9 февраля 2018, 22:10

Ожидание неизбежной казни.

Драматическая программа "Золотой маски" началась со спектакля БДТ имени Товстоногова "Губернатор" по рассказу русского классика - символиста Леонида Андреева в постановке Андрея Могучего, посвященного 100-летию Октябрьской революции. 

Ожидание неизбежной казни.

Казалось, эту трагическую притчу об убийстве генерал- губернаторе, понесшего заслуженное наказание из-за расстрела безоружных и голодных рабочих, осмелившихся на бунт, невозможно реализовать на сцене, скорее в кино. Так думали и те, кто пришел посмотреть этот спектакль. Но рядом с Андреем Могучим всегда был его соратник – известный сценограф Александр Шишкин, номинированный на "Золотую маску", как лучший художник, который взял на себя всю нагрузку за художественную целостность постановки, воплотив ее в видео инсталляциях и "говорящих" перформансах. Так перед зрителями предстает страшная картина расстрелянной толпы в виде 47-ми бутафорских фигур, сделанных из папье-маше, сваленных в один ряд перед явившемся губернатором, с чего и начинается его суд совести.

Перед режиссером стояла сложная задача - каким образом передать внутренние мучения человека, давшего приказ на массовое убийство ради спокойствия государственной власти и подчинения существующему порядку, где бунт рассматривается, как провокация, подрыв законодательной системы.

Поэтому, - при огромном количестве действующих лиц и большой массовки, все внимание концентрируется на главном персонаже – его превосходительстве, то ли преступнике с моральной точки зрения, то ли жертве, впервые осознающем, что он переступил черту дозволенного и за это должен расплатиться собственной жизнью, приняв смерть от рук тех, кто потерял своих родных и близких. Отдавая должное профессиональному мастерству Дмитрия Воробьева, номинированному на "Золотую маску" "За лучшую мужскую роль", не могу сказать, что его герой вызывал у меня сопереживание или презрение, скорее понимание состояния человека, попавшего в западню, когда должность обязывала, а сердце говорило другое. К тому же Андрей Могучий, тоже номинированный на "Маску…" за лучшую режиссерскую работу, хотел сохранить рассуждения Леонида Андреева по поводу трагически сложившихся обстоятельств и предчувствия неминуемого финала после взмаха белого платка Петра Ильича, означающего стрельбу по живым мишеням. Поэтому авторский текст транслирует "за драматическими кадрами" другой артист - Василий Реутов. Что в принципе настраивает на повествовательный лад, снижает напряжение и эмоционально не цепляет.

Короткие сцены объяснений губернатора с сыном Алексеем, архиереем, чиновником по особым поручениям Козловым воспринимаются вставками - этюдами, мало влияющими на ход событий. Правда при этом запоминается горбатый лакей в доме губернатора, похожий на мычащего юродивого, от которого исходит неуловимый запах опасности. Тревожное состояние ни на минуты не покидает генерала, хотя окружающие уверяют его в любви и преданности, но он- то понимает, что запоздалое раскаяние ничего не даст, и как только прежние привычки и вежливость в общении с близкими исчезнут, останется он один – одинешенек, и его пожалеет лишь гимназистка в присланном письме. Неслучайно бал в честь отъезда сына – офицера, (артист Андрей Феськов), не сомневающегося ни в чем, напоминает скопище фриков, где каждый пытается произвести впечатление, а жена Марья Петровна в исполнении Ирины Патраковой напивается до потери сознания и вот уже ее подхватывают под слабые ручки угодливые кавалеры. Только губернатора такие пустяки не трогают, его мысли сосредоточены на одном, на близкой смерти, о которой говорит весь город. И она придет от двух ангелов, спустившихся с небес на железных крыльях. И свершится судьбоносный суд: "Смерть карающей смертью" под "Симфонию гудков" Арсения Аврамова.

Любовь Лебедина.

Все новости Последние новости