27 февраля 2018, 23:37

Безумство храбрых обязывает.

В театре имени Моссовета состоялась премьера "Великолепного рогоносца" в главной роли с Павлом Деревянко.

Безумство храбрых обязывает.

Чтобы решиться поставить "Великолепного рогоносца" после гениального спектакля Петра Фоменко в 1995-ом году в "Сатириконе" для этого надо иметь свои козыри, оригинальный замысел и столь же оригинальное решение, иначе получится выстрел по воробьям.

Что же теперь не ставить пьесу Фернана Кроммелинка, написанную в 1921 -ом году, и поставленную Всеволодом Мейерхольдом, опасаясь невыгодных сравнений? – Спросите вы. Конечно, надо пробовать, если, конечно, душа просит, даже несмотря на то, что после фоменковского спектакля, получившего государственную премию, прошло 23 года и центральный исполнитель Константин Райкин навсегда поселился в памяти зрителей.

У театра имени Моссовета был свой козырь, - Павел Деревянко, неслучайно публика встретила его аплодисментами, и тем не менее ей пришлось долго ждать, когда же завяжется узелок интриги и артисты начнут его распутывать. Вводная часть, то есть, безликий пролог с описанием прелестей Стеллы, (по настоящему прелестной Юлии Хлыновой), действующих на Бруно подобно сеансам гипноза, как бы подготавливают зрителей к той непредсказуемой трансформации, которая произойдет с сельским поэтом, принимающем заказы на любовные письма за 30 су. Но сама Стелла в коротенькой рубашонке, похожая на инфантильную простушку, приходящая в неописуемый щенячий восторг от обновок своих подружек, слишком далека от образа прекрасной музы поэта. И в этом, по-моему, заключается главный просчет режиссера Нины Чусовой, так как Бруно восторгается не только красивыми линиями тела своей жены, но также - внутренним светом, исходящим от нее.

Именно над этой божественной чистотой он и совершит насилие, выпустив свое чудовищное воображение на волю ради задуманного эксперимента – насколько Стелла его любит, чтобы на глазах мужа покорно отдаваться другим мужчинам и не роптать.

Драматург не объясняет, почему в воспаленном мозгу Бруно возникла идея предательства, и режиссер тоже не дает этому объяснение. Ну, случилось, и случилось, а ведь это очень важно, так как фантазии художника способны создавать в том числе фантомы зла, поэтому если они переносятся на реальную почву, то энергия заблуждений рождает чудовищ, страдания близких людей и в первую очередь возлюбленной.

Дело не только в том, что дикая ревность Бруно переходит границы дозволенного, он наслаждается этим чувством, сочиняет сценарий возможной измены жены, начинает верить и действовать, как заправский садомазохист, истязая себя и невинную жену. Бруно заигрался в маске рогоносца – лицедея, страдания стали его коньком, и он уже не хочет выходить из этой роли, так как в его душе не осталось места для любви.

Абсурдная ситуация ломает все представления о нравственности, а тем временем жертва безумной фантазии Стелла реально становится проституткой, торгуя своим телом по указанию мужа, которого преследует маниакальная идея – найти настоящего любовника. При таком психологическом раскладе хотелось бы, чтобы с актрисой Юлией Хлыниной тоже происходили какие-то изменения, не внешние, а внутренние… В свою очередь Павел Деревянко полностью погружен в психопатическое состояние на грани фола, которое настигает Бруно, меняя выражение лица, пластику во второй части спектакля. Он появляется в борделе под звуки живого оркестра в инвалидной коляске. Ну ни дать, ни взять шоу – мен, пострадавший во время бандитской разборки. На эстраде у микрофона Стелла в прозрачном вечернем платье в окружении бой - френдов, записавшихся к ней на очередь сексуальных услуг. От прежней кукольной "Мальвины" и следа не осталось, перед зрителями - наглядный эталон циничной жрицы любви. Стелла жалуется Бруно на усталость, закинув длинные ноги на спинку кресла, лениво стряхивая пепел с сигареты, так как теперь это ее территория, и здесь она хозяйка. И вот тут у режиссера Чусовой как бы все становится на свои места в плане развлекательного шоу, яркого и пошлого, где люди предстают жалкими марионетками, достойными осмеяния, но смеяться почему-то не хочется… Да и можно ли смеяться над рабой любви, распятой на колесе возмущенными обывателями?.. Жестокая реальность вступила в свои права, игра закончена, но не для виртуального фантаста. Влюбленный погонщик бросится спасать блудницу, имя которой все мужчины произносят во сне, она же откажется бежать, потому что ее место рядом с обезумевшем мужем.

Что и говорить – грустная история, но вот, что странно- наполненный страстями спектакль эмоционально не цепляет. Почему? Это надо спросить у режиссера, хотя Павел Деревянко проделывает длинный путь от влюбленного поэта к отвратительному монстру, вообразившего себя демиургом, способным подчинять все и вся. Ради работы этого безусловно талантливого артиста стоит идти и смотреть "Великолепного рогоносца".

Любовь Лебедина. ( Фото Екатерины Цветковой)


В мире Израиль стягивает войска к сектору Газа после обстрела Израиль стягивает войска к сектору Газа после обстрела

Пресс-секретарь армии обороны Израиля Авихай Эдри заявил, что глава Генштаба армии Израиля Авив Кохави выдвинул две военные бригады и командный центр на границу с Газой.


Общество Минздрав подготовил проект об увеличении возраста продажи алкоголя Минздрав подготовил проект об увеличении возраста продажи алкоголя

Минздрав подготовил законопроект об увеличении возраста продажи алкоголя до 21 года, текст документа опубликован на портале проектов нормативных правовых актов.

Культура Прощание с жизнью – пока еще живы.  Прощание с жизнью – пока еще живы.

Вряд ли найдется в театральном мире режиссер или актер, не прикипевший сердцем к семейной драме Вина Дельмара "Дальше – тишина", хотя на первый взгляд ничего особенного в ней нет. Ну, подумаешь – два старика муж и жена, прожившие долгую жизнь вместе оказываются не нужными своим детям, которых воспитали, дали им образование, вывели в люди.