27 ноября 2017, 16:28, Игорь АЛФЕРОВ

Талдомское правосудие

В российской судебной журналистике существует устойчивое выражение "Басманное правосудие", используемое для характеристики судебной системы нашей страны, сложившейся в 2000-х годах прошлого века и отличающейся низкой степенью независимости судебных органов в принятии своих решений.

Талдомское правосудие

Судя по всему, словарь околосудебных терминов в скором времени пополнится еще одним неологизмом – "Талдомское правосудие", которое нужно будет использовать в случаях, когда процесс ведется в полном отрыве от реальности.

Чем дальше от Москвы, тем более странные вещи творятся в городах и весях нашей родины. Страна, вроде бы одна, жить, и управляться, по идее, должна по единым законам. Однако, на практике получается, что одни люди ни с того, ни с сего решают, что им кем-то даровано гораздо больше прав, чем другим. Эти люди пытаются подгонять и адаптировать законы и нормы к конкретному времени и месту, не смотря на то, что законодатели этого никогда не предполагали. Происходит это, к сожалению, сплошь и рядом, но обнаружить подобное всего в 120 километрах от МКАД было все-таки большой неожиданностью.

Можно ли из банальной бытовой ссоры "нарисовать" особо тяжкое преступление и отправить на скамью подсудимых двух молодых людей, вся вина которых, по большому счету, заключалась в том, что им "посчастливилось" оказаться в ненужное время в ненужном месте? Очень даже можно, особенно, если дело находится в руках заинтересованного в хороших показателях профессионала.

В ноябре 2016 года Алексею Королеву и Дмитрию Мигачеву действительно не повезло попасть в поле зрения Мананниковой О.С., являвшейся на тот момент старшим следователем следственного отдела по г. Талдом Главного Следственного управления СК РФ. В рядовой бытовой ссоре между хозяином квартиры и его жильцом, возникшей на почве хронического алкоголизма второго и желания навести порядок на принадлежащих его семье квадратных метрах первого, госпожа Мананникова усмотрела признаки преступлений, предусмотренных ст.163 ч.2 п. "а, в.", ст.127 ч.2 п. "а, ж" и ст. 162 ч.2 УК РФ. Для тех, кто не силен в уголовном праве, поясним: статья 127 ч.2 - это "Незаконное лишение свободы"; 163 ч.2 - "Вымогательство"; а статья 162 ч.2 – это вообще "разбой".

Как оказалось, для оформления столь тяжкого состава преступления всего-то и нужно было, что правильно подойти к общению с потерпевшими и свидетелями. И те, и другие, кстати, являются личностями крайне примечательными и в Талдоме хорошо известными. Первый потерпевший – Дьяков – последнее время зарабатывает себе на хлеб тем, что стоит на паперти Церкви Собора Михаила Архангела, и, по словам соседей, ведет типично асоциальный образ жизни. Вторая потерпевшая – Дерзаева, некоторое время назад вернулась из мест не столь отдаленных, определенного занятия не имела и периодически проводила время в комнате, которую Дьяков за 3000 рублей в месяц снимал у Мигачева. Свидетели обвинения – сплошь сливки талдомского дна, найти подход, к которым у следственных органов, судя по всему, не составило никакого труда.

В противном случае как еще объяснить тот факт, что читая показания потерпевших и свидетелей обвинения, ни на секунду не покидает ощущение, что перед тобой неоконченная часть остросюжетного детектива, принадлежащего перу то ли Донцовой, то ли Марининой. Оставим без комментариев то

обстоятельство, что показания потерпевших и свидетелей написаны как под копирку, вплоть до 100-процентного совпадения формулировок и оборотов речи. Всякое бывает. Но от сути написанного или, может быть, надиктованного, шевелились волосы даже у убелённых сединами мужчин.

Итак, из материалов дела следует, что в начале ноября 2016 года Алексей Королев и Дмитрий Мигачев прибыли к квартиранту второго за арендной платой. С грехом пополам получив причитающееся, они стали требовать от жильца наведения порядка в комнате. Свои просьбы они подкрепляли избиениями и пытками, продолжавшимися в течение трех дней. Били "потерпевших" руками, ногами, подручными предметами. Пытали утюгом и раскаленной сковородой, правда ни одна из экспертиз не установила наличия на вышеуказанных предметах биологических материалов ни Королева, ни Мигачева.

На третий день Дерзаева и Дьяков, которых все это время никто не кормил, сумели босяком по снегу сбежать из дома, в котором их удерживали, обратились за помощью к случайному встречному Шишунову и так оказались в больнице. В судебном заседании, кстати, Шишунов показал, что встреченные им Дерзаева и Дьяков, хоть и держались на ногах, но находились в состоянии алкогольного опьянения. Получается, что "мучители" не только избивали потерпевших и пытали их каленым железом, но и поили алкоголем?

Госпожа Мананникова и ее коллеги на такой многообещающей фактуре стали быстро оформлять "громкое" дело, возможно, рассчитывая, кто на повышение по службе, а кто на премию. Впрочем, скорость работы напрямую отразилась на ее качестве. Материалы дела, которые, по идее, должны были однозначно доказывать вину двух молодых "садистов", не просто противоречат сами себе, но и однозначно говорят о невиновности подсудимых.

Так, обвинение по статье 127 ч.2 УК РФ "Незаконное лишение свободы" опровергается фототаблицами, ни на одной из которых не зафиксированы человеческие следы под окнами дома, в котором якобы находились в заточении "потерпевшие". Хотя в беседе со следователем Дерзаева и Дьяков настаивали на том, что сбежали из дома именно через окно.

Обвинение по статье 163 ч.2 "Вымогательство" особенно интересно, поскольку в качестве потерпевших выступают люди, на протяжении уже длительного периода времени ведущие асоциальный образ жизни и не имеющие источников постоянного дохода. Что с них взять-то?

С разбоем тоже получилось не особо изящно: если оставить за скобками казуистику служебных формуляров, то получается, что молодые люди ворвались в принадлежащую одному из них квартиру и пользуясь преимуществом в силе и молодости отобрали что-то у своего же квартиранта, имеющего далеко не самый высокий социальный статус… Причем, как следует из материалов дела, отобрали ни много ни мало компьютер и МФУ, да так ловко, что вся техника осталась стоять на своих местах… Смутило ли это обстоятельство следствие? Ничуть! Этот казус получил от людей в погонах гениальное объяснение: технику сначала вынесли, а затем внесли обратно. Зачем? Почему? Не смотря на весь идиотизм предположения, именно эта версия считается следствием основной.

Не иначе как для "утяжеления" ущерба в деле в какой-то момент появилась еще и бывшая в употреблении автомобильная резина, которую Королев и Мигачев якобы забрали у потерпевших в качестве компенсации за моральный вред. При этом хозяин резины на суде так и не смог вспомнить, ни ее марку, ни хотя бы сезонность, однако об ее ориентировочной стоимости рассуждал уверенно.

Не заметить все эти несуразности и несостыковки мог только слепец, однако, не смотря на все старания защиты, Талдомский городской суд 7 июня

2017 года признал Алексея Королева и Дмитрия Мигачева виновными по всем статьям и приговорил первого к 4 годам и 8 месяцам заключения и 5 годам заключения второго. Однако судебную коллегию по уголовным делам Московского областного суда талдомское правосудие не впечатлило, и 17 августа 2017 года скандальный приговор был отменен, а дело вернулось в суд первой инстанции. Однако, местной Фемиде этот урок не пошел в прок и процесс опять пошел по старым рельсам с еще большим количеством вопросов. Так, в последнем судебном заседании, ссылаясь на невозможность доставить в суд свидетелей и потерпевших, судья зачитывал их показания из материалов дела, хотя тот же Дьяков все это время, как ни в чем, ни бывало, стоял на паперти. Свидетели - фельдшер и врач - работают в ЦРБ, находящейся менее, чем в 500 метрах от здания суда. Неужели их было так тяжело найти, или никто не старался, понимая, что в их адрес со стороны защиты опять могут поступить очень неудобные вопросы?

Вообще стоит сказать, что судебные слушания по этому делу с самого начала были полны странностей. Так, за все время разбирательства в зале судебных заседаний соизволили появиться считанные единицы свидетелей обвинения. Подавляющее большинство из них систематически отсутствовало. При этом суд ни разу не удосужился справиться о мнении участников процесса по поводу того, стоит или не стоит его продолжать в отсутствии потерпевших и ключевых свидетелей. Проигнорировал суд и возражения защиты на заочное оглашение показаний, данных потерпевшими и свидетелями на стадии предварительного следствия. При этом судья вполне нормально допускал до дачи показаний свидетелей обвинения без документов, удостоверяющих личность…

Очередное заседание по этому скандальному делу, которым уже заинтересовались федеральные СМИ, назначено на 28 ноября и мы обязательно продолжить информировать наших читателей о его ходе.

Все новости Последние новости