5 января 2019, 17:39

Бесконечность жизни в плену одиночества.

Спектакль "Один день в Макондо", возникший под впечатлением романа Маркеса "Сто лет одиночества" на актерском курсе Сергея Женовача в ГИТИСе не просто перенесен в Студию театрального искусства, он превратился в многофигурную композицию эпического представления длинной около 10 часов с перерывом в два часа на обед, который можно купить за отдельную плату.

Бесконечность жизни в плену одиночества.

  Подобного рода эксперимент еще не видывала Москва, разве только "Бесов" Льва Додина на гастролях в течение двух вечеров. А тут почти полдня и вечер можно провести в театре, полностью погрузившись в художественный вымысел, который выглядит реальной семейной сагой нескольких поколений, унаследовавших гены родителей, их манеру поведения, повадки, привычки и одновременно несущих печать своего времени.

 Определить, одним словом, о чем этот многочасовой спектакль невозможно, поскольку он вбирает в себя и кульбиты памяти, и любовные игры, и страсть, и совесть, и одиночество.  Поэтому неслучайно первая часть спектакля называется "Одиночество любви", а вторая, после перерыва, "Одиночество смерти". Каждый из героев проходит свой путь от зачатия в чреве матери до немощной старости, образуя с другими персонажами общую картину мира, как у господа Бога.  

   Начинается спектакля с венчания Хосе и Урсулы (артисты Лев Коткин и Мария Корытова), их первой брачной ночи, где невеста не подпускает к себе жениха, потому что они двоюродные брат и сестра, и по предания у них могут родиться дети с хвостами… Но в конце концов после долгой борьбы пояс целомудрия сорван с упрямой недотроги, и значит через девять месяцев должен родиться первенец. И он появляется: высокий, стройный, мощный  старший сын в исполнении Дмитрия Матеева, так и не узнавший, что отец убил соперника по петушиным боям, когда тот решил посмеяться над девственностью Урсылы, после чего его замучит совесть и призрак убитого в порыве ярости будет всю жизнь преследовать его, что не помешает им подружиться. Так мистика полноправной хозяйкой войдет в семейную сагу, где больше верят предсказаниям, снам, картам, чем покровительству святых.

  Надо сказать мир живых и мертвых объедены режиссером Егором Перегудовым, автором сценической композиции, в единое целое. Только живые существуют на земном уровне греховности, а мертвые делят между собой небесную сферу, наблюдая за смертными в высоты антресолей, сконструированных Александром Боровским.

   Так глава дома, основатель Маконды, движимый любопытством и погоней за мечтой, совершает невыгодный обмен   – три золотых на магнит и лупу у бродячих цыган, что помогает ему сделать первое открытие по поводу живых вещей, поверить  путешественнику Мелькиадесу (артист Нодар Сирадзе), что земля круглая, как апельсин и попытаться вычислить философский камень, после чего возьмется за изготовление  машины памяти, что окажется металлической пластинкой с изображением фигур родных и близких, то есть, дагерротипом. Так Хосе открывает то, что давно открыто, но это ничуть не огорчает его.  Ведь самое главное изобрести свой "велосипед", даже если у него будут квадратные колеса.

  Тем не менее два сына, рожденные быстрой, как ртуть Урсулой почти ничего не взяли от матери.  Разве только старший пошел ростом и широкими плечами в отца, мечтая о селеных морских ветрах и страстных креолках на мокрых от пота простынях. Убежав с цыганским табором из Маконды, он часто зарабатывал на жизнь своим мощным детородным органом, не обременяя себя отцовством. А когда через много лет вернулся домой, то почувствовал себя чужим в разросшемся семействе. Сестра Амаранта в исполнении Екатерины Копыловой  превратилась в неприступную, гордую девушку, а приблудившая девочка с мешком костей своих родителей по имени Ребека (актриса Елена Кондакова), ест известку и неожиданно для окружающих стала соперницей Амаранты в борьбе за сердце романтичного итальянца, танцующего так, что сердца у девушек замирали от восторга.

 Спрашивается, надо ли так подробно описывать сюжет, ведь спектакль состоит из законченных этюдов, скрепленных сквозной линией спектакля о времени, которое не движется вперед, а идет кругами? Дело в том, что молодые актеры не изображают в привычном понимании своих героев, а проживают судьбы героев, внешне не меняясь, только подчеркивая характерную черту каждого из них, при этом как бы наблюдая за собой со стороны.

  Так Урсула, прожившая более ста лет в блистательном исполнении Марии Корытовой раскрывает этот образ в системе метафорической символики, не переставая комментировать поведение своей героини, ее мысли, ощущения, предчувствия.

 В этой же пентаграмме условных координат действуют и другие персонажи. Поэтому школа перевоплощения здесь особая, наглядная. В этом спектакле много эротики, заложенной в человеческой природе, но решается она режиссером не реалистически, а пластически образно. (Что потребовало от артистов хорошей физической подготовки и бесстрашия, ведь взбираться наверх антресолей без страховки было не так - то просто). Так в сцене первой близости молодоженов Урсула оказывается прижатой к кирпичной стене, а потом так и остается висеть на гвозде, навсегда приговоренная судьбой к единственному мужчине. Позже разбушевавшегося уже старого Хосе привяжут к пальме ремнями, и Урсула будет приносить ему еду, не понимая латинские изречения мужа, поэтому одиночество станет его единственным спасением до самой смерти.

  Одиночество посетит и младшего сына, полковника Аурелиано, (которого очень подробно и энергично  играет артист Никита Исаченков), после бесконечных войн и борьбе за справедливость, пренебрегая славой.  Он закроется в своей мастерской и будет изготовлять золотых рыбок, впоследствии ставших раритетом. Но напоследок его так же посетит любовь к юной родственнице, и от нее родится мальчик с хвостиком, который будет съеден муравьями. Итак будет поставлена последняя точка в  пересказанной и сыгранной артистами семейной саги Буэндия, подтвердившей предсказания бродяги Мелькиадеса: "Первый в роду был привязан к дереву, а последнего съедят муравьи".

  Откровенно говоря, я завидую тем, кто 5 и 15 января придут посмотреть спектакль Егора Перегудова "Один день в Макондо", открывшего новый вид магического реализма в плену закольцованного времени и мудрого одиночества.

Автор статьи: Любовь Лебедина.     

 

Темы: Культура
Все новости Последние новости