6 декабря 2017, 20:28, Андрей Романин

Без вины виноватая

Правоохранительные органы нашей страны давно и вполне обоснованно критикуют за приверженность палочной системе. Погоня за показателями не редко оборачивается злоупотреблениями по службе и сломанными человеческими жизнями. Ведь, к сожалению, у полицейских есть план не только по хулиганке, но и по гораздо более тяжким статьям. Жительница Моздока Элона Мизяк не понаслышке знает, как в кабинетах с зарешеченными окнами обстряпываются такие дела.

Без вины виноватая

История Элоны Мизяк, к величайшему прискорбию, для нашей страны абсолютно типична. Региональный центр, расположенный на более чем почтительном расстоянии, что от одной, что от другой столицы. Руководство республиканских правоохранительных органов давно, и судя по правоприменительной практике, обоснованно считает себя истиной в последней инстанции, которой даровано право карать и миловать. О независимости судов можно и не заикаться. Процент оправдательных приговоров в них ничтожно мал, причем, вне зависимости от того, о суде какой инстанции идет речь.

Элона Мизяк знает, о чем говорит - от знакомых сотрудников правоохранительных органов ей неоднократно поступали предложения выступить то в роли провокатора, то в роли соучастника служебного преступления, то в роли понятого, который подтвердит, что своими глазами видел то, чего отродясь не было. Элона отказывалась, поскольку идти на сделки с совестью – не в ее правилах. И, судя по всему, в какой-то момент ее упрямство и принципиальность стали поводом для раздражения и женщину решили принести в жертву палочной отчетности.

23 июля 2017 года все те же ранее знакомые Элоне Мизяк сотрудники ОУР отдела МВД России по Моздокскому району РСО-Алания пригласили ее для совершения следственных действий в качестве понятой. Однако по прибытии в отдел выяснилось, что повестка дня в кабинете №45 категорически отличается от заявленной. Инвалида третьей группы с диагнозом "органическое расстройство личности травматического генеза со стойким выраженным астено-невротическим синдромом, фобическим синдромом (клаустрофобия), нарастающими когнитивными нарушениями" несколько часов держали в запертом помещении и оказывали психологическое давление, склоняя к противоправному сотрудничеству с правоохранительными органами на постоянной основе. Элона продолжала стоять на своем. И тогда в ход пошли аргументы уже совершенно иного порядка.

Полицейский, представившийся ей Ливаном, извлек из письменного стола целлофановый пакетик с неким веществом и спросил: "Знаешь, что это?". "Разумеется, нет", - ответила Элона. "Сейчас это будет твоим", - резюмировал правоохранитель и, пользуясь своим преимуществом в физической силе, вложил этот пакетик Элоне Мизяк в левую чашку бюстгальтера. В ту же секунду в кабинет вошли майор Козловская и понятые, которые этот пакетик моментально и изъяли.

Подброшенное вещество, как выяснилось впоследствии, оказалось гашишным маслом, масса которого в пересчете на сухое вещество составила 6 грамм, что в соответствии с постановлением Правительства №1002 от 01.10.2012 считается крупным и особо крупным размером наркотических и психотропных веществ. Соответственно, действия Мизяк Элоны Александровны были квалифицированы сотрудниками правоохранительных органов по ч.2 ст.228 УК РФ, наказание по которой может составлять до 10 лет лишения свободы.

В соответствии с законом об "Оперативно-розыскной деятельности" с ладоней Элоны Мизяк были взяты смывы, которые к ее величайшему удивлению оказались положительными, не смотря на то, что к пакету с наркотическим веществом она не притрагивалась и, тем более, его не открывала. Более того, допрошенный в ходе судебного заседания эксперт – полиграфолог, проводивший опрос Элоны Мизяк с использованием специальной аппаратуры, под присягой заявил о том, что, исходя из ее реакции на поставленные вопросы, можно сделать однозначный вывод о том, что никакого отношения к патетику с гашишным маслом она не имеет.

После этого давление на Элону возобновилось с новой силой: ее без лекарств и какой бы то ни было врачебной помощи на 48 часов отправили в изолятор временного содержания. Пользуясь обострением ее психоневрологического расстройства, обусловленного длительным пребыванием в закрытом помещении, сотрудники полиции добились от Элоны Мизяк показаний, в которых она призналась, что обнаруженное вещество принадлежит ей и она в свое время приобрела его для личного употребления без цели сбыта.

С тех пор на протяжении вот уже 6 месяцев Элона Мизяк проходит в качестве обвиняемой по делу о "Незаконном приобретении, хранении, перевозке, изготовлении, переработке наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также незаконном приобретении, хранении, перевозке растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их части, содержащие наркотические средства или психотропные вещества в крупном размере".

За это время успело пройти три судебных заседания, в которых сотрудники правоохранительных органов и понятые, как по написанному излагали версию событий, выгодную следствию. Позиция стороны защиты Моздокский районный суд Республики Северная Осетия-Алания интересовала мало и, судя по тому, как проходили заседания, обвинительное заключение уже давным-давно отпечатано и только ждет оглашения.

Впрочем, защита Элоны Мизяк, не смотря ни на что, не прекращает попыток вернуть ситуацию на путь соблюдения законности и верховенства права. Так, адвокат Элоны Мизяк Милана Хомутаева ходатайствовала о приобщении к материалам уголовного дела медицинского заключения врачей – психиатров от 24.10.2017 о том, что Элона Мизяк с 2011 года страдает психическим заболеванием, сопровождающимся непреодолимым чувством страха смерти в закрытых пространствах, чувством нехватки воздуха, учащенным сердцебиением и подъемом артериального давления. В соответствии с официально подтвержденным диагнозом "Органическое расстройство личности травматического генеза со стойким выраженным астено-невротическим синдромом, фобическим синдромом (клаустрофобия), нарастающими когнитивными нарушениями" Элона Мизяк имеет инвалидность 3 группы.

Председательствующий в процессе судья В.Г.Головко удовлетворил ходатайство с тем, чтобы поставить перед экспертами Института имени Сербского, в том числе, вопросы о том, могла ли Элона Мизяк в момент задержания и совершения процессуальных действий отдавать себе отчет и здраво оценивать ситуацию? И могла ли Элона Мизяк, находясь в измененном психоэмоциональном состоянии, оговорить себя как во время личного досмотра, так и на стадии предварительного следствия?

Очевидно, что непредвзятая экспертиза сможет дать на эти вопросы только положительные ответы и это станет большим камнем преткновения на пути следствия, которое уже давно воочию видит Элону Мизяк в качестве осужденной на большой срок, следующей по этапу в далекую колонию строгого режима, расположенную где-нибудь в сонной тиши мордовских лесов.

Все новости Последние новости