2 января 2019, 14:02

Операция охотниц за богатым наследством.

Многие театры ставили "Дядюшкин сон" Федора Достоевского, да мало кому удавалось расколоть этот крепкий орешек.

Операция охотниц за богатым наследством.

 Докопаться до самой сути презабавной истории, произошедшей  в  заштатном городишке Мордасово, когда выживший из ума князь Гаврило ехал поклониться святым местам, а попал в крепкие объятия провинциальных дамочек, охотниц за богатыми женихами для своих дочерей, в том числе дышащих на ладан. 

 Постоянное преследование князя, переходящего из рук в руки, как знамя смахивает на пикантный водевиль, поскольку он путает сон с явью и до конца не понимает, куда попал. Зато прагматичные хозяйки салонов водят князя за нос, открыто льстят, превозносят, чтобы благодаря его имени попасть в высший свет и после пышных похорон управлять доставшимся наследством.  Одним словом, предполагаемая смерть старого вельможи, от которого можно многое поиметь, планируется, как само собой разумеющееся и при этом никого совесть не мучает, разве только горем убитую красавицу Зинаиду. А это уже нечто большее, чем веселенький водевиль или бытовая пьеса Александра Островского, которым часто подменяют Достоевского.

 Александр Коршунов определил жанр своего спектакля на овальных подмостках "Сферы", как трагикомедию, где драма одного человека, потерявшего память, оборачивается фарсовым представлением, по сути, скоморошеством, пляшущих вокруг него человечков, мелких и завистливых, угодливых и себе на уме. И все было бы хорошо, и паутина подлости, прикрытая притворным благородством в лице Марьи Александровны Москалевой была бы очень кстати, поскольку она главный стратег захвата мерцающего сознания князя, но актриса  Татьяна Филатова вообразила, будто это моноспектакль и поэтому давила партнеров своей неуемной энергией, командным голосом и правом главной роли, хотя, по сути, судьба князя, загнанного в капкан, была более интересной.

  Не знаю уж как поучилось, но креативный Вадим Борисов стал довольствоваться внешней характерностью слащавого старичка с петушиной ногой и семенящей походкой трусливого "кабальеро". Что, конечно же смешно, но при этом исчезала тема одиночества, неприкаянности, а самое главное, ему предстояло сыграть неожиданное прозрение, связанное с растаявшей, как дым любовью, когда Зинаида по настоянию ушлой маменьки поет романс. Именно красота, о которой так много писал Достоевский,  магически действует на сознание немощного старика, и прошлое встает так ясно, так четко, но, увы, сон разума вновь начинает действовать, как страшный наркотик, и мы слышим: "Может быть, это был не Бах, а другой немец, впрочем теперь все равно". Накрахмаленный старик с париком на голове забавляет всех своими путанными воспоминаниями, при этом охотно веря, что для него еще не все потеряно.

  Так осколок прежней аристократии попадает в расставленные сети оборотистой Марии Александровны, женщины в самом соку, мечтающей прокатиться по заграницам в роли друга и наставника  не отвечающего за свои поступки князя. Москалева так же дурит голову и без того глупому жениху Зинаиды - Мозглякому в исполнении Павла Степанова, которому больше подходит фамилия Мерзляков. Уж слишком он похож на скользкую квакающую лягушку, прыгающую у ног неприступной, холодной как лед Зинаиды в трактовке молодой актрисы Екатерины Давыдовой – Тонгур, так же не упускающего случая   посплетничать и намотать круги вокруг другого богатого дядюшки. Авось, что-нибудь, да перепадет…

  Вот уж эта парочка не упустит своего, всегда выйдет сухой из любой мерзкой передряги. Неслучайно режиссер дает задание хореографу Людмиле Васильевой поставить танцевальный номер двух якобы страстных партнеров: Москалевой и Мозглякова, оказавшихся в дальних странах. Конечно, это не варьете, тем не менее экстравагантное зрелище в духе кафе – шантан по-русски.  Кроме того - живые звуки гитары и балалайки постоянно возвращают зрителей к истокам загадочного русского характера, сложного, противоречивого, а то и гадкого, достойного осуждения в увиденном "Дядюшкином сне" Федора Достоевского, прочитанном Александром Коршуновым, как трагикомедия.

Любовь Лебедина.

Фотографии представлены театром "Сфера".   

Темы: Культура
Все новости Последние новости