20 мая 2018, 13:13

Фантастический фарс Марка Захарова.

 Чтобы не поставил художественный руководитель "Ленкома" его премьеры всегда будут пользоваться спросом у публики, потому что модный бренд этого театра говорит сам за себя, а ведущие артисты вызывают особые симпатии, если не сказать, любовь. И чтобы там не писали критики о пошатнувшемся художественном уровне спектаклей, зрители будут покупать билеты, так как "С любовью прощаются не сразу, она еще повременит".

Фантастический фарс Марка Захарова.

 

   И все-таки, отдавая должное большому таланту Марка Захарова, во многом опередившего время и открывшего нам глаза на многие вещи, в частности проблему внутренней свободы человека вопреки   давлению власти, давайте попробуем разобраться в новорожденном спектакле "Фальстаф и Принц Уэльский" по мотивам произведений Уильяма Шекспира, выношенном общими усилиями постановочной группы и артистами.

  Думаю, никому не надо объяснять, кто такой Фальстаф – раблезианский тип ненасытного обжоры, обладающий чувством юмора, постоянно вышучивающий всех, несмотря на звания и, конечно, себя. Одним словом -  философ и проказник - шут, выходящий "сухим" из любой передряги, и не задумывающийся о том, нравится кому-то его грубый лексикон или кого-то корежат слова, типа: дерьмо, говно и так далее.

Такому лицедею место на подмостках уличного балагана, где позволено высмеивать низменные пороки человечества, издеваться над старостью и клеймить святош. А тут в спектакле Марка Захарова он близкий соратник и "правая рука" принца Уэльского, принимающий участие в  криминальных разборках сына короля, шумных пирушках и даже грабежах. Главная интрига заключается в том, что режиссер попытался соединить вместе те пазлы, которые по идее несовместимы, поэтому временный союз обречен, так как независимые суждения Фальстафа никогда не придутся по нраву вершителю судеб в лице старого короля Генриха 1У, его играет Игорь Миркурбанов, ни новоиспеченному правителю.  Что и происходит во втором действии спектакля, когда принц Уэльский после смерти отца занимает трон, и комический фарс превращается в трагедию.

  

  Ну, а что же должно насмешить публику в первом акте? Конечно, Фальстаф с его безумными выходками, бесконечными издевками над тупыми судьями, упрятавшими компанию провокаторов во главе с принцем за решетку, превращениями в "невинную и испуганную овечку", плененную заговорщиками под предводительством принца Ланкастерского (артист Александр Мизев),   также отстаивающего свободу в тоталитарном обществе, как и его младший брат принц Уэльский. И тут сам черт не разберется, кому из них отдать предпочтение, разве только пырнуть кинжалом потерявшего бдительность старшего брата.

    Казалось, -  роль Фальстафа  специально написана для брутального и обаятельного Сергея Степанченко, умеющего наладить контакт с кем угодно и при этом не погрешить против истины.  Артист настолько был переполнен самим собой, своей магической кармой, что не потрудился разнообразить поведение ловкого Фальстафв , наполнить его характер неожиданными психологическими  поворотами. Все выглядело как нельзя лучше, но не смешно, без лучезарного драйва. Не говоря о так называемых сексуальных сценах с хозяйкой таверны "Кабанья голова" миссис Квикли в исполнении любителей телесериалов Олесей Железняк, где "половой гигант" насытившись до отвала постоянно кричит на "даму сердца", а та в свою очередь ждет – пождет хотя бы малую долю ласки, но так и остается "не солоно хлебавши".

  Таким образом, открытый игровой стиль игры, будучи фирменным знаком "Ленкома" в первом акте дает глубокую трещину. Куда то исчезает отстранение, когда скрытый от партнера смысл слов выражается в апарте к зрительному залу, и тут же одна маска сменяется другой,  и герой предстает в выгодном для себя свете. Пожалуй, только два исполнителя Дмитрий Певцов и Александра Захарова не утратили этого сложного способа существования на сцене, продемонстрировав мгновенное переключение от внешней характерности к внутреннему проживанию. Ведь им предстояло пройти сложный путь перевоплощения.

 

 Леди Перси Александры Захаровой поначалу не вызывает симпатий, отлично разбираясь в дворцовых интригах, а потому никому не доверяет… Тем не менее, ее как магнитом тянет к непредсказуемому, себе на уме принцу Уэльскому, за что она поплатится жизнью. Первая их встреча – это волшебный миг очарованья счастливых зигзагов судьбы, но злой рок жестоко посмеется над знатной леди. Страстный любовник предаст ее, велев казнить, чтобы освободиться от ненужной свидетельницы греховной страсти,  компрометирующей его неуязвимое реноме. Провидение, в лице постановщика, сжалится над несчастной и превратит жертву в белую красивую птицу, улетающую в небеса. В свою очередь молодой правитель приобретет черты безжалостного монстра, страшного в конвульсиях, сотрясающих все его тело. Словно коршун с дико горящими глазами он вознесется на кровавом троне вверх, озирая с высоты птичьего полета свои владения, где никому не будет никаких послаблений в том числе бывшим друзьям, включая Фальстафа. Кроме того -  от парламента останутся одни воспоминания, поскольку при вертикальной власти он не нужен. С диссидентами тоже разговор короткий – за Ламанш, а с памятью сердца Гарри как-нибудь разберется, поскольку "пламенный мотор" давно сгорел.

      Война с мировым злом продолжится во второй части спектакля,  постепенно приобретая декоративный характер в виде записанных на фонограмму  пушечных залпов и бьющих в глаза софитов. И все же огромный меч, падающий с колосников на сцену, послужит устрашающим символом непобедимой страны. Режиссерская метафора говорит сама за себя, указывая на то, что Марк Захаров не изменяет себе, оставаясь политическим комментатором  современного театрального искусства, особенно не нагружая зрителей предсказаниями грядущего апокалипсиса, а так, исподволь, намекая вместе с автором стихов Юлием Кимом: "Может быть все и обойдется", несмотря на то, что время хреновое, и возможная аберрация может произойти с любым королем, после инаугурации повернувшемся к народу совершенно другим лицом. Поэтому лучше доверять собственной интуиции и фантазировать по поводу  деклараций на скрижалях законной власти, как это сделал в своем спектакле "Фальстаф и принц Уэльский" Марк Захаров.

Автор статьи: Любовь Лебедина.

Автор фотографии: Александра Стернина.                    

 

Темы: Культура
Все новости Последние новости