21 декабря 2018, 13:40

И один в поле воин

В Доме кино состоялась премьера документального фильма режиссера Олеси Фокиной "Век Солженицына", посвященного столетнему юбилею писателя.

И один в поле воин

  Автор попыталась всесторонне представить зрителю своего героя: как абсолютно убежденного в своей правоте непримиримого и последовательного борца за свободу, противостоящего коммунистической системе и оказавшего влияние на ход истории страны, так и просто человека – в непринужденной обстановке в Троице-Лыкове, в повседневной жизни, за писательской работой, размышляющего и сомневающегося.

   Надо отметить, что "Век Солженицына" решительно лишен привычного пафоса, которым нередко грешит документальное кино, рассказывающее о людях, причисленных к стану великих. В нем мало таких возвышенных слов, как "пророк", "борец с режимом", "историческая фигура", "великий гражданин". (Сам Александр Солженицын говорит в фильме: "Я не подхожу на роль учителя. Нет", – имея в виду "учителя жизни".) И это при том, что в картине довольно подробно представлены ключевые события жизни писателя, связанные с противостоянием власти, его путь от ареста в 1945 году до возвращения на родину в 94-м, активная общественная деятельность уже после эмиграции.

   Режиссеру посчастливилось в течение нескольких лет общаться с Александром Исаевичем в его доме, и это определило интонацию картины. Как известно, он не очень-то жаловал тех, кто проявлял к нему пусть и профессиональный интерес, и в разговоре с кем бы то ни было всегда держал дистанцию. Недаром же прослыл "вермонтским затворником". Но режиссер сумела наладить с ним контакт – деликатно, ненавязчиво, естественно. Эта интонация создается, кроме того, еще и замечательными пейзажными съемками, трогательными моментами, как, скажем, когда жена писателя Наталья Дмитриевна, поймав бабочку, показывает её из раскрытых ладоней. Или когда он предложил Олесе Фокиной снять сосну: "Удивительная сосна – таких в Америке нет". Забавна рассказанная писателем история старинного письменного стола Солженицыных, который путешествовал с ними по всему миру: был перевезен в Цюрих, потом в Вермонт и наконец вновь оказался в России. При этом в фильме постоянно чувствуется значимость этого человека, его отграниченность от быта даже в "домашних" сценах.

  Основой картины послужил трехсерийный документальный фильм "Избранник", который Олеся Фокина сняла в 1998 году к 80-летию писателя. Но новая работа режиссера дополнилась новыми участниками и новыми эпизодами, и тот материал двадцатилетней давности, использованный в нынешней картине, перемонтирован и переосмыслен – в нем появилось наше время, ощущение нынешнего дня. Если вспомнить, текст Солженицына "Как нам обустроить Россию", опубликованный почти три десятилетия назад, начинался такими словами: "Часы коммунизма – своё отбили. Но бетонная постройка его еще не рухнула. И, как бы нам, вместо освобождения, не расплющиться под его развалинами". Тогда многие восприняли этот текст скептически, но то, что происходит сегодня, настораживает и тревожит. Солженицын оказался прав: поддерживаемый сторонниками "сильной руки" сталинизм стремительно обретает реальные очертания, страна опять погружается во мглу советского каменного века, забыв собственную историю, будто не происходило ничего, о чем необходимо помнить. Признание собственных ошибок, чтобы не повторять их в будущем, есть составляющая величия народа, считал Солженицын. "От нашего решения зависит наша судьба. У каждого человека есть возможность очиститься и раскаяться", – говорит он в фильме. Покаяние (или раскаяние – он предпочитал именно это слово) – его идея, окончательно забытая сегодня. Куда как проще включить фанфары и рапортовать об успехах – это заглушает голос совести, с которым не очень комфортно существовать.

  Режиссер пытается поразмышлять на эту тему вместе с молодыми участниками фильма, нашими современниками, поговорив с ними и о том, насколько интересен Солженицын как писатель, мыслитель, как выдающаяся личность. Для кого-то это уже история, прошлое: "Ответов на сегодняшние вопросы в Солженицыне я не вижу", – мнение одного из представителей молодого поколения. Другой же считает, что труды Солженицына актуальны как никогда: "Если бы тогда к его словам прислушались, то не было бы сегодня кровопролития на Украине".

 Есть в фильме и сюжет о том, как расхождение во взглядах Александра Солженицына и также прошедшего все круги лагерного ада писателя Варлама Шаламова, приезжавшего к нему в Солотчу в 1963 году, дало трещину в их отношениях, которая после этой встречи росла неудержимо. Для Шаламова (поначалу с интересом принявшего творчество Солженицына, а впоследствии в нем полностью разочаровавшегося и оставившего завещание: "Запрещаю Солженицыну прикасаться к моим архивам") лагерь – это растление, для Солженицына – путь к восхождению духа.

  Среди героев картины есть немало людей, которые с самого начала поддерживали писателя, помогали ему, рискуя собственной жизнью. И это отнюдь не преувеличение: не выдержав многократных допросов, покончила с собой Елизавета Воронянская, печатавшая и хранившая его рукописи, то же самое случилось с Ириной Томашевской, которая накануне трагедии все тексты и письма Солженицына закопала под кактусами. Среди участников разговора о юбиляре – Фазиль Искандер, рассказавший о том, какой резонанс вызвала публикация "Одного дня Ивана Денисовича" во всем мире и как высоко был оценен талант автора, и этот отклик, возможно, избавил его от очередного заключения в лагерь; Алексей Лосев отметил, что Солженицын гениально изображает социальные страсти; Евгений Водолазкин назвал его русским пророком, человеком с невероятным чувством истории, для которого Россия была выше литературы и свободы творчества; Жорж Нива считает, что он остается голосом совести для России и не важно, что Россия этого не осознает – это всегда так было.

  В фильме использовано большое количество уникальной хроники. Скажем, начало изгнания – прибытие в Германию, где Солженицына, лишенного советского гражданства и выдворенного из страны указом президиума Верховного Совета СССР 13 января 1974 года, встречал у трапа во Франкфуртском аэропорту Генрих Бёлль, несколько запечатленных моментов у Бёлля в Кёльне, у Мстислава Ростроповича, приютившего изгнанника у себя на даче в Жуковке. Возвращение в Москву, поездка на родину в Кисловодск, где писатель встретился с двоюродной сестрой Ксенией Васильевной Солженицыной, не побоявшейся оставить фамилию после высылки брата за границу (все другие родственники фамилии сменили), похороны Лидии Чуковской, переезд в загородный дом в Троице-Лыкове, выступление в Госдуме, общение с читателями "Комсомольской правды" на прямой линии и т.д.

  Надо сказать, что фильм Олеси Фокиной "Век Солженицына", снятый по заказу Первого канала, в эфир так не вышел, хотя уже стоял в сетке. Будем надеяться, что его все же когда-нибудь покажут, чтобы зрители не забывали историю своей страны, её культуры, литературы и тех, кто это создает. В Париже, например, есть философский клуб под названием "Маленькие Платоны", в котором взрослые рассказывают детям, кто такой Александр Солженицын. И теперь они знают, что он свою жизнь посвятил правде. Интересно, знают ли об этом российские дети?

Автор статьи: Антонина Крюкова

 

Темы: Культура
Все новости Последние новости