11 июня 2018, 13:18

Питерская "Радуга" с женским акцентом.

  На первый план Х1Х Международного  театрального фестиваля "Радуга" в Санкт-Петербурге неожиданно вышли три женщины – режиссера, продолжившие творческие поиски своих отцов. Это Ирина Брук – дочь прославленного Питера Брука, показавшая "Бурю" Вильяма Шекспира, Габриэле Туминайте – наследница худрука Вахтанговского театра Римаса Туминаса (спектакль "Горемыка и Благодетель") и Марина Петерсон – дочь эстонского актера Лембита Петерсона, сыгравшего в ее спектакле "Старик". 

Питерская "Радуга" с женским акцентом.

   В фестивальной афише были и другие женские постановки: актрисы Юлии Пересильд, поставившей в Псковском драматическом театре взрослую "Каштанку" по мотивам рассказа Антона Павловича Чехова, а также моноспектакль Елизаветы Бондарь "Пилорама +" о плотнике Сани, страдающем психическим расстройством после войны в горячих точках и преследующем свою первую любовь, вышедшую замуж.  

  Таким образом, на финишную прямую вышли пять постановок представительниц прекрасного пола, осваивающих сложную мужскую профессию, до недавнего времени исключающую женскую режиссуру. Обладая лидерскими способностями, умением собирать спектакли и убеждать в своем замысле артистов, психологически тонкие натуры выводят театр на уровень активного сопротивления жестокости и насилию, уступающих дорогу добру, потому что у человечества нет другого выхода, иначе оно погибнет.

    На этой оптимистической ноте и была поставлена шекспировская "Буря", где законный герцог Миланский Просперо живет с дочерью Мирандой на необитаемом острове, одержимый идеей мести брату Антонио, захватившем власть в Миланском герцогстве.  И случай такой представляется. С помощью волшебной магии Просперо приказывает небесам устроить бурю и потопить корабль с врагами. Но они спасаются, и коварный Антонио и сын короля Неаполитанского Фердинанд ради свершения другого великого чуда – всепрощения. Любовь с первого взгляда Миранды и Фердинанда оказывается сильнее злых духов Просперо, который находит в себе силы забыть прошлые обиды ради счастья дочери.  

  Сюжет этой фантастической истории подсказал Ирине Брук весьма забавный ход в стиле площадного театра Дель - Арте.  Два натянутых паруса символизирует палубу корабля – призрака с таверной, где готовятся разные блюда с клоунской приправой, цирковыми "кулебяками" и фокусами. Одним словом, это представление предназначено для аудитории от 6+ и так далее. Тем, кто несмотря на неудачи, не разучился смеяться и радоваться жи  Ну, а Юлия Пересильд  увидела в чеховской истории вечно голодной дворовой Каштанки схожую  судьбу потерянной девчонки, которой неожиданно выпала счастливая карта –  стать цирковой актрисой, выступать на арене вместе с новыми товарищами по ремеслу - Котом, Гусем и Хавроньей и быть успешной…  Но постоянная ностальгия о былом, пусть даже бесприютном, не дает ей покоя, да так, что хочется выть на луну. И в один прекрасный вечер -  в ослепительном свете софитов, среди грома радостных аплодисментов , услышав знакомое "Каштанка", она мгновенно окликается на этот зов и стремительно бежит в свободное от условностей будущее.  

  Надо сказать: тема тревожного будущего одна из главных тем спектаклей молодежных театров, поскольку она отвечает потребностям юной аудитории, настроенной на ожидание чего-то удивительного и сверхъестественного.  И как же горько и обидно бывает, когда мечты рушатся и вместо них возникает жестокая борьба за элементарное физическое существование.

   Для современной Литвы, нацеленной на Евросоюз, отток молодых сил измеряется в геометрической прогрессии, а что их там ожидает – об этом рассказывается в пьесе Паулины Пуките "Горемыка и Благодетель", поставленной Туминайте в Малом театре Вильнюса. История эта более чем горькая, можно сказать, трагическая. Люди, оказавшиеся зажатыми в тиски безысходности, без знания языка и законов новой для них цивилизации, воспринимающей пришельцев, как нашествие плебеев, пригодных только для тяжелой работы, продолжают тешить себя надеждой, что они впишутся в чужеродную среду и станут материально обеспеченными гражданами.

   Действие происходит в фильтрационном лагере для эмигрантов. Чистенькие и высокомерные "белые воротнички"  презрительно относятся к выходцам из непонятной Литвы, путая имена, фамилии и подозревая каждого во всех смертных грехах. О растиражированном на всех углах  человеческом достоинстве в этом месте и речи не может быть, поскольку они лузеры, второй сорт, и если кто-то из них умрет или попадет за малейшую провинность в тюрьму, то  хлопотать за него не будут и скорую помощь не вызовут. Так благодеяние Европарламента для восточных европейцев оборачивается тяжелым испытанием, мучительной расплатой за свободу в обещанном раю.  Спектакль-протест смотрится, как документальная драма обманутых земляков режиссера, наивно полагающих, что где-то их ждут с распростертыми объятиями и реально хотят им помочь. Может быть, впервые за всю историю фестиваля тема социальной несправедливости прозвучала так остро и злободневно, вскрыв всю подноготную лицемерной власти и пропагандистской риторики. Ведь неслучайно мир "держится на трех китах" - власти, богатстве и дискредитирующих фейках. Об этом еще Вильям Шекспир писал. Поэтому современная хроника политической жизни, как это ни парадоксально, лучше всего смотрится в его трагедиях. Продвинутые режиссеры это прекрасно осознают и реализуют в своих постановках, надеясь, что зрители поймут и оценят подтекст "эзоповского языка".  

  Так Оскарас Коршуновас из Литвы, завоевавший титул европейского интеллектуала, решив поставить в Драматическом театре Варшавы пьесу "Меру за меру", был уверен, что польские артисты, не чуждые политике, освоят сложный материал, сплошь состоящий из монологов. Поскольку речь идет  о продажной морали власть предержащих, а "справедливый" суд служит ширмой для незаконных махинаций "верховных небожителей", для которых жизнь маленького человека ничего не стоит и его можно казнить за аморальный поступок в назидание другим. К большому сожалению талантливый режиссер "утонул" в многословных перипетиях, поэтому действие стояло на месте, хотя исполнители бесконечно кружили по судебному залу, исчезали и появлялись, то в одной двери, то в другой, но это было всего лишь механическое движение в пространстве многоэтажной сценографии и психологического напряжения, увы, не возникало.

  Зато всех гостей и критиков фестиваля покорил спектакль Олега Рыбкина "Розенкранц и Гильденстерн мертвы" Тома Стоппарда, трансформировавшего известный сюжет "Гамлета" в новом ракурсе, превратив двух товарищей принца Датского в шпионов, на которых возложена серьезная миссия – спасти государство об безумного наследника, после чего избавится от них, как ненужных свидетелей. Неслучайно похоронный оркестр постоянно встречается на пути универсальных лохов, польстившихся на баснословные гонорары, за которые, как выясняется в финале, надо тоже заплатить – жизнью. Спектакль сделан в клиповой эстетике и чем-то напоминает фильмы Феллини по наивной иронии и умному сарказму. Этот спектакль авторский, поскольку Олег Рыбкин не только режиссер, но и художник, музыкальный оформитель, сумевший создать настоящий актерский ансамбль в Красноярском драматическом театре имени Александра Пушкина.

  Совершенно самостоятельно в отличие от других показанных на фестивале шекспировских постановок стоит спектакль Уланбека Баялиева "Зимняя сказка"  в волшебно- снежном и одновременно аскетическом оформлении болгарского художника Юлиана Табакова, с музыкой Фаустаса Латенаса. Сочиненный Баялиевым спектакль иногда напоминал по жанру оперную драму, поскольку   королева со свитой не выходит, а выплывает на сцену в роскошных костюмах, а монологи героев в той или иной тональности выпеваются. Давненько мне не приходилось видеть такого культурного представления, где все составляющие элементы спектакля были настолько точно пригнаны и психологически оправданы в отстраненном  существовании артистов, подобно зеркальному отражению. Как мне показалось, режиссер попытался возродить в мифологии "Зимней сказки" Брянцевского ТЮЗа Викторианский стиль театра с изысканной пластикой и чутким слухом к прекрасному, даже когда речь идет о злодеяниях короля Сицилии Леонта, подозревающего беременную королеву Гермиону в измене, и приказывающего родившуюся дочь бросить в зимнем лесу. При этом кружева запутанного сюжета настолько интригуют публику, что кажется смотришь современный детектив, положенный на музыку Фаустаса Латенаса, настолько сильно она влияет на атмосферу спектакля и характерную выразительность героев.  Несомненно, для питерского ТЮЗа это серьезный творческий этап в жизни всего коллектива и радостное открытие для всего города на Неве, произошедшее на международной "Радуге".

 

Автор фото - Наталья Кореновская

Автор статьи: Любовь Лебедина. Санкт-Петербург – Москва.

Темы: Культура
Все новости Последние новости