21 марта 2018, 14:23, Любовь ЛЕБЕДИНА

Разум умолкает, когда торжествует страсть

"Мадам Бовари" Гюстава Флобера на Симоновской сцене Вахтанговского театра повествует о женской страсти вопреки нравственным законам и долге хранительницы семейного очага.

Разум умолкает, когда торжествует страсть Автор фото: Валерий Мясников

Ольга Субботина, впервые поставив спектакль в этом театре, не использует авангардные приемы, чем она славилась ранее, и пальму первенства отдает французскому классику Х1Х века, то есть, последовательному повествованию из жизни провинциальной львицы, жаждущей любви, как измученный путник в отсутствии воды.

Начитавшись запретных романов в монастыре, юная воспитанница, выйдя замуж за скромного лекаря Шарля Бовари и взяв его фамилию не может смириться с серыми буднями, скукой и однообразием, ведь она рождена для большего… Поэтому ей необходим воздух приключений и интересных знакомств, чего никак не может дать заштатный город примитивных обывателей. Безвольный муж во всем потакающий своей избраннице, (его замечательно играет Владислав Демченко), тоже раздражает, злит и эта ненависть постепенно превращает красивую женщину в угрюмую, всем недовольную особу, готовую срываться по пустякам.

При таком раскладе в первой части первого акта режиссерская трактовка лежит на поверхности – лиши любую женщину мечты, закрой ее в четырех стенах, и она не просто завянет, в ней умрут самые лучшие качества, которые смогли бы превратить ее в личность. Весьма спорное утверждение, а как же материнские чувства?.. Но поскольку в 19 веке об эмансипации женщин еще не говорили, то Флобер и режиссер Субботина отдают героине опасную территорию любви. Той любви, которая сводит с ума, делает женщину послушной рабой нахлынувших чувств, забывающей о долге и достоинстве.

В русской литературе есть тому пример – "Леди Макбет Мценского уезда" Лескова, где ненависть и страсть рождают преступления. У Флобера нет таких крайностей, все держится на психологическом состоянии главной "преступницы", преступившей черту дозволенного в пуританском обществе и не жалеющей об

этом. Эти чувства передаются двумя исполнительницами Анной Дубровской и Натальей Масич в брутальном изложении, как, впрочем, и мысли окружающих их исполнителей. Но описание остается описанием, в нем нет внутреннего действия, поэтому литературный текст превалирует, а сюжетная линия дробится на эпизоды, превращаясь в театральный сериал. Наверное, на телевидении такой стиль приемлем, и он существует, но у театра, и это хорошо известно Ольге Субботиной, другая природа. Растянутое повествование во времени настраивает на холодное созерцании, а также своеобразное чтение инсценированного романа.

Перенос событий из одного зрительного зала в другой, по-видимому, предложен художником Максимом Обрезковым для создания более правдоподобной атмосферы другого города, куда переезжает семья Бовари, и для Эммы в исполнении Анны Дубровской начинается новый этап в ее жизни. Причем беременность не делает ее счастливой, в отличии от восторженного Шарля, скорее обременяет.

Помимо Анны Дубровской и Владислава Демченко, которые, несмотря на клиповую структуру спектакля, все же создают характеры, все остальные исполнители, играющие по несколько ролей – это своего рода маски, выступающие в том или ином эпизоде повествовательного сюжета.

И вот, наконец, при первой встрече с дамским угодником Родольфом Буланже, пунктирно намеченном и в дальнейшем развитом Кириллом Рубцовым, Эмма получает то, о чем мечтала – сильные чувства и всепоглощающую страсть. Подобно скаковой лошади она мчится с неотразимым соблазнителем навстречу своей судьбе, в надежде, что так будет вечно, оставляя в неведении доверчивого мужа и не испытывая перед ним никакой вины.

После расставания с Родольфом, утомленным от навязчивых притязаний Эммы, жрица любви не может остановиться и с радостью погружается в глубокий омут новой страсти с молодым Леоном Дюпюи в исполнении Федора Воронцова. Надо сказать, вторая исполнительница этой роли Наталья Масич делает этот

переход весьма деликатно, избегая пошлости и надрывной мелодекламации.

И все же любовные свидания не отличаются большим разнообразием, напоминая сентиментальные голливудские проекты 50-60-х годов. В них нет- нет, да и промелькнет слащавая оперетка. Может быть, таким образом, режиссер хотела внести иронию в бурные романы, заканчивающиеся плачевно для Эммы? - Не знаю. Но вот, что странно, смерть Эммы Бовари, запутавшейся в долгах и обмане, принявшей мышьяк, не вызывает сострадания. Видимо потому, что чувственная страсть изображается, а не проживается. Хотя по идее все гораздо сложнее, вопреки узаконенным правилам бытия, ведь разум молчит, когда страсть доводит до белой горячки.

Все новости Последние новости