13 октября 2018, 22:32

У "Балтийского дома" свои приоритеты и свой драйв

В 28 раз в северной столице со 2-го по 13 октября проходит международный театральный фестиваль "Балтийский дом", который нельзя сравнить ни с одним из существующих на постсоветском пространстве ни по своей художественной значимости, ни по качеству спектаклей, ни по четкой организации.

У "Балтийского дома" свои приоритеты и свой драйв

Изначально он задумывался, как европейский фестиваль с акцентом на Прибалтику и театральных деятелей балтийского региона, поэтому за 28 лет ни разу не изменил своему адресу, как бы трудно не складывались политические отношения России с Эстонией, Литвой, Латвией. Культурные связи занимают свою нишу, а взаимообмен между театрами не выходит за рамки художественных экспериментов, поиска новых элементов сценического языка.

Неслучайно руководство "Балтийского дома" во главе с Сергеем Шубом выбрало девизом ХХУ111 фестиваля "Elementарный театр", не в смысле упрощенных категорий, типа: "Дважды два четыре", а в плане синтеза разных элементов для сочинения постановочных трактовок и реализации художественных идей.

На театральном пространстве по-прежнему не утихают споры; кто главный в театре – актер, художник, композитор или режиссер, так как ХХ век и ХХ1 век считаются режиссерскими, где роль артиста несколько принижена, а его функции часто передаются образной сценографией, как, напрмер, в поставках Дмитрия Крымова, открывшего новый выразительный язык с помощью действующих на сцене художников.

Одна авангардная волна накатывается на другую, эклектика заявляет свои права на первенство, и все недочеты оправдывает открытый игровой театр с режиссерскими шарадами. И все-таки при всех модных и немодных течениях пальма первенства принадлежит неповторимой творческой индивидуальности со своим мироощущением и художественным почерком. Вот почему "Балтийский дом" так держится за Эймунтаса Някрошюса и ни один фестиваль не проходит без его знаковых спектаклей. В этом году в представленном проекте двух коллективов – Вильнюсского молодежного и "Мено Фортас" Някрошюс показал "Цинк" по произведениям Светланы Алексиевич "Цинковые мальчики" и "Чернобыльская молитва". С помощью документальной прозы Лауреата Нобелевской премии он взорвал гражданское сознание зрителей, заставил отказаться от удобной лжи и выгодной морали, прикрывающей истинную суть любой войны.

Своим режиссером в "Балтийском доме" стал и другой литовский постановщик Оскарас Коршуновас, решивший показать на элементарном фестивале моноспектакль "Сумасшедший" по повести Николая Гоголя "Записки сумасшедшего" в исполнении молодого артиста Эймантаса Пакалка. В течение часа на малой сцене гоголевский персонаж, как бы вскрывает свою черепную коробку, обнаруживая в ее темных закоулках запретные мечты; стать Наполеоном, жениться на дочери столоначальника. Одним словом, он переходит в другое измерение, не имеющее ничего общего с убогой действительностью, испытывая при этом необыкновенное вдохновение и даже счастье. А когда его начинают лечить в больнице для душевнобольных, то просит маменьку спасти его, забрать к

себе. Может быть, несчастного и стоит пожалеть, но если у запуганного, всеми униженного чиновника и есть какая-то радость, то она заключается в сумасшествии, бегстве в вымышленный мир.

Московские театры тоже стали в качестве желанных гостей появляться на территории фестивального центра с участием столичных звезд. Не могу сказать, что их выступления всегда отвечают качественному бренду "Балтийского дома", но… Так московский театр Сатиры, о расцвете которого можно только вспоминать, в связи с уходом из жизни великих мастеров, на этот раз решил поразить питерцев "Операнищих", (почему-то пишется вместе), по мотивам пьесы Джона Гея "Опера нищего", где в центре стоит лжец и преступник Макс в исполнении креативного Максима Аверина. Видимо выбор пал на это представление из-за раскрученного телевидением шоу-мэна Аверина, потерявшего себя, как способного артиста в разных реалити-шоу. Немалую роль сыграло и то, что поставил спектакль питерский режиссер Андрей Прикотенко, ученик Вениамина Фильштинского, а значит, никакую "лабуду" он не может показывать. Но видно театральный конвейер в провинциальных театрах наложил какой-то негативный отпечаток на творческое кредо способного режиссера, или в этом проекте не совпали "группы крови". Кто его знает?...

Тем не менее, зрители валом валили на московских первачей, мечтая увидеть живьем обаятельного Максима Аверина. Да еще в роли злодея с патетическими монологами, обращенными к распавшемуся на бедных и богатых бездуховному обществу. Такой же переаншлаг наблюдался на спектакле "Мой внук Вениамин", где в главной роли блистала неподражаемая Лия Ахеджакова,

недавно отметившая свой юбилей. Актриса настолько талантлива, что может оправдать любой "притянутый за уши сюжет", чем, на мой взгляд, грешит пьеса Людмилы Улицкой. Она способна заставить зрительный зал рыдать вместе с ней, когда проваливается ее план с женитьбой сына на девушке из Бердичева, где во время войны немцы уничтожили всех евреев, а хочется продолжать свой род… Ну, а об искрометном юморе Ахеджаковой можно слагать легенды, весьма пригодившегося для ее героини Эсфирь, не видевшей ничего смешного в том, что выпав из окна второго этажа ничего не повредила, а споткнувшись о порог медицинского кабинета, сломала руку.

Таким образом, "Балтийский дом" по- своему воспитывает публику Санкт-Петербурга. С одной стороны, учитывая ее вкусы и запросы, тем самым устраивая им долгожданный праздник, а с другой – приглашая крутых авангардистов, способных соединить все элементы непростого творческого процесса.

Любовь Лебедина. Санкт-Петербург – Москва.

 

Темы: Культура
Все новости Последние новости