10 марта 2018, 01:31

Копыта "Медного всадника" стучат и по сей день.

Давненько театральная Москва не была так взбудоражена, как после спектакля "Последние дни" в Российском академическом молодежном театре, поставленном его художественным руководителем Алексеем Бородиным по произведениям Александра Пушкина, Михаила Булгакова и Бориса Акунина.

Копыта "Медного всадника" стучат и по сей день.

Интерес к этому крупномасштабному режиссерскому сочинению, иначе не назовешь, возник, исходя из реалий сегодняшнего дня. К тому же, чтобы соединить вместе три литературных гиганта надо было найти в их произведениях объединяющую идею, которая бы волновала современников. Это свободная личность и власть, независимый художник и закон. Сегодня нет более актуальной темы, чем нравственный выбор творца вопреки общепринятой морали силового прессинга и унижения человеческого достоинства.

Неслучайно первый и второй акт спектакля соединяет поэма Александра Пушкина "Медный всадник", (в стихотворном изложении трех артистов), где на фоне страшного наводнения в Санкт-Петербурге решается трагическая судьба бедного Евгения, осмелившегося бросить вызов памятнику Петра, построившего город на костях. Заметьте: Николай 1 запретил публиковать "Медного всадника" при жизни поэта. Идем дальше. У пьесы Михаила Булгакова "Последние дни" есть и второе название "Александр Пушкин", повествующей о его смертельной дуэли с Дантесом, защищавшем свою честь и честь жены. После мхатовской постановки 1943-го года эта драма нигде не ставилась, советская цензура не давала ей "зеленой улицы", опасаясь, как бы чего не вышло… И последнее. Борис Акунин написал для РАМТа пьесу "Убить змееныша" о последних днях правления регенши Софьи Алексеевны, когда решалось будущее России – по какому пути она пойдет. Будет придерживаться старых традиций, отгородившись высокой стеной от цивилизации или рвущийся к власти юный Петр произведет переворот и направит все силы на переустройство страны, "прорубив окно в Европу". Второй акт спектакля полностью посвящен этой теме, заложенной Борисом Акуниным в его произведении, как предтеча "Последних дней" Булгакова в виде развернутого на полтора часа флешбэка.

По художественной стилистике и выразительным средствам "…змееныш" кардинально отличается от "Последних дней", напоминающих клиповый монтаж стремительно меняющихся эпизодов без бытовых подробностей, предметов старины в стилизованных костюмах. Все условно вплоть до символических декораций Станислава Бенедиктова. С колосников сцены опускаются деревянные длинные балки. Видно это уцелевшие перекрытия разрушенного здания, а на заднем плане возвышается стальная высокая стена с потаенной дверью, которой пользуются тайные кардиналы, посвященные в секреты своих венценосных особ.

В отсутствии самого Пушкина все внимание сосредоточено на царедворцах и светской тусовке, подогревающей скандальные слухи вокруг ветренной жены Пушкина, якобы встречающейся с Дантесом и отвечающей любезностям самого царя, награждая поэта званием "рогоносца" и посылая ему анонимные письма.

В вихре вальса, завистники и провокаторы, модные борзописцы и посланники, законники и шпионы в чинном порядке кружатся по паркету салона Воронцовых, унесенными в прошлое пушкинской "Бурей", и нет на них грозного судьи и божий суд им не ведом. Тут же черным вороном вьется хитрый Геккерен (актер Виктор Цымбал) – отец приемного сына Жоржа Дантеса в креативном исполнении Виктора Панченко. Самонадеянный вертопрах абсолютно уверен в своей неотразимости и власти над Натали Гончаровой (актриса Анна Тараторкина), поэтому бездарный писака - камер юнкер Пушкин ему не помеха… На какие-то доли секунды Натали и Дантес пересекутся на балу, обменяются взглядами, назначат место следующей встречи, но этого будет достаточно, чтобы понять насколько "образец чистейшей красоты" далек от своего создателя, а Натали – сама того не осознавая станет причиной его гибели, разменной монетой в задуманной интриги против ее мужа.

Предсказания Николая 1 в исполнении Алексея Мясникова по поводу неуправляемого поэта "Он дурно кончит" не сбудутся, скорее наоборот. 47 тысяч человек придут проститься с почившем Пушкиным, но власти испугаются и под покровом ночи отпоют в конюшенной церкви после чего отправят гроб с его телом в Святые горы, а при нем останется только его верный слуга Никита. Из чего можно сделать вывод: свободный талант, оцененный 111 Отделением Бенкендорфа (актер Алексей Веселкин) в тридцать серебряников за доносы иуд - будет одинаково опасен власть предержащим, как при жизни поэта, так и после его смерти.
Алексей Бородин не хотел, чтобы "Последние дни" о Пушкине стали еще одним учебным пособием по литературе. Поэтому предлагает зрителям прочитать спектакль, как театральное сочинение, продиктованное Булгаковым без психологического погружения в образы, где каждый персонаж – эскиз, набросок художника, разыгрывающий свою карту в калейдоскопе мимолетных эпизодов, создающих атмосферу не давно минувшей музейной эпохи, а культа личности великого поэта, продолжающего жить в памяти своих потомках.

Вектор режиссерский мысли кардинально меняется во втором акте спектакля – "Убить змееныша". Здесь совсем другая энергетика и образная структура, более повествовательная, размеренная и, конечно же, вербальная, поскольку тема заданная автором связана с обустройством будущего России, где надо сосредоточиться, подумать и принять или не принять одну из сторон закулисных игр правителей верховной власти семнадцатого века, во многом схожей с двадцать первым столетием.

Сложную дилемму выбора, по какому пути идти России во имя великой цели пытаются разрешить и доказать свою правоту два брата. Это Василий Голицын (весьма убедительно сыгранный Ильей Исаевым), управляющий страной при регентше Софье Алексеевне (актриса Янина Соколовская) и Борис Голицын в исполнении Александра Доронина. Как наставник юного Петра, мечтающего взорвать лапотную Россию и ликвидировать отжившие порядки, он становится во главе заговорщиков, чтобы свергнуть Софью и заточить ее в Новодевичий монастырь. Негоже, чтобы глупая баба управляла российскою державою. Но, вот незадача, у этой бабы есть умная голова Василий Голицын, который, будучи умеренным радикалом, стремится путем реформ ликвидировать застой, переубедить дорогую его сердцу Софью, а также упрямых бояр, соблюдающих свою выгоду и покушающихся на его жизнь. Поэтому Софья пребывает в постоянной тревоге, она боится потерять Василия, упрекая его в легкомыслии, а он только сметется, замечая: "Чему быть – того не миновать". Ибо главное свое предназначение видит не в единовластии, а в преумножении богатств России и радостном труде равных среди равных.

Одна из центральных сцен второго акта, это спор двух братьев в корчме на фоне потешных скоморохов, высмеивающих в частушках Василия Голицына за крымский поход, поскольку тот пренебрег славой победителя, чтобы сохранить тысячи жизней русских солдат. На что Борис Голицын замечает: "От насмешек недалеко до бунта, и медведя, (то есть, русского человека), надо держать на крепкой цепи, ибо нет правителя опаснее мечтателя". А еще в грязной политике всегда проигрывает честный человек, коим является Василий Голицын. Неслучайно его начинает учить уму разуму смекалистый сибирский артельщик Аникей Трехглазый. Дескать нельзя идти напролом, надо обходить встающие на пути преграды, подобно воде.

Роль доморощенного философа сыграна Александром Гришиным на стыке достоверности и отстранения, как бы взгляда на своего персонажа со стороны, что весьма точно отвечает игровой стилистике "Убить змееныша".
Столь сложный способ существования потребовал от всех исполнителей сосредоточиться на маленьком или большом эпизоде так, чтобы он стал необходимым звеном в единой цепи событий. И надо сказать: артистам это удалось, поскольку в спектакле не было в привычном понимании обслуживающей массовки.

По сути Алексей Бородин создал историческую сагу, заняв в ней весь мужской состав труппы и некоторых актрис, что уже большая редкость для столичных коллективов. Он сумел доказать на примере "Последних дней", что у народа, не желающего знать свое прошлое нет будущего.

Любовь Лебедина.

Все новости Последние новости