29 июня 2018, 21:38

На сцене "Сферы" " Гнездо перелетных птиц".

Великий комбинатор юмористических рассказов Аркадий Аверченко вновь напоминает нам о Родине, которую на подошвах своих башмаков не унесешь. 

На сцене "Сферы"  " Гнездо перелетных птиц".

 В полукруглом нетрадиционном пространстве подмостков "Сферы" стиль кабаре настолько естественный, что вопросов никаких не возникает ни по форме, ни по содержанию. Ну, а король смеха Александр Аверченко со своими рассказами тоже тут желанный гость, как, впрочем, и его нелепые, фантасмагорические герои. Достойные, как осмеяния, так и сожаления. Вряд ли в нынешней юморной панораме  найдется автор, способный конкурировать  с ним, незаслуженно забытым в советской России, чему немало способствовал всемирный вождь пролетариата, обвинявший создателя знаменитого журнала "Сатирикон" в контрреволюции. Что могло плохо для него кончиться, поэтому пришлось бежать с отступающими белыми войсками в Константинополь.

Почему-то бытует такое мнение, будто русская эмиграция, обретая свободу, жила за границей не так уж плохо, не желая знать, что за свободу им приходилось жестоко расплачиваться: неустроенным бытом, голодным существованием, непрестанным ощущением людей второго сорта, продолжающих тосковать о покинутой Родине. Все это есть в песнях-балладах Александра Вертинского, вернувшегося в Россию только в 1943-ем году. Этот легендарный персонаж введен в спектакль Александра Демидова. Вместе с тем наивный и гордый Пьеро (театральный псевдоним Вертинского ) существует  отдельно от собранных Аверченко русских артистов в театре "Гнездо перелетных птиц", прикормленных отзывчивым писателем. Вертинский разделяет их трагическую судьбу и тем не менее, он птица высокого полета с особым талантом и лебедиными перьями на белом фраке. 

 Даниил Толстых, почему-то названный в программке Вестником, (Спрашивается, чего: общей беды, надвигающейся бури?), слегка имитирует манеру поведения знаменитого на весь мир шансонье, но не подражая ему. У артиста свое видение творчества Вертинского. Поэтому его музыкальные импровизации не натужные, они возникают от любви к поэзии Марины Цветаевой, Игоря Северянина, Александра Блока, самого Вертинского, сочинившего гениальные строки: "Мадам уже падают листья и осень в смертельном бреду,,,"  Хотелось бесконечно слушать Даниила Толстых, наслаждаясь образными метафорами, поэтическими строками, положенными на музыку  в исполнении Павла Герасимова (фортепьяно) и Анны Тимченко (скрипка). В одном из отсеков круглого зала открывался старинный занавес и на маленькой эстраде возникало бесхитростное чудо таланта, не подвластное ни времени, ни моде, ни блестящей чепухе.

 Многие считают, что гротеск чужд психологическому перевоплощению, поскольку это вертеп, и, кроме того, игровая стихия требует острой характерной маски. Может быть и так, но когда в эпатажном рисунке кроме формы ничего нет, а психологическое содержание образа пропадает, то лично мне эти герои малоинтересны и приходится довольствоваться одним сюжетом, пересказанным артистами в том или ином рассказе Аверченко.  Именно поэтому меня так заинтриговал внутренне пластичный Антон Алипов, находящий оправдание каждому из четырех героев, оказавшемуся в комических, абсурдных ситуациях.

 Не могу с уверенностью сказать, что в инсценировке Виктории Склянченковой проявился "Константинопольский зверинец", увиденный любопытными глазами Аркадия Аверченко. С одной стороны писатель Аверченко, он же Дмитрий Новиков, выступает в роли благодетеля, так сказать, носителя русской культуры, не позволяющего соотечественникам пасть духом и через веселые скетчи в театральной программе "Перелетных птиц" поверить в  чудесное избавление от хандры и безысходности.  С другой – режиссер Константин Демидов, он же сценограф, придумав платформу на рельсах, напоминающую палубу приплывшего корабля в Константинополь с беженцами, настолько увлекается комиксами, что изначально завяленная им тема чужой родины исчезает. Это не значит, будто необходимо постоянно долбить зрителей раскаяньем и ностальгией людей, оказавшихся на чужбине, атмосфера неприкаянности и одиночества должна витать в воздухе, в смехе сквозь слезы.

 Пока спектакль не обрел под собой твердой почвы. Он нуждается в уточнениях и оправдании режиссерского замысла, способного не только развеселить публику с помощью гениальных кунштюков Аверченко, но и позволить ей поразмышлять над проблемой утечки мозгов и талантов за рубеж, где русский мир по-прежнему уподобляется "Перелетным птицам".

Автор статьи: Любовь Лебедина 

Автор фотографий: Сергей Милицкий

Темы: Культура
Все новости Последние новости