1 декабря 2017, 21:53, Любовь Лебедина

"Сфера" не изменяет творческому наследию Еланской

Неделя спектаклей Екатерины Еланской с 19-го по 26-е ноября в театре "Сфера", посвященная 50-летию режиссерской деятельности большого мастера, подтвердила живое дыхание этого коллектива, над постановками которого время не властно.

"Сфера" не изменяет творческому наследию Еланской

Редко кто из современных худруков мог похвастаться, что оставил после себя творческое наследие. И оно не просто сохранилось, как в музее, а продолжает развиваться, расти, подобно могучему дереву с новыми побегами.

 Народная артистка России Екатерина Еланская, продолжательница мхатовской династии, впервые в Москве создала в 1984-ом году вместе с художником Владимиром Солдатовым круговой амфитеатр с центральной площадкой внутри. Столь дерзкий эксперимент вызывал массу вопросов, в том числе – смогут ли актеры, окруженные со всех сторон зрителями, достоверно существовать в предлагаемых обстоятельствах роли, приученные к "четвертой стене". Все спектакли Еланской, по сей день идущие в необычном пространстве, благодаря новому лидеру театра народному артисту России Александру Коршунову подтверждают непреходящую истину: если исполнители психологически точно существуют в своих образах, но никакая экстравагантная форма им не страшна. Более того – открытый игровой театр приучает артистов вступать в живой диалог со зрителями, превращая их в соучастников, происходящего на круглой сцене.

 Юбилейную афишу, посвященную творческому наследию создателя этого театра, завершал спектакль "Я пришел дать вам волю" по роману Василия Макаровича Шукшина. В силу исторической масштабности его трудно было представить в театральном формате, в отличие от кинематографа, так и не осуществленного Шукшиным в задуманном им фильме. Вместе с тем любовь Еланской к великому советскому прозаику, актеру и режиссеру сотворила чудо. Она написала свою инсценировку в 2-х актах и вместе с кругом единомышленников создала драматическую поэму о человеке - легенде, продолжающего жить в памяти народа, а значит вечно живого. Совмещая в постановке две актерских школы: переживания и представления, Еланская соединила выразительную пластику массовых сцен с образной музыкой Сергея Прокофьева и Игоря Странского, поставив в центр событий вождя казачьего войска, которого боялись и которому доверяли. Эффект получился оглушительным. Такое можно было увидеть в спектаклях Роберта Стуруа, но там все-таки была привычная "коробка" сцены, а тут открытая всем ветрам площадка с минимумом предметов. Разве только во второй части спектакля с колосников опускаются две гигантских сетки, похожие на тюремные решетки. Между ними в бешенстве мечется предводитель восстания, преданный бывшими союзниками и объявленный главным врагом царя и отечества. Трагедия Степки Разина заключалась в том, что он хотел сделать людей свободными, уничтожить неравенство, в отличие от тех, кто пошел за ним, пользуясь правом сильного - грабить награбленное и не испытывать при этом угрызений совести, поскольку война все преступления спишет.

     В спектакле Еланской Степан Разин в исполнении Александра Пацевича далек от картинного героя. Да, в нем есть и бесстрашие, и удаль молодецкая, и презрение к смерти, в тоже время его съедают сомнения, а по ночам преследуют кошмарные видения. Словно из небытия возникает брошенная в "кипучую волну" княжна, виновная только в том, что доверилась грозному атаману и смущала своей красотой казаков. Прекрасная персиянка в исполнении Елены Еловой  появляется в белой дымке,  молча смотрит на любовника - убийцу и ни о чем не просит, но ее взгляд подобно острым иглам колют его сердце, а душа взывает к покаянию. В эти моменты особенно интересно наблюдать за артистом, когда его герой остается один на один со "злодейкой" - совесть. Есть в спектакле еще один пронзительный момент, -  кроткое прощание с жизнью, желающего добра Степану Матвея Иванова, убитого из зависти есаулом Лазарем Тимофеевым. Актер Сергей Загорельский не жалеет черных красок для своего отрицательного персонажа. Подобно дикому зверю он готов набросится на любого, в том числе боевого товарища, растерзать его и потом гордиться бесшабашной удалью. В противовес этой агрессивной силе, бурлящей в огромном котле казачества, звучит тихая молитва Матвея Иванова в замечательном исполнении Олега Алексеенко. Кажется, он настолько слился со своим героем, что слова песни Александра Кайдановского "Голгофа" превращаются в его исповедь и исповедь тех, кто "не ведает, что творит".

 Музыкальным зачином для спектакля стала песня Владимира Высоцкого "Кони привередливы". Стоя в центре казачьего круга и широко расставив ноги в красных сапожках Степан Разин взывает к небесам, просит дать ему благословение на тернистый путь, но небеса молчат. Значит, голгофы ему не миновать, но он готов принять страшную смерть ради свободы для всех.

 В этом суровом и одновременно романтическом спектакле вся его магия заключена в железной воле режиссера. А именно:  совершить прорыв в дремлющем сознании зрителей и убедить их, что перед ними не ожившие картинки прошлого, а правда жизни, кровью сердца написанная Шукшиным и эмоционально сыгранная артистами здесь и сейчас.  

Все новости Последние новости