. Из них 985 не осматривалось, на экспертизу не направлялось, следствие ими не располагает.

И еще. Ильина дала показания, что отправила в конверте службы доставки ООО "Мейджор Экспресс" выписанные полисы и наличные деньги. Всего, согласно ее показаниям, было 10 отправок. Адвокат Татьяны Сухаревой Михаил Трепашкин обратился в ООО "Мейджор Экспресс" с адвокатским запросом, допускается ли данной службой доставки пересылка наличных денежных средств, и те ответили со ссылкой на правила перевозки грузов, что пересылка наличных денежных средств всегда была запрещена правилами перевозки, и что отправитель об этом предупреждается под роспись. Таким образом, Ильина не могла отправить наличные денежные средства через ООО "Мейджор Экспресс", а значит, присвоила их. А потом написала заявление, чтобы уйти от уголовной ответственности.

"Потерпевшая" Скрипка в ходе допроса показала, что реализовала 205 полисов из 300 полученных, а 95 сожгла. Она, как и все другие "потерпевшие" показала, что полисы не проверяла, а о том, что они поддельные, узнала со слов оперативников. Актов приема-передачи нет, полисы не установлены. На экспертизу не направлялись. И только по одному-единственному полису, выписанному Скрипкой, следствие сделало вывод, что поддельные все 300 полисов.

Сторона защиты обратилась в независимую экспертную организацию с целью проведения независимого бухгалтерского исследования, поставив перед специалистом вопрос – был ли причинен ущерб потерпевшим. Согласно заключению эксперта ни одному из потерпевших ущерб не причинен, все получили прибыль.

Процесс продолжается.

Все новости Последние новости