6 мая 2018, 09:24

"Ты этого хотел Жорж Данден?"

Эта крылатая фраза, употребляемая в случае обманутых надежд, принадлежит Жану Батисту Мольеру в пьесе "Жорж Данден или Одураченный муж"", поставленной Сергеем Ковальчиком на сцене Ставропольского академического театра драмы имени Михаила Лермонтова.  Остросюжетная  комедия положений оказалась не  только смешной, как привыкли ее видеть в разных театрах.  На этот раз  в режиссерской трактовке превалирует тема добровольной покорности, когда человеку приходится просить прощение  за очевидную правду. Сегодня, к  сожалению, такое встречается часто, и тут непонятно: то ли плакать, то ли смеяться.

"Ты  этого хотел Жорж Данден?"

 

Казалось бы, как можно было обнаружить эту тему в семейной истории, где кокетка – жена флиртует с  порочным соблазнителем, готовая наставить рога своему мужу – деревенщине, а тот ищет защиты у вельможных родителей, выдавших дочь замуж исключительно за его богатство. Ситуация, можно сказать, банальная, когда неверность обряжается в разные невинные одежды, а посрамленный муж или ничего не знает, или закрывает на это глаза. Тут же главная беда заключается в честности бедолаги, наивно считающего, будто  высший свет тоже чтит законы нравственности. Конечно, на словах эта каста осуждает аморальные поступки, чтобы оставаться чистенькими в глазах общественности, но на самом деле не обращает внимания на разные интимные шалости, ну, а если появится какой-нибудь несносный "правдоруб", то обвинят его во лжи и выставят дураком.

Жорж Данден в исполнении Александра  Жукова не лезет в умники, тем не менее,  хорошо разбирается, где белое, а где черное, и если жена, какого бы рода не была,  дала перед алтарем обет верности, то будь добра, голубушка, сохранять его, иначе трепки не избежать. Да, вот незадача, рачительный хозяин, сколотивший богатство нелегким трудом, не знает можно ли применять силу к  великосветской супруге, как к крестьянкам, не нарушит ли он тем самым принятый этикет избранного общества, куда он теперь вхож. Но и молчать, терпеть измену тоже не может. Именно колебания между должным и невозможным и делают его уязвимым, а то и смешным.

  Само собой разумеющимся, -  главным героем в спектакле Ковальчика является Жорж Данден трагикомического  Александра Жукова. При этом все события постановщик умещает в одно действие, продолжительностью час сорок пять минут. В течение этого времени одураченный муж проводит несколько расследований, идет по следу очевидных разоблачений, но каждый раз упираясь в непробиваемую стену  хитрости и коварства дражайшей супруги. Легкая, как перышко, гибкая, как лоза, - Оксана Винникова изображает Анжелику, то невинным ягненком, то страстной львицей во время тайных свиданий с красавцем Клитандром (его играет Александр Кошелевский), меняя маски на ходу.

Как и положено в комедиях Мольера, охрану  незаконных встреч обеспечивают расторопные слуги: бесстрашная Клодина  и вечно попадающий впросак Любен, по глупости выбалтывающий Дандену время свиданий своего господина Клиандра  и его жены. Тут тоже возникает восторг нахлынувших чувств, но служанка Анжелики знает цену неподкупной невинности, что, впрочем, не мешает ей заигрывать с другими мужчинами.   В гротесковом рисунке Полины Полковниковой, ее уморительном поведении на грани фола настолько все органически соединилось, что, кажется, она сошла с картин Босха. В ней не было ничего искусственного, натужного, импровизации так и рассыпалась разноцветным фейерверком,  наполняя действие неслыханным озорством и драматической клоунадой. Чего только стоит подражание хозяйке в упражнениях у балетного станка. Деревянные ноги грузной Клодин при взмахе торчат, как коряги, поясницу заклинило так, что ни вздохнуть, ни охнуть, а позади стоит обалдевший  Данден и наблюдает за дикими манипуляциями служанки. По крайне мере в хлеву постоянно мычащей коровы они не пригодятся…

Вторым номером за Клодин идет Любен Ильи Калинина. Он  очень старается не отставать от своей партнерши, порой напоминая знаменитого студента кулинарного училища известного комика, но пока роль рассыпается на отдельные фрагменты.

Вообще-то жанр комедии весьма коварный, требующий большой энергии от артистов, психофизических кульбитов, чуть замедлили темп игры и напряжение снижается. Попадая в предлагаемые обстоятельства ночных приключений четверо заговорщиков: сексапильная  Анжелика, любвеобильный Клитандр, Клодина и Любен, пользуясь темнотой, могут отдаться нахлынувшей страсти в невинных пластических этюдах. Даже пойти не по тому пути, как лакированный сердцеед в широкополой шляпе и его растяпа – слуга по креслам сидящих зрителей, что публику сильно позабавило, притом, что этот прием довольно часто используют другие режиссеры…

   Тем временем неверной жене пришлось возвращаться домой, а ворота заперты, и тут словно разгневанный бог Зевс возникает наверху ревнивый муж. С высоты своего положения он взирает на блудницу, не поддаваясь ее чарам выше обнаженных колен, наконец-то празднуя победу над злом. Но, как говорится, "рано пташечка запела", изворотливый ум предательницы способен на многое, тем более обвести вокруг пальца недостойного  мужлана и выживших из ума родителей.

   На втором подиуме, созданном художником оформителем Леонидом Черным, открывающемся за шелковым занавесом, словно театр в театре, сидят две неподвижные фигуры, напоминая восковые фигуры мадам Тюсо. Это господин де Сотанвиль (артист Михаил Новаков) и госпожа де Сотанвиль (актриса Людмила Дюженова) – ходячие законы нравственности и замороженного благородства, кичащиеся своим происхождением, вынужденные терпеть  необразованного зятя, поскольку разорены, а роскошные наряды дочери требуют больших денег. Смешно и нелепо Дандену ждать от этих кукольных персонажей какого-то радикального решения. Они-то и за себя отвечать не могут, не то, что за дочь, разве только скакать козликом и играть в теннис. По сути, эту изнанку великосветского общества режиссер разрешает проецировать Человеку театра в исполнении Юрия Иванкина, специально введенного  в спектакль для подтверждения смыслового контекста. В бессловесном общении с залом, он как бы через русский поклон соединяет прошлое и настоящее, подтверждая извечную истину: психология людей не меняется, изменяется только мода, а человеческие ценности остаются прежними, как-то – верность, честность, преданность, долг, только следовать им не всегда выходит, а потому и горькая комедия получается.

Автор статьи: Любовь Лебедина. Ставрополь – Москва.    

 

Темы: Культура
Все новости Последние новости