11 мая 2018, 11:24

Раскаянье ханжи гроша медного не стоит.

В Доме Островского – Малом академическом театре – Жан Батист Мольер не просто желанный гость, он уже давно здесь свой. Его комедии, наполненные радостью бытия, мощным драйвом и верой в победу добра, не раз совершали чудесные превращения с артистами, делали их счастливыми, а творчество светлым и позитивным. 

Раскаянье ханжи гроша медного не стоит.

Вот и на премьере "Тартюфа" в филиале Малого театра на Ордынке переполненный зал заражался силой чувств действующих лиц, искрометным юмором и смелыми находками. Ни модного гламура, ни дешевой пошлости в спектакле В.Н. Драгунова не было.  А было легкое дыхание артистов, остроумное лицедейство, мощная энергетика и виртуозная пластика. В очередной раз мне пришлось убедиться в том, что русский театр Дель – Арте, взятый от французов и итальянцев держится на скрепах ансамблевости, и если это есть в спектакле, то все пазлы сходятся, так как истинное партнерство ничем не заменишь, ни инсталляциями, ни перформансами. Более того, сценография С.Б. Бенедиктова помогала исполнителям в бесконечном кружении по анфиладам комнат, где из окон можно выпрыгивать и впрыгивать обратно, двери-вертушки захлопываются перед носом самых любопытных, а у стен есть уши, и все тайное становится явным. Но это ничуть не смущает заговорщиков, готовых придумывать что-то экстравагантное  и "пудрить мозги" недругам. А если конкретно - изворотливому словно уж Тартюфу, играющему на святости и покаянии.

 Известную комедию Мольера "Тартюф" невозможно реализовать без актера, способного прожить роль искусного приспособленца и сладострастного соблазнителя, изображающего из себя праведника и бескорыстного служителя церкви, неукоснительно следующего заветам святого писания. Вместе с тем исполнителю этого образа Г.В. Подгородинскому пришлось искать что-то свое, то рациональное зерно, которое поможет прорасти скрытому злу и презрению к "мелкотравчатым" людишкам, не способным мыслить масштабно. Для такой сверхзадачи все средства хороши, любая маска может пригодиться, главное убедительно играть.  И Тартюф Подгородинского лицедействует откровенно, нагло, появляясь на публике со следами шрамов на обнаженной спине, оставленных после самоистязаний ради умерщвления плоти. Оказывается духовность можно приобрести и физическими средствами, недаром за "праведником" по пятам следует личный секретарь, записывая все его изречения для потомков. Тем не менее Тартюфа влечет красота Эльмиры, жены хозяина дома в исполнении И.Ю. Леоновой. По собственному опыту он знает, - женщины любят ушами, поэтому, оставшись с ней наедине, окутывает ее сладостным елеем, убеждая в том, что, как мужчина не может устоять перед прекрасной нимфой. Кажется, еще чуть-чуть и Эльмира покориться гипнотическому сеансу сердцееда…  Но ее гордость уязвлена, и она хочет отыграться, придумывая смелый эксперимент, связанный с разоблачением святоши в присутствии мужа.

   Пока же, вернувшийся после двухдневного отъезда Оргон не может успокоиться по поводу оставленного им Тартюфа и устраивает допрос горничной Дорине в креативном исполнении И.В. Ивановой - не обижали ли тут без него посланного ему Богом брата… Но бойкая, острая на язычок служанка не думает оправдываться и сражу же переходит в наступление, обвиняя хозяина в чрезмерной заботе о здоровье приблудного Тартюфа, который ведет себя будто миссия, посланная всевышним укреплять дух домочадцев и не перечить ему.

Надо отметить, что и в этой комедии, как и во всех других Мольер отдает должное слугам, в частности проворной и сообразительной Дорине, возглавляющей коалицию против лживого пророка, призывая дочь Оргона  Мариану (актриса Д.С. Новосельцева) и ее возлюбленного Валера (актер А. М. Наумов) не сдаваться, "держать хвост пистолетом", несмотря на новую кандидатуру жениха в лице Тартюфа.

Главная интрига заключается в том, что практичный Тартюф покорил дубоватого Оргона, открывшего ему глаза на мир, представленный из навозной кучи. Даже когда хозяину рассказывают, будто новоиспеченный оракул пытался соблазнить его жену, - в  пустой голове Оргона это не укладывается. Ведь разоблаченный Тартюф все вину берет на себя, горько кается в недостойном поведении, "посыпает голову пеплом", готовый понести заслуженное наказание и навсегда исчезнуть из гостеприимного дома. Бесхитростный и прямолинейный Оргон настолько поражен такой неслыханной откровенностью и самобичеванием, что в его голове все путается и начинает трясти, как в лихорадке. Не помня себя он хватает за ноги поверженного грешника, валит его на пол, и они, крепко сцепившись катаются по паркету гостиной не в силах разъединиться. Эта фарсовая сцена, решенная режиссером в ключе буффонады, вызывает в зале бурю восторга и гром аплодисментов.

  И опять в который раз хитроумный Тартюф "выходит сухим из воды", поскольку расставленные им сети способны затянуть кого угодно, и жертва не посмеет пикнуть. Вместе с тем самонадеянный Тартюф не учел практичной смекалки жены Оргона, уговорившей мужа стать живым свидетелем подстроенного ею свидания с Тартюфом. Можете вообразить, что с ним творится, когда он, сидя под столом, слышит, страстные речи святоши, собирающегося наставить ему рога. Тут инстинкт собственника срабатывает на все сто процентов, и обманщик посрамлен, прощения ему не будет. Но как спасти имение, доставшееся Тартюфу по завещанию прежде влюбленного в него Оргона? Финал пьесы настолько сказочный, что в него невозможно поверить: благородный король спасает от разорения семейство Оргона и отправляет мошенника в тюрьму. Наверное, только в комедиях так бывает, когда справедливость торжествует над злом, но в это очень хочется верить.

Автор статьи: Любовь Лебедина.    

 

Темы: Культура
Все новости Последние новости