10 декабря 2017, 21:17, Любовь ЛЕБЕДИНА

Воспитанники Римаса Туминаса не подвели своего мастера

Четыре новеллы Стефана Цвейга на недавно открытой Симоновской сцене театра имени Евгения Вахтангова.

Воспитанники Римаса Туминаса не подвели своего мастера Автор фото: Валерия Мясникова

Четыре разных молодых режиссера лаборатории Римаса Туминаса представили свое видение прозаических текстов немецкого писателя в исполнении артистов разных поколений Щукинской школы.

В результате получилось четыре одноактных спектакля, художественно полноценных по смыслу с интересными актерскими работами.

Не хотелось бы, чтобы это вступление к статье воспринималось, как дежурная преамбула, потому что квартету постановщиков свойственно образное мышление, подробный анализ произведений и полисинтез, в котором артисты не функциональные фигуры, а живые персонажи со своими характерами и энергией.

Так в первой новелле "Лепорелло" Гульназ Балпеисовой с первых минут спектакля возникает ощущение неуловимой тревоги, скрытой интриги, которая будет развиваться неспешно, шаг за шагом, преподнося зрителю неожиданные сюрпризы, как в психологическом триллере. Высокий красивый артист Игорь Карташев в черном пальто, проходя между рядами, своим бархатистым голосом, подобно музыкальному камертону, дает настрой на загадочную природу человека, преследуемого тенью, постепенно превращаясь в безликую тень. Казалось, пустяшная история о забитой крестьянской девушке, прислуживающей в богатом доме истеричной баронессе и молодого барона, впервые испытывающей нечто подобное влечению, не сможет заинтриговать зрителей. И тем не менее, публика, затаив дыхание, следит, как внутри этого почти бесполого существа рождается привязанность, потом ревность к вечно пьяной жене, переходящая в ненависть и наконец – мечту: освободить своего избранника от ненавистных оков, а значит – убить баронессу, которую с большим надрывом играет Яна Соболевская.

Поначалу служанка, прозванная хозяином в насмешку Лепорелла, существует, как в коконе, молча перемалывая жернова мерцающего сознания, но в какой-то момент она подобно улитке выползает из своего укрытия и прилипает к гуляке-барину – обаятельному Юрии Поляк, ничего не требуя взамен, только бы оставаться рядом с ним. Когда же после смерти баронессы, он, не зная, как отвязаться от опасной свидетельницы обоюдного заговора, нанимает в дом слащавого, вышколенного слугу Антона (артист Анатолий Меньщиков), с красной розой, это становится трагедией для бескорыстной спасительницы барона. И опять она ничего не говорит, и словно деревянная бродит по дому шаркая огромными башмаками. Узнав о расчете, девушка растворяется в серой дымке, словно привидение, спрыгнув с моста. Вот так темная душа Лепореллы в замечательном исполнении Марии Бердинских превращается в тень, исчезающую в водах Темзы.

В новелле "Принуждение" Анатолия Шульева, рассказывающей о молодом художнике Фердинанде и его жене Пауле, спрятавшихся в швейцарских Альпах от ужасов надвигающейся войны, проблема выбора между ложно понятым долгом и нежеланием брать в руки оружие становится главной темой спектакля, выходящей за рамки семейных отношений и превращаясь в проблему вселенского масштаба.

Конечно, интеллигентному Фердинанду, для которого теперь меркнут все краски мира, не только картин, можно найти тысячу причин, чтобы не идти на войну, но в его душе живет страх быть разоблаченным, и это самый главный враг, поскольку у него нет идеалов, за которые стоит сражаться. В отличие от комплексующего мужа – у энергичной Паулы нет сомнений. Она твердо стоит на своем: никакая власть не способна заставить человека убивать другого. Противостояние двух любящих сердец пока держится на тонкой ниточке доверия, которая вот-вот может оборваться и тогда каждый пойдет своим путем и возврата назад не будет. Василий Симонов и Ольга Немогай излишне пафосно играют трагическую ситуацию выбора, пытаясь найти хоть какой-то выход из той западни, в которую попали. В их психологическом состоянии нет переходов от неожиданных озарений к пассивному смирению

и наоборот. В то время, как все должно держаться на резкой смене амплитуды чувств, то категоричных, то перехватывающих горло, а то и немом крике бессилия. Артистам это еще предстоит освоить и прожить, ведь спектакля только-только становится на ноги.

Владимир Бельдиян в новелле "Незримая коллекция" сумел создать в условном пространстве времени между Первой и Второй мировой войной реальную хронику жизни людей разных сословий Германии, пытающихся выиграть в борьбе с нуждой и отвоевать маленький кусочек счастья. Используя минимум декораций вместе с художником Максимом Обрезковым он начинает действие с монолога антиквара-еврея в поразительно точном исполнении Эльдара Трамова. Находясь в вагоне поезда, он извиняющемся тоном объясняет, почему тут оказался и куда едет. Маленький, дрожащий человечек с желтой звездой на стареньком пальто постоянно вздрагивает, всего боится. И тем не менее, когда его антикварная лавка пришла в упадок, он решил попытать счастье у известного коллекционера, обладающего несметным богатством – офортами Рембранта. А вдруг повезет и ему удастся прикупить часть шедевров. Накануне предстоящей встречи с владельцем сокровищ антиквара охватывает неописуемое волнение. Риск быть схваченным уступает предстоящему восторгу от свидания с прекрасным. И даже страх перед подозрительным инкогнито, сидящим на скамье спиной к зрителям, не позволит несчастному еврею изменить задуманное. Хотя, когда незнакомец поворачивается, то оказывается вылитым двойником фюрера.

Встреча престарелого коллекционера в офицерских сапогах с прямой спиной и запуганного антиквара не принесет никаких дивидендов ни одному, ни другому, потому что кавалер ордена Железного креста давно ослеп и не знает, что его коллекцию уже давно распродали жена и дочь ради хлеба насущного. Но остались рамы с жалкими копиями, позволяющими владельцу на ощупь довольствоваться счастьем их обладания. Антиквар видит это, но сказать правду не в силах, наоборот, он начинает подыгрывать гордому старику,(его замечательно со множеством психологических подробностей играет Олег Форостенко), как бы

наслаждаясь совершенством старинных офортов, не имеющих цены.

Последняя четвертая работа режиссера Хуго Эрикссен "Шахматная новелла" оказалось самой сложной для инсценировки, потому главное обаяние этого рассказа заключено в повествовании, в рассуждении автора о фантастических возможностях человеческого разума даже при раздвоенном сознании. Речь идет о сражении короля шахматного ринга Мирко Чентович (артист Александр Галочкин) и бывшего узника гестапо доктора Б, четыре месяца просидевшего в одиночной камере, для которого изобрели особый вид пытки – давящей пустоты и абсолютной изоляции. В этом произведении Стефан Цвейг высказывает такую мысль, что человеческий мозг требует постоянной подпитки, он должен работать, в противном случае нейтроны и протоны не справляются со своей задачей и умственная деятельность прекращается. Так вот Доктор Б в нервном исполнении Валерия Ушакова, чтобы не сойти с ума, украв самоучитель по шахматам, начинает изо дня в день виртуально тренироваться в игре против самого себя на воображаемой шахматной доске. Что практически нереально и похоже на абсурд. Тем не менее возможности компьютерного мозга беспредельны, а искусственному интеллекту надо пройти много стадий, чтобы дотянуться до высшего разума. Поэтому спектакль "Шахматная новелла", которому, на мой взгляд, больше подходит "Шахматная горячка", в данной режиссерской версии ближе к моно исповеди Доктора Б, прекрасно сыгранного Валерием Ушаковым, чем разложенному на действие спектаклю.

Все новости Последние новости