18 февраля 2018, 09:58

Афганская война вновь напомнила о себе.

На Первом канале ТВ показали мини-сериал "Крепость Бадабер", вернувший телезрителям воспоминания об афганской войне, где советские солдаты и офицеры исполняли интернациональный долг.

Афганская война вновь напомнила о себе.

 А потом те, кто остался в живых пели военные песни в переходах, собирая средства для лечения изувеченных товарищей.

С тех пор прошло 30 лет, но страшная трагедия, по-прежнему, живет в памяти участников этой войны на чужой территории, а также многочисленных родственников, встречающих на аэродромах цинковые гробы с телами сыновей и мужей, поэтому: "Никто не забыт и ничто не забыто!". Когда началась эта заварушка шел 1985-ый год, и Советский Союз еще не распался, значит все мы были едины и в своем патриотическом порыве, и в "собирании камней", разбросанных недальновидными политиками.

А потом возникли другие проблемы, связанные с чеченской войной, и России одной приходилось их решать. Территорию бывшей советской империи поделили на отдельные самостоятельные государства, и они стали решать свои проблемы.

Так бы и ушла в прошлое афганская война, до конца не осмысленная нашими кинематографистами, разве только фильм Тимура Бекмамбетова "Пешаварский вальс", да несколько телесериалов открывали зрителям глаза на случившуюся трагедию и взывали к поруганной истине.

Сегодня телесериал "Крепость Бадабера", спродюсированный Константином Эрнстом и Файзиевым в постановке Кирилла Белевича, смотрится, как запоздалое раскаянье в гибели небольшой горстки наших военнопленных, решившихся на захват крепости, наполненной маджахетами, которым не пришли на помощь.

В течение всех четырех серий, главную интригу держит не столько подготовка восстания, организованная разведчиком Юрием Никитиным в исполнении Сергея Марина, сколько колебания генерального штаба: выручать попавших в плен советских солдат или сделать вид, что их вообще не было. Поскольку крепость находится на территории Пакистана, а это уже другое государство, значит СССР могут обвинить в нарушении дипломатических отношений с Пакистаном, в то время, как американцы свободно готовили на его территории боевиков для захвата Кабула. В отличие от нашего генералитета их не волновало, что таким образом может разразиться третья мировая война.

В данном фильме грязная политика и человеческая мораль входят в непримиримый конфликт друг с другом, рождая незыблемое правило: выручай себя сам, как сможешь, даже когда ты "один в поле воин". И если бы не боевой генерал, сын которого считался без вести пропавшим, пытавшийся спасти наших ребят, то всех их можно зачислить в отряд штабных крыс, далеко стоящих от полководца Суворова, заслуженно названный отцом своих солдат.

Создатели телесериалы не стали подражать американским боевикам, для этого у них было мало денег, но взрывов и пиротехники не пожалели. К тому же некоторые сцены были сделаны с большим напряжением, например, когда Юрий Никитин организует футбольный матч между маджахетами и пленными, пытаясь таким образом сплотить их и заставить поверить в победу. Правда, этот режиссерский ход использовался не в одной картине, но здесь он вполне оправдан.

Как и следовало ожидать, если придерживаться исторических фактов, все восставшие, включая разведчика Никитина, погибли, до последнего отражая атаки маджахетов и не получив поддержки со стороны советских войск. Уцелел только один – сын генерала, да и то случайно, сопровождая в плен американского цэрушника.

К данному фильму можно предъявлять много претензий с точки зрения художественности, но он выполнил свою миссию – вернул память о советских солдатах и офицерах, героически погибших в далеком Афганистане, доказав всему миру, что сдаваться не в их характере.

Людмила Лебедь.

Все новости Последние новости